ansari75

Categories:

Новый смысл Третьего Рима

В последнее время большое распространение получили всевозможные теории заговоров, конспирологические версии и даже мистическо-националистические идеи.

Но если обратиться к истории, то можно выявить элементы определенной закономерности, которые и представляются многим некими действием неких тайных сил.

Возьмем древние цивилизации. Когда-то весь Древний мир, во всех регионах возникновения городских цивилизаций и соответствующих культур, был един в одном: человечество верило в незримые силы, которые распоряжаются их судьбой и в несчетное количество этих сил. Анемизм, тотемизм, политеизм, и везде Незримые Силы и необходимость служить им, ублажая, замаливая, упрашивая.

И среди этого многобожия был один народ, который решил стать вне общего закона, признать себя единственным избранником Божиим, и при этом, в силу самой идеи собственной исключительности убедить себя и мир вокруг, что Бог может быть только один. Ведь если богов много, то каким же избранником ты будешь? Тебя выбрал один бог, соседа - другой. В такой ситуации единственным и уникальным ты не станешь. А вот если Бог один, то и избранничество твое – нечто уникальное и неоспоримое. 

Народ, уничтожающий окружающих врагов во имя единого Бога, всегда будет прав, потому что истинность одного бога легче доказать, чем выявить силу и значимость различных богов. И этому избранному народу единый Бог обещал власть над всем миром. К сожалению, на тот далекий момент власть над миром принадлежала Риму и его многочисленным богам, включая самого императора.

И вот исторический процесс развития общества приводит к тому, что мечта еврейского народа получает реальное осуществление. Правда, не так, как о том думали почитатели Торы, но тем не менее, их монотеизм становится именно тем действенным средством, которое способно без оружия и насилия разрушить целую систему античных ценностей, всю ее культуру и знания.

Христос не был ни революционером, ни борцом за свободу иудейского народа как Маккавеи. Он признавал власть кесаря и не подговаривал народ не платить ему подати  даже после того, как кесарь провозгласил себя Богом и потребовал себе божественных почестей, а свои статуи разместил по бесчисленным храмам всей Римской империи.

Но вот парадокс, пострадал Он как мятежник, и учение Его послужило началом разрушения великой античной культуры. И дело не в Его правоте или Божественном Промысле. Дело в стратегии и тактике, выбранной его главными последователями и создателями всего христианства – апостолами, и в первую очередь апостолом Павлом вместе с апостолом Петром.

Итак, что было взято за основу? Единобожие и невозможность признать в этом случае императора Римской империи за бога.

Когда вопрос касался иудеев, то Рим смотрел на них снисходительно, даровав им право приносить жертву императору только в денежном исчислении в качестве дани. Такую же жертву вносили иудеи на Храм, но деньги в этом случае были разные, так что даже деньгами иудеи не превращали себя в богоотступников. И евангельский рассказ о динарии кесаря это подтверждает.

"Тогда фарисеи пошли и совещались, как бы уловить Его в словах. И посылают к Нему учеников своих с иродианами, говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице; итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет?" (Мф. 22, 15-17)

"Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры? покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий. И говорит им: чье это изображение и надпись? Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу". (Мф. 22, 19-21)»

Таким образом, для иудея не было надобности проявлять  силу своей веры и завоевывать мученический венец, отказываясь приносить жертвы императору – богу. Они просто были освобождены от прямой процедуры и заменяли ее другой – платой подати.

Но почему же тогда мы видим такое количество христианских мучеников, принявших смерть именно из-за отказа принести жертву императору – богу?

Произошла смена понятий. Если иудеи, будучи жителями Римской империи,  имели некоторые привилегии, сообразующиеся с их верой, то  обычным гражданам Римской империи этого исключения не давалось.  

Отказ от жертвоприношения императору и отказ признавать его богом расценивались для римских граждан как предательство интересов государства. 

Император в качестве бога – это не столько возврат к египетскому менталитету, сколько идеологический момент, призванный привести всех римских граждан к единой форме миропорядка. Это своего рода помазание на царство от бога, которое существовало  у всех народов: соединение верховного правителя с богом. Даже у  иудеев царь получал власть от Бога через помазание, что позднее стало главным таинством по утверждению царской власти.

Парадоксально, но то, что христианство началось с отрицания божественности правителя, в данном случае, римского императора, уже через несколько сот лет стало одной из добродетелей христианства: признание божественности монарха. Чем отличался монарх христианский, если требовал к себе уважения и поклонения как к божественному правителю, от монарха римского, именовавшего себя сыном божьим? Ничем по логике мысли, но кардинально, по логике веры.

Власть в Риме возникла из народных выборов. Власть, хоть и благословлённая богами, все-таки была избирательной. Идея сакральности высшей власти появилась в Риме только в период империи. Власть императора по замыслу его идеологов, должна была стать наследственной, а для этого - быть признанной божественной. Так возник культ императора – бога.

Как когда-то посещение церкви для исповеди и причастия расценивалось как знак лояльности Богу и государю, так от римских граждан требовалось признание божественной сущности императора ради проявления лояльности и гражданственной ответственности.

В последние годы царского режима  в России каждый православный приход предоставлял  в 

Синод списки бывших у причастия российских граждан. Это являлось проверкой истинности их веры и лояльности государю.

Но принявшие христианство римляне стали отказываться от поклонения императору как богу. Разве это не фронда, разве не диссидентство? И кто толкнул их на акты неповиновения? Евреи-апостолы, которые в силу своего происхождения не обязаны были приносить императору божественных почестей и врагами государства не являлись.

А кто были эти христиане – мученики? Богатые и знатные римляне. Почитайте жития святых. Римские военноначальники, жены известных общественных деятелей, просто знатные патрицианки. Да ведь это бунт. Это восстание на закон  и порядок Римской империи. Это отрицание ее устройства и идеологии, включая религию. Если иудеи таковыми (избранными монотеистами) попали в разряд обычных жителей обычной римской провинции, то граждане Рима таковыми не были. Их сделали таковыми и они с радостью приняли эту исключительность.

Вполне понятно, что стали страдать все христиане, без отношения к их национальности. Ведь евреи – христиане отрекались от своего еврейства и в глазах Рима становились просто подстрекателями к неповиновению. 

Когда-то меня удивляло,  почему православная церковь канонизировала всех своих священнослужителей и прихожан в статусе новомученников, а не страстотерпцев, хотя они защищали не свою веру в Единого Бога, а противостояли новой власти. Но причина оказалась проста. Новая власть рассматривалась церковью, той ее частью, которая бежала на Запад, устроила Карловацкий раскол и упорно вела диверсионную работу в рядах простых верующих и духовенства, как посягательство на божественный порядок. Ведь как борцы с новой властью на роль страстотерпцев эти нарушители закона и ответственности перед властью, они тоже не подходили. А вот назначить их новомучениками по аналогии с раннехристианскими мучениками, борцами с римским законом и порядком, соответствовало замыслам зарубежников.

Был использован тот же принцип, что и в борьбе с правом и законом Римской империи: раз император взял на себя роль Бога, то он стал против настоящего Бога. Раз Советская власть противопоставила себя церкви, то борьба с ней равна борьбе за правильное исповедание Единого Бога, значит борьба с ней – это борьба за Христа. 

Святостью и верностью Богу доказать правоту своей веры и своей борьбы с заблуждениями язычества оказалось самым действенным оружием в завоевании умов и душ общества.

Богатые римляне давно устали от необходимости возводить повсюду храмы богам и делать жертвоприношения императору как богу. 

Огромные массы рабов жаждали получить социальное равенство с гражданами Рима. И христианство давало им это. Христианство освобождало их от необходимости служить богам через постройки храмов и жертвоприношения в материальном эквиваленте.

« Раб, призванный в Господе, есть свободный Господа… (1Кор. 7:22)
Господь есть Дух; а где Дух Господень, там свобода. (2Кор. 3:17)

Ибо, когда вы были рабами греха, тогда были свободны от праведности. Какой же плод вы имели тогда? Такие дела, каких ныне сами стыдитесь, потому что конец их – смерть. Но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец – жизнь вечная. (Рим. 6:16-22)

Как же не принять подобной веры, делающей раба духовно свободным?

Масса обезземеленных крестьян обретала возможность жить общиной и разделять совместно богатство и бедность.

И, наконец, император, упраздняя свой божественный статус, получал взамен помазание на царство не только для себя, но и для всех своих потомков. «Это ли не цель желанная?»

Вначале – сопротивление с верой в душах, а затем, после победы, уничтожение всего, что было связано с культурой политеизма, с философией, наукой и искусством. Дискредитация и низведение до уровня невежд всех тех, кто мог спорить о сущности веры и о научных знаниях и факта.

Без подобной идеологической борьбы невозможно было утвердить в культурном образованном древнем Риме правоту иудейских мифов, собранных в Ветхом Завете, хотя идея воскресающего бога, никогда не была чуждой древним религиям. 

Античная культура включала в себя развернутые знания по всем предметам материального мира. Вера в богов не мешала людям познавать природу и самих себя. Мифология не являлась записанной краткой догмой по  вопросам  этики и эстетики. 

Иначе обстояли дела в христианстве. Единственным источником культуры и знаний стали Ветхий Завет и Евангелие. А целью и смыслом жизни – служение Богу.  А значит все знания, не входящие в эти книги стали предметом гонений, обвинений в фальсификации и безбожии.  И чем больше императоры склонялись к мысли о Едином Боге, тем обширнее и непримиримее становились методы борьбы с язычеством. 

И если античный мир терял веру в знания и собственную культуру, то тем легче было принявшим христианство варварам , для которых Рим был только внешним объектом для подражания, утерять  черты римских традиций, обычаев и всей культуры в целом. Общинников-варваров сделали послушными рабами Божьими,  и никакая философия не затемняла их веру в то, что служение  Богу – это единственный смысл жизни.

Почти тысячу лет длилось мрачное время полного забвения античных знаний и культуры. И только благодаря религиозным  противникам христианства - арабам, войны с которыми затеяли европейские почитатели Христа , знания и образцы свободной мысли и  культуры знаний добрались до Европы. Впрочем, христиане шли не за знаниями, а за реликвиями и жаждой обратить весь мир в рабов Ветхого Завета.

В отличие от европейских христиан восточный мусульманский мир, хотя и руководствовался религией монотеизма, не сделал Ветхий Завет своей священной книгой и потому не впал в религиозную нетерпимость и не взял на вооружение идею избранничества. Античная культура в его пределах, там, где Византия еще не успела ее разрушить, сохранилась и даже оказала благотворное влияние на само христианство, позиционируемое  на Западе и в Византии как ересь. 

Но на Ближнем Востоке население, добровольно сдавшееся арабам ради спасения от тягот пребывания христианами в Византийской империи, жило в условиях  веротерпимости,  и любовь к знаниям продолжала оставаться высшей доблестью.

Сам пророк Мухамед заявлял: «ЧЕРНИЛА УЧЕНОГО НАМНОГО СВЯЩЕННЕЕ, ЧЕМ КРОВЬ ВОИНА». 

У  западных же христиан священна была только кровь мучеников, восставших на римский мир, на его культуру, на его закон и порядок. Сами же знания почитались лишь в том случае, когда они обращались на поиски святынь, на подсчет ангельских чинов, на богословские рассуждения о рабстве Богу и свободе духовной означающей  полное слияние с волей Божией или споры о числе ангелов на кончике иглы. Позднее к богословским спорам присоединились изыскания, связанные с поисками слуг дьявола, характеристикой ведьм и способами их выявления.

Прошли века, и вот мы наблюдаем, как капиталистический мир и остатки российской аристократической дореволюционной элиты пытаются повернуть время вспять и вновь ввергнуть Россию во мрак нищеты материальной и духовной.

Идеологические методы, некогда используемые христианами Римской империи для ее уничтожения, используются теперь во всей своей неприглядной пропагандистской лживости и по отношению к советскому периоду.

И если вначале перестройки  приходилось удивляться тому, как активно евреи стали креститься и становиться православными, то потом родилось понимание того, что,  по сути, христианство и иудаизм, используя одну и ту же книгу Ветхий Завет или Тора, исповедуют религию собственной исключительности и нетерпимости ко всему иному, особенно к свободному познанию.  С точки зрения рационализма и логики, это, конечно, конспирологический и мистический вздор. Но, тем не менее, воздействие на человеческую психику это целая наука и она имеет свои методы. 

Убедить адептов вначале в правильности своей веры. А затем, на основе собственных религиозных догм выставлять любое знание и любую светскую или иноверческую культуру как чуждую  Богу и истине. Именно этот метод применил когда-то Александр Мень, убеждая своих соплеменников принимать христианство, как религию будущего господства над миром. Именно эти методы стал использовать Запад через православную зарубежную церковь и оставшихся на западе аристократов из России.

Вначале из неповинующихся властям и закону сделали мучеников и образцы святости. Затем, оправдывая их смерти служением истинному Богу, добились  того, что все знания, идущие вразрез вере, стали позиционироваться как ложные, служащие неправильным богам или сатане и потому  подлежащими уничтожению.  А толпы варваров, чуждых любой культуре, но принявших новую веру, сделали ведущей силой нового общества. 

Казалось бы, в любом обществе мы найдем следы подобной психологической переориентации людей. Но важно здесь учитывать главное: цель, ради которой все это совершается и преемственность положительного опыта  культур, развитие на основе нового, а не уничтожение.  И первое, что указывает на ложность цели и на ее гибельность, это идеологическая методология. Когда поворот совершается в пользу гуманизма, прогресса и знаний, то это благо. Так было в эпоху Возрождения, так было в эпоху Просвещения, такой же путь к свету избрала и советская власть. Все эти новые взгляды и новые представления вырастали из предшествующих культур, отрицая только то, что отрицало их самих. 

Когда же к духовному перерождению ведет религия, то это непременное отражение тех скрытых сил, которые ради собственной выгоды стремятся уничтожить любого конкурента, даже если это наука и знания. Светская власть и богатые слои общества понимают эту особенность религиозного сознания и поэтому всегда используют религию в своих интересах. Эксплуатация человека человеком и религия – это единое целое, разделить которое невозможно. В сути любой религии лежит принцип рабства, т.е. подчинение воли Божией и служение богам.  Но религия, основанная на Ветхом Завете, несет в себе еще и идею избранничества, что делает ее нетерпимой к любому инакомыслию. 

Теперь взгляните на нашу недавнюю историю.

Вначале были мученики  и страстотерпцы – борцы с Советской властью. Теперь настало время сделать сонм этих мучеников единственной идейной основой нового старого режима и с позиций этого режима вести разрушение всех культурных ценностей и образа жизни советского общества.

Идет уничтожение советского менталитета, советской культуры, а ,следовательно,  уничтожение свободы, гуманизма и прогресса. Без уничтожения культуры, основанной на свободе мысли и свободе познания, на духовной независимости и социальном равенстве, невозможно возродить ни одну религию, тем более религию монотеистическую, основанную на идее избранничества и послушания Богу как высшей цели и смысла жизни. А значит никогда правящая элита не может быть спокойна в отношении народных масс, которые рано или поздно решат, что капитал этой элиты есть труд и пот этой народной массы, а значит в конечном счете плоды этого капитала должны быть доступны всем, а не только избранным.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic