ansari75

Category:

Тривиальность, провозгласившая себя тайной

Тайные общества любят все. Аристократы, нувориши любят в них участвовать, чтобы поднять себя в собственных глазах и поверить в тайную силу власти. Простой народ любит о них читать и верить в их конспирологическую значимость и тайную силу.

В условиях антагонизма между бедностью и богатством, в человеке формируется психология собственной исключительности. Даже будучи богатым, человек ощущает свою природную незначительность и тривиальность. Даже с миллионами он всего лишь  заурядная скучная и неинтересная личность, все тот же обыватель и мещанин.

И в самом деле, что есть богатство без власти? Это возможность только стать более свободным потребителем материальных благ. Богатство не дает ни таланта, ни разума, ни красоты, иными словами, духовность, даже если поддержать ее хорошим воспитанием и знаниями, не зависит от материальных благ. Если ее нет, то купить ее невозможно. И мещанин обыватель даже с миллионами остается мещанином.

Но, ограниченный кругозор этих людей убеждает их в том, что богатство требует исключительности. Это в Древней Греции философ мог стать почитаемым и уважаемым гражданином без богатства и знатности. Другое дело, когда собственность обрела черты высшего блага, то и обладатели ею захотели стать выше обычных людей. 

Те, кто получает власть, обрели  эту исключительность в причислении себя к богам и ощущали себя как боги. Их жизнь стала  публичной, они внушали  подданным трепетное чувство преклонения и почитания и потому не нуждались  в секретности. Право созерцать подданным властную особу стало ритуалом сродни ритуалу почитания и созерцания бога. 

Было время, когда короли брали деньги с вельмож, желавших присутствовать при их трапезах подготовках ко сну или утреннему туалету. При этом вельможи были только зрителями, но не участниками трапез или туалета. Даже зачатие и роды происходили на глазах приближенных, чтобы не вызвать сомнение в происхождении наследников. 

Подобная публичность сейчас осталась только в церкви, когда архиерей на кафедре перед паствой облачается в богослужебные одежды, моет руки, расчесывает волосы и бороду ради демонстрации действий чистоты перед общением с Богом. 

Но аристократы, имевшие сословные привилегии, но не имевшие реальной власти и богатств королевских избранников, всегда чувствовали, что если нет власти, то нет и исключительности, нет значимости в собственных глазах и в глазах своей фамильной гордости. Чтобы их обрести, нужно создать круг избранных, где вместе с тайной родится твое величие. Так создавались тайные общества, ложи, ордена или союзы. И всегда в центре этих сообществ были знания: мистические, научные, религиозные. 

Человеку нет ничего более тяжкого, как сознавать свои способности и величину полученных знаний как нечто особое, но при этом не иметь возможности заявить о себе публично перед всеми. Тщеславие и гордыня становятся той питательной почвой, на которой произрастают все виды тайн. Обладание ими и есть та исключительность, которой жаждут многие. Даже христиане первоначально были тайной группой единомышленников.

Стоит только той или иной идее, религии или научному открытию стать общедоступным знанием, как ореол избранничества исчезает. И тогда приходится вновь и вновь выделять некие знания в тайные и создавать вокруг них замкнутые группы. Правда, и при общедоступности знаний и возможности ими пользоваться, непременно должна сохраняться иерархия учитель - ученик. И не обязательно эти ложи, клубы или сообщества носят разрушительный или извращенный характер. Очень часто тайные общества появлялись ради борьбы с властью, ради идеи создать идеальное общество или научиться руководить властью в интересах того или иного слоя. Так начинали и тамплиеры, и масоны, и иллюминаты. А открытые сообщества и партии, существующие ради уравновешивания поддержки и протеста, именно по этой причине не нуждаются ни в тайне, ни в тайнознании.

Но одному и тому же единому Богу молились члены тех или иных тайных обществ? Тамплиеров обвиняли в сатанизме, в том, что они плевали на крест, отвергая его.

Масонов обвиняли в том же самом. До сих пор масонская символика на долларах вызывает у многих уверенность в том, это символика антихриста.

Иллюминаты, Клуб Адского пламени, вальденсы, катары, Джордано Бруно.

Всех их так или иначе подозревали и в богохульстве, и в безбожии, и в сатанизме. Причина в том, что любое вольнодумство, любое отклонение от принятой догмы становилось угрозой униформизму церкви.

Именно по причине того, что церковь обрела единого Бога и единый канон, она причисляла всех инакомыслящих к врагам и церкви, и Бога. На том же основании авторитарная власть боится любых отклонений от единой государственной линии, потому что боится конкуренции на пути наследственной монархии. И это было их ошибкой, большой ошибкой, задержавшей развитие мысли культуры на много веков, а для монархии принесло будущие революции.

Тайных обществ господствующему классу не стоит бояться. Они – один из элементов его устройства и один из способов сделать этот класс еще более устойчивым. Другое дело –личности и семейства. Между ними всегда шли войны, явные или скрытые, но один клан всегда стремился подчинить себе другой. Вот отсюда и родился миф о том, что тайные общества – угроза всему миру.

И все-таки, почему они тайные? Одна из причин – это, конечно, психология человека. Желание собрать ограниченный круг единомышленников, удобство в сокрытии неблаговидных поступков членов общества, исключительные переживания, которые не должны быть доступны непосвященным.

Такими были, например, Элевксинские мистерии древней Греции, исполнение культа Митры. Такими являются у нас религиозные секты хлыстов. Исключительность эмоциональных переживаний всегда требует тайны. Святые тоже прибегали к уединению и отшельничеству, чтобы пережить состояние экстаза без доступа посторонних глаз.

Но европейские тайные общества имели еще одну специфическую черту, как в прошлое, так и в настоящее время ставшую особенно популярной – это возможность нарушать жесткие рамки поведения в области выражения чувственности. Причина опять-таки в том, что христианство ставило своей целью лишить человека страстей, желаний и эмоций. Четыре главные добродетели христианина:  благоразумие, умеренность, справедливость и мужество добавлялись требованием аскетизма в отношении плоти. Жесткий запрет на все виды нетрадиционной ориентации, на все виды сексуального удовлетворения, на любую возможность дать волю желанию плоти, все это рассматривалось как тяжкий грех и каралось наказанием вплоть до смерти на костре встать над разумом. Любой, богатый или бедный обязан был внешне вести себя сообразуясь с этими правилами, загоняя во внутрь все эмоции и страсти, связанные с физическими вполне естественными потребностями человека.

Если в античности не было запрета на физиологию, то выполнение тех же самых, выведенных еще древними философами добродетелей, благоразумие умеренность, справедливость, мужество. Не вступали в конфликт с внутренними потребностями в чувствах и эмоциях, то над христианином постоянно довлело еще и сознание физиологии как великого греха. 

Если в древних восточных религиях сексуальность никогда не была под запретом и считалась божественным даром, который нужно познавать и принимать, то у христиан возникал комплекс вины при появлении чувств и желаний плоти. 

Даже человеческая фантазия приписывала всем тайным обществам непременно оргии и недозволенное сексуальное поведение, то что говорить о тех, кто считал себя избранным.

Идея аскетизма, рожденная понятием смертного греха не просто как ослушание и вкушение запретного плода с древа познания добра и зла, но как следствие этого поступка: желания плоти должны быть уничтожены. Понятие смертного греха привело к тому, что христианин возненавидел свою собственную природу и наложил на себя запрет быть человеком по плоти.

Эти требования рождали высокие идеалы и высокие образы в искусстве и литературе. Но в жизни людей приводили к такой борьбе страстей, к неоправданным страданиям и жестокости, что европейский мир до сих пор не может освободиться от этого комплекса порядочности внешней и разнузданности внутренней.

Любая власть должна это учитывать и не заставлять людей жить на показ по строгому канону, установленному властью.

И все-таки, первоначально тайные общества создавались как политические и духовные союзы.

Даже в советское время в советском быту существовали своего рода тайные общества – кухонные интеллигентские посиделки. 

Потом, правда, это вылилось в не очень интересное увлечение биоэнергетикой, развитием сверх способностей под гипнозом, элитными  колдунами типа Джуны. 

Подобные увлечения уже не являются тайными обществами классического типа. Это тенденция к изменению мировоззрения и к разрушительному негативу, который проявляется только через веру.

Именно по этой причине церковь преследовала инакомыслие духовного направления, именно поэтому был сожжен Джордано Бруно и ему подобные еретики.

Дело в том, что нужно еще принимать в расчет классовую направленность всех организаций и учений.

Это сейчас нам внушают страх перед тайными обществами. Идеологи власти рисуют их некими силами, призванными разрушить мир и поработить население. Но, по сути, простой народ итак находится всегда в порабощенном состоянии. Нет особо значительной разницы тайные ли комитеты 300 или масоны с иллюминатами управляют этим народом. И те, и другие есть одна из систем власти и капитала по управлению обществом и никогда ни одна тайная сила не будет действовать в интересах народа по разрушению собственного фундамента – частной собственности на средства производства. Просто властям удобнее направлять недовольство народа на некие злые силы. А поскольку тайные общества не афишируют себя и не являются открытыми партиями, то списать весь негатив на них очень легко.

Но задумайтесь сами: почему ни одна власть не боролась и не борется ни с какими тайными обществами, если только они заведомо не являются организациями рабочего класса для борьбы за социальные и материальные права трудящихся? По весьма простой причине: эти тайные общества – часть самой власти. В самих названиях уже проявляется эта тенденция. Организации, борющиеся за права трудящихся, являются подпольными, потому что откровенно позиционируют себя как борцов с правящим режимом. Все же организации, состоящие из элиты, всегда тайные и закрытые.

Власть борется только с открытыми противниками, посягающими на ее права. Например, история движения катаров, которые исповедовали христианство в иной форме, чем католическая церковь и представляли собой угрозу ее владычеству. Поэтому  папа Инокентий III объявил  крестовый поход против катаров. Войны велись с 1209 года по 1229 год. Но окончательно катаров разгромили только в 1244 г., когда была взята их крепость Монсегюр. 

В XIV веке Филипп Красивый разгромил Орден тамплиеров. Причина? Орден не был обычным тайным клубом богатых.  Это была военизированная, закаленная в войнах с арабами во время крестовых походов, организация, и потому опасная для королей и пап. 

Но никто никогда не преследовал масонов и не громил их организации. Более того, именно масоны сумели разработать системы нового общества и нового управления народами. Они построили новое государство в Америке, выдворив с континента Английскую корону.  Они сумели свергнуть монархию во Франции и организовать столь же свободное, как и в США, общество.

Никто не преследовал иллюминатов. Даже американский Ку-Клус-Клан никогда не был вне закона в этой «свободной» стране. Считается, что он как бы прекратил свое существование, но официально осудила его только католическая церковь.

Причина в том, что на конец 18 века буржуазия уже достигла экономической силы и политического значения в обществе, чтобы через свои организации добиться уже вполне ощутимой политической власти, упразднив сословный принцип деления общества по происхождению. Отныне общество вступало в деление по капиталу и собственности, что и позволило этим организациям выступить первоначально как борцы за права всех членов общества.

Свобода, равенство, братство – это лозунг строителей нового капиталистического общества, тех, кто уже владел всем промышленным потенциалом европейских стран и не боялся крестовых походов пап и королей. 

Вывод? Все тайные организации, позиционируемые сейчас, как сатанинские или мистические, которым придается значение тайной высшей силы по управлению миром, не страшны власти и созданы ее представителями.

Например, клуб «Адского пламени». Самый первый Клуб Адского Пламени был основан в Лондоне в 1719 году лордом Филиппом Уортоном и его близкими друзьями. Наиболее знаменитый клуб под таким названием был основан в Англии сэром Фрэнсисом Дешвудом.

Члены клуба встречались периодически примерно с 1749 по 1760 год, а возможно и до 1766 года. Другие Клубы с таким названием были открыты по всей империи в течение XVIII в.

Девизом  этих кружков была раблезианская фраза Fais ce que tu voudras («Делай что желаешь»).

И хотя они слыли вольнодумцами и либералами. И то, и другое касалось только их отказа от правил приличий того времени. Потому они и слыли тайными и закрытыми, что следовали пословице: «не выноси сор из избы».

Со времен появления капитализма, правящая элита поняла, что нет ничего страшного в тайных клубах и ложах, если в них входят представители тех же самых политических и социальных кругов, что и она сама. Подобные организации до некоторой степени необходимое условие для равновесия в обществе и придания внешнего величия демократии и ее институтам.

Вот только непонятно, почему простой народ так панически боится всяких теорий заговора, конспирологии, окунается в ее тайны с удовольствием мазохиста, замирая от ужаса и радуясь тому, что удостоился узнать истину.

Если власть не борется с тайными организациями, если сама активизирует конспирологический антураж, то значит ей это нужно. И народу следовало бы озаботиться анализом самой власти и спросить у себя: так ли уж искренне она заботится о благе народа и не является ее закулисная политика все тем же способом отвлечения народа от насущных проблем.

Пока власть в руках собственников капитала, никто из вас не был и не будет свободным. Можно только верить в то, что вы свободны. Но если вы не понимаете сути эксплуатации, если не видите, что вы зависите от власти денег, то даже вера окажется ложной, вроде веры в Бога.

Вам кажется, что Запад имеет свободу, что там – уровень жизни, там – права человека. Увы, очередная иллюзия.

Нужно понимать, что кроме капиталистического характера экономических отношений, есть еще общее направление цели развития общества.

Запад изменил условия приема студентов из-за границы и правила поступления. Теперь Запад ищет не просто способных, но самостоятельных и  неординарных. Что это значит? А это значит, что способные ребята останутся вне будущих перспектив по реализации своих талантов. Неординарность, которую требуют нынешние политики, это неординарность потребителя и производителя потребительских благ.

Не нужны классические знания и жажда исследований. Не нужны таланты, стремящиеся к свету. Нужны сумеречные мозги и управляемые личности. Вот вам свобода.

Нужно, чтобы человек мыслил вне систематизации знаний. А то, не ровен час, придет к выводам Гегеля или Маркса. А это уже знания, ведущие вверх по лестнице, стремящейся к совершенству и истине.

Нужно, чтобы молодой человек ставил амбициозные задачи вне здравого смысла и затем давал точно такие ответы. 

Что из нынешних открытий можно поставить в ряд с великими знаниями? ГМО, которые суть ничто иное как селекция, но отнюдь не новый вид. Что дают инновационные знания, кроме приспособления старого к условиям увеличения потребительского спроса? 3D технологии? Но с того времени, как люди научились штамповать пластик, нового не прибавилось ни сколько.

Вас засыпают массой отрывочных сведений, уверяют, что вы живете в постиндустриальную эпоху, но ни ежедневные сенсации, ни постиндустриальные амбиции ничего не изменили в расстановке классовых сил в обществе, ни на шаг не приблизили человечество к решению глобальных задач.

Нет альтернативного топлива, нет космических путешествий, нет умения противостоять природным аномалиям и бороться с ними, нет политической и экономической системы, способной решить вопрос коррупции, преступности, социального неравенства.

Не стоит бояться тайных обществ. Они итак вокруг вас и всегда были, эксплуатируя чужой труд и лишая его достойного вознаграждения.

«Тайные общества» завели мир в очередной тупик. И теперь их великая мечта вернуться в то состояние, в котором находилось человечество по меньшей мере семь тысячелетий, пока не научилось систематизировать знания и видеть цель, которую они указывали.

Ведь неординарно мыслили и древние греки, и Ньютон с Галилеем. Но их знания не могли ничего изменить, пока не было системы, которая поставила в ряды работников не просто неординарных оригиналов, а творчески одаренных, жаждущих знаний и имеющих способности людей. 

Сколько лет бились средневековые алхимики над получением золота. Сколько астрологов составляло гороскопы ради мечты управлять миром. Были у них случайные внесистемные открытия. И что это давало? Ровным счетом ничего, кроме некоторых товарных брендов. 

Сейчас знания превращают в тот же поиск философского камня. Но не отдельные одиночки, а вся система капитализма.

Частной собственности хорошо и уютно в условиях роста прибылей и прибавочной стоимости. Ей не нужны ни космос, ни другие планеты. Вот только беспокойный ум человечества требует движения вперед и на беду капитала, постоянно систематизирует знания, чтобы выковать оружие для борьбы с этим капиталом.

Вот он и раскручивает ужастики про Мировое правительство, про Комитет 300 или общества иллюминатов, клубы «Адского пламени» или «Череп и кости». На самом деле капитал и его владельцы и есть тайное общество по эксплуатации человека человеком.

Интересно, конечно, знать, кто из сильных мира сего в каком тайном обществе пьет виски и развлекается, ища друзей и партнеров по будущему восхождению во власть  или для совершения мстительных убийств. Только вот результат этих знаний абсолютно нулевой. Бороться с ними нужно не домыслами и  статьями об их влиянии на мир. Бороться нужно с системой, их породившей. А система зовется капитализм. И капитализм этот, несмотря на технический прогресс и все те особенности, которые нашел в нем когда-то Маркс: наемный труд, прибавочная стоимость, прибыль, монополизация и кризисы, не меняется от того, что он индустриальный или постиндустриальный.

----------------------------------------------

P.S.  Недавно в своей статье Михаил Поляков заметил, что у нас на первых полосах новостей стоит информация о выборах вора в законе. И он удивляется тому, как низко мы пали.

Вот в этом и заключается отличия нашего капитализма от западного. Мы до сих пор не научились игре в бисер, а вот Западу не нужно помещать новость о выборах вора в законе на первые полосы, потому что у них есть тайные общества, тайные интриги и официальное добропорядочное поведение, называемое демократией.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic