ansari75

Category:

Капитализм и Россия

Очень многие либералы и патриоты обвиняют нынешнюю РФ и режим Путина в том, что у нас неправильный капитализм , не европейского типа, что власть Путина – это диктатура и нарушение даже буржуазных свобод.

Но не нужно делать вывод о «правильном» капитализме, глядя на Европу.

Нет и не может быть правильного капитализма. Он везде одинаков и везде имеет то самое определение, которое дали ему классики марксизма-ленинизма.

Капитализм (фр. capital — главное имущество или сумма) — общественно-экономическая формация, основывающаяся на частной собственности класса буржуазии на средства производства и эксплуатации капиталом наёмных рабочих, лишённых средств производства и вынужденных продавать свою рабочую силу ; сменяет  феодализм и является последней в истории человечества антагонистической общественно-экономической формацией.

Некоторые уточняют:

Капитализм – это то, что мы сегодня стыдливо называем «рыночной экономикой». Из самого названия капитализма следует, что это такая организация общества, при которой главной целью человеческой деятельности становится накопление, приумножение богатства, капитала, а отнюдь не производство товаров и услуг для удовлетворения жизненно необходимых потребностей всех членов общества.

Разве ничего подобного в РФ нет? Средства производства в руках у народа или у Путина? Нет. Средства производства в частной собственности у группы лиц, покупающих для получения прибыли со своего производственного комплекса чужой труд. И не так уж важно эти частные руки свои или западного капиталиста. В последнем случае капитализм будет приносить прибыли иноземным хозяевам, а не своим, что в принципе не меняет сущности присвоения прибыли капиталистом.

Люди живут на ренту или продают свой труд? Большинство – это наемные работники. Другой вопрос все ли они пролетарии, т.е. рабочий класс? С развалом промышленности рабочий класс стал менее значителен. Но он не исчез. Появилась новая прослойка наемных работников, офисных служащих, но они – не собственники производственных мощностей. И сколько бы они ни получали, они получают деньги за свой труд, получают лишь пока работают и не имеют гарантий на то, что будут работать всегда.

Так почему же не выровнял капитализм все огрехи социализма, которые так возбуждали диссидентов, и по сей день возбуждают антисоветчиков,  т.е. скромный уровень жизни большинства, дефицит на некоторые товары потребления, возможность творить как хочешь и что хочешь и при этом получать славу и деньги ? Где пресловутый рынок, который отрегулирует все в производстве и потреблении? Где свобода слова и совести? Правда, творить что хочешь и как хочешь, теперь могут все, но далеко не все получают славу и деньги, а только те, чье «хотение и видение» совпадают идеологически с требованиями власти, т.е . опять-таки свобода в рамках дозволенного и нужного.

Но прежде чем спрашивать, приглядитесь к западному капитализму. Разве он имеет то, о чем вы мечтаете? 

Вот пишет один левый патриот:

"Капитализм" есть (верное определение) общество системного паразитизма
Это единственное верное определение его. Лживо "капитализм" могут связывать
с уровнем индустриализации, например, или с европейским районом, и т.д.
 

Паразитизм означает (если отказаться от неверных представлений о "прибавочной
стоимости" и прочих пришедших к нам через марксизм, а по сути отражающих
18 век терминов) два главных механизма, посредничество и ростовщичество

Вот почему левым или условно левым постоянно нужно отвергать Маркса и вносить свои, ничего по большому счету не объясняющие, определения?

Паразитизм  как таковой - явление, связанное с частной собственностью. Любая формация, будь то рабовладение или феодализм связанные с частной собственность, позволяют обладателям этой собственности паразитировать на трудящихся. Значительно более паразитическим был феодализм, потому что жил природной рентой, не создавая ничего кроме предметов роскоши для собственного потребления.

Когда-то люди ценили свой труд и собственностью являлись предметы их труда. Производство и обмен были результатом труда и платой за труд. Но оказалось, что присвоить себе плоды чужого труда руководствуясь лишь тем, что земля и народ –собственность богов, а ставленники богов- правители,  очень удобно. 

Собственность уже не на труд, а на земли и людей, стала приносить доход тем, кто сумел ее захватить.

Такое обилие войн в древности как раз и являются результатом того, что не существовало такого экономического понятия как прибавочная стоимость, которую так удачно отвергают «левые».

Король и его вассалы не могли получить прибыль ни с чего, кроме как с эксплуатации всего населения, будь то торговцы, крестьяне или ремесленники. Налоги на всех трудящихся мелких собственников – это неизбежное следствие цивилизации и условий эксплуатации.  

Когда же власть имущим собственникам земель, рабов или крестьян, королям или аристократам, не хватало средств для роскошной жизни, они начинали завоевательные войны, разумно полагая, что чем больше земель с крестьянами и городами присоединить к своей синьории или королевству, тем больше материальных благ в денежном исчислении можно будет получить.

Правда, религия облагораживала эти утилитарные расчеты, придавая им черты благородной заботы о населении, подвергающемся эксплуатации и насилию со стороны неправедного синьора или друга короля-узурпатора, захватившего трон хитростью и обманом.

Войны древнего мира были откровенно захватническими с условием превращения захваченной страны и ее народа в собственных вассалов с постепенной ассимиляцией, заменой культуры и языка на язык и культуру завоевателя. Правда, с одним исключением: боги завоеванного народа становились богами победителя наравне с его собственными. В результате происходило благотворное смешение культур с преобладанием языка и основных законов завоевателя. Только в Библии полное уничтожение врага, от воинов до стариков, детей и женщин, считалось высшим достоинством. Кровожадный библейский бог не допускал милосердия к иноверцам. И благо для всех ранних цивилизаций, что они не следовали подобному вероучению, а почитали всех богов именно в качестве богов, а не бога покровителя собственной исключительности.

От библейского истребления соседних народов христианской Европе помогло не христианское мировоззрение, а то, что все ее правители в той или иной степени были родственниками, а значит все народы, над которыми они властвовали, были их как бы общей собственностью. Вот здесь и кроется тот феномен, который породил Европу и ее капитализм с демократической системой правления. Европа избежала превращения в империю во весь период своего существования.

Она образовала разные государства по языку и обычаям  народов их населявших. Но верховная власть в лице папы и единого королевского дома (не короля или императора) объединила их культурно и идейно. Священная римская империя никогда не превратилась в автократию византийского типа. Короли Священной римской империи сдерживали свои страсти, то подчиняясь папе, то пытаясь подчинить его своей власти, с переменным успехом. Они не имели возможности сформировать авторитарную власть со всеми ее диктаторскими атрибутами как единое мировоззрение, единая денежная система, единая политика. Раздробленность феодализма в Европе переросла в целую систему независимых городов –республик, с собственным правительством, финансами и армией. Торговля и ремесла стали главным источником дохода для собственников и власти. А это несколько иное развитие, чем эксплуатация крестьянского труда и в качестве главного источника дохода – сельское хозяйство. 

Другое дело Восточная Европа и Россия. Здесь складывались централизованные авторитарные системы, имеющие основным источником дохода – сельское хозяйство. Почему? Размеры государств делали наличие земель и крестьянства наиболее простым и достаточно доходным способом существования. Много земель, много крестьянских рук. Появление капитализма в таких системах – далеко не обязательное явление. Они могли бы существовать так еще тысячу лет, как Китайская империя или Индия. Но соседство со странами Западной Европы, их слишком интенсивным  развитием  ремесленного производства и торговли, включая ростовщичество как элемент долгосрочного финансирования некоторых торговых проектов (открытие Нового света из этих проектов), включение Восточной Европы в товарообмен как поставщика продовольствия, способствовало сдвигу в сторону капитализма и этих государств-монархий.

Ремесленники, торговцы, ростовщики – это буржуазия, которой нужна власть. Но в отличие от аристократии собственность буржуазии складывалась из труда и оценивалась трудом. Отсюда ее столь непоколебимая вера в право частной собственности как священного права владеть плодами рук своих, хотя в прямом смысле никто из буржуа своих рук к созданию частной собственности на средства производства не прилагал. 

Другое дело – аристократия. Ее собственность – это поместья, это земли, а с ними и люди в качестве арендаторов или крепостных. Это права на городские владения, это права на власть и значит права, в конечном итоге, на класс зависимых от них людей.

Частная собственность как владение частью страны или частная собственность на труд рождали и разное отношение к социальным отношениям в обществе. Буржуазии человек был не важен. Она готова была дать ему полную свободу, лишь бы он был вынужден стать частью ее промышленного и торгового предприятия. Собственность в менталитете буржуазии отделена от человека, а в понимании аристократии собственность – это ее владения вместе с человеческими ресурсами.

Соответственно, там, где дольше правила аристократия, меньше свободы духовной и политической имел народ и общество в целом. Соответственно и система власти строилась иначе. Буржуазия могла позволить себе демократическую коллегиальность в виде парламента и избранного президента или премьер-министра, а монархия мыслила систему власти только строго в иерархическом неизменном виде. 

Буржуазия могла отказаться от Божьего благословения в вопросах власти и собственности, поскольку получила и то, и другое, как она мыслила, трудом своего творческого ума, инициативой и успешным мошенничеством, именуемым бизнесом. 

Для аристократии во главе с монархом благословение Божие являлось непременным условием на право владения страной и народом. И чувство собственности у нее формировалось иначе, через уверенность в собственном избранничестве на роль учителей и защитников всей страны и всего народа. 

Именно по этой причине в европейских странах до полной победы буржуазии очень долго удерживалось отношение к богатству, бедности, капиталу и родовитости в идеализированном виде. Дух наживы и поклонение богатству сдерживались условностями, основанными на сословной разнице слоев в обществе, а в конечном итоге – на разнице восприятия права собственности как дара Божьего, призванного отличить знатных от плебеев.

Особенно долго такое положение держалось в странах, где монархия и крестьянство составляли основу общества. 

Европейский крестьянин из общинника и бесправного крепостного очень рано (в сравнение с Россией) стал мелким собственником, и его буржуазность сделала его не меньшим приверженцем частной собственности, чем и крупные буржуа.

И вы хотите, чтобы в условиях разного формирования психологии собственника, при разных уровнях развития промышленности и сельского хозяйства, торговли и  ростовщичества (банков) все страны стали одинаковыми по степени развития капитализма?

Русский народ никогда не стремился к насилию ради обогащения, как европеец, эксплуатировавший народ завоеванных территорий. 

Думаю, когда-то при развитом первобытнообщинном строе тем, кто захотел жить путем эксплуатации соплеменников на том основании, что боги им дали прав больше, чем другим, пришлось подтверждать эти права огнем и мечом. Так и сейчас. Уважение к частной собственности нужно воспитывать в народе силой. Иначе не получится. А соответственно, в подобных условиях на какую демократию можно рассчитывать? Неужели власть боится народа?

Но по какой причине?  Очень просто: у народа отсутствует смирение и уважение  перед правом частной собственности. А у власти нет доказательств для народа, что она имеет полное право на собственность, отобранную у него же.  Организуйте небольшой митинг, потом другой с правильными лозунгами о демократии и капитализме не «диком», а по-европейски «цивилизованном», и смена собственников обеспечена. Отсюда и такая война с любыми видами инакомыслия вплоть до «оскорбления чувств верующих».

Отсюда те особенности, которые так возмущают население: содержание армии своих приверженцев от партийных лидеров от «Единой России» и депутатов, до футболистов и деятелей культуры на казенный счет. Это уже не капитализм, а пережитки феодализма. Но вызваны они страхом власти за свою собственность и еще свежими воспоминаниями народа о Советском Союзе.

И не стоит смеяться над Америкой, которая считает , что РФ несет заразу коммунизма. Она права. И в этом трагедия наших олигархов. Они вместе с Путиным и хотели бы явить миру Россию, которую мы потеряли, но народ не хочет и не может. Не капитализм у нас не тот, а воцарился он у нас возвратным манером, вроде тифа (есть сыпной, есть брюшной, а есть возвратный). И воцарился он в том виде, который является его сущностью. А сущность капитализма, как смерть Кощея Бессмертного в игле, в Духе наживы через неограниченную ни сословными рамками, ни условностями этики морали и нравственности, возможность получать прибавочную стоимость и присваивать ее. Для этого капитализму нужна свобода, а свобода в условиях частной собственности – это свобода для любого преступления при условии, что оно несет кому-то выгоду.

Отсюда и наши особенности. Отсюда «дикий» капитализм, отсюда неумелые правители, отсюда убогий либерализм, ничего не вынесший из многовековой истории нашей страны. Отсюда диктаторские замашки правителя. А иначе ему не удержать власть.  

И ведь однажды все это было и по ровно тем же причинам. И не только у нас, но практически по всей Восточной Европе. Следствием стал не либерализм, а фашизм, потому что капитализм не менее авторитарен, чем любая формация, основанная на частной собственности на средства производства. И не нужно путать ленинский демократический централизм с иерархичными конструкциями любого эксплуататорского строя, в том числе и капиталистического.

Вспомните Америку эпохи раннего развития капитализма. Или Англию. Или Францию. Вы не найдете больших отличий при сравнении  с нынешней РФ. Но Америка и Европа пережили период насилия и дикой эксплуатации трудового народа немного раньше, чем мы. И теперь, в послевоенные  годы Европа и Америка добились того, что дикость капитализма превратилась в рекламную привлекательность. И причина не в том, что там правильный капитализм, а у нас неправильный Причина в новых технологиях, увеличивающих прибыль, в овладении дешевыми и доступными энергоресурсами и, конечно, в методах управления, которые освоила европейская и американская элиты с эпохи Pax Romana. 

Нынешняя упорная пропаганда того, что российский капитализм — это неправильный, дикий капитализм направлена на то, чтобы люди забыли сущность капитализма, а она проста:

Все это мы имеем в полной мере. А небольшие особенности национального характера ничего не меняют, они только затемняют сознание трудящегося, заставляя его думать не о классовой борьбе, а том, что вот исчезнут олигархи типа Абрамовича или Вексельберга с Дерипаской и заживем мы ка в былые времена при социализме.

Ничего этого не будет, дорогие товарищи. Власть в лице нашего президента и министров укрепляет свою «вертикаль» отнюдь не из патриотических соображений. Американские санкции — это не борьба с Россией. Это все капитализм, ищущий, где ему можно поживиться и чем больше, тем лучше.

Одни капиталисты грабят других капиталистов. Одни капиталисты дают условную свободу своим гражданам, другие принимают законы «об оскорблении чувств верующих», но и то, и другое лишь хитрые расчеты и вынужденные тактики, чтобы обмануть народ и не дать ему понять, что он всегда будет предметом эксплуатации и источником чьих-то доходов.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic