ansari75

Чему нас учат чужие страны. Заключение

Выводы.

Во-первых, увлечение туризмом – это праздник нон-стоп, без отдыха и ограничений. Так было перед первой мировой войной. Например, венгры с большим пиететом говорят об этом периоде, даже воспевают его как высший период расцвета Габсбургской монархии, время строительства новой столицы, дворцов и курортов, время поэтов и писателей, кинематографии и промышленности. Правда почему-то возникла война, разрушившая этот праздник жизни, но дело, конечно, не в экономическом кризисе, а в амбициях монархов. А что еще сказать тем, кто отказался от недавней истории и хочет забыть истину?

Сейчас громадные деньги вкладываются не в экономику, а в воссоздание старины в виде дворцов-музеев, церквей и предметов прикладного искусства.

Да, красивые здания, богатство архитектурных форм, обилие музеев и музейных редкостей, но сколько из них подлинных, а сколько фальшивых? 

Увлечение стариной возникло с эпохи Просвещения. Именно с того периода вошли в моду античные развалины, старинная архитектура и искусство. Как и сейчас, по мере сил аристократы старались что-то воссоздать, реконструировать, но больше занимались строительством нового на основе старого. Так возникли всевозможные стили псевдо: псевдо готика, псевдо ренессанс, псевдо барокко. (Иногда пишут нео-, но несмотря на облагороженное нео-  это все-таки подражание и под час довольно безвкусное). Все столицы Европы, начиная от Парижа – сплошь псевдо ренессанс и псевдо барокко с вкраплениями модерна и эклектики. Берлин (точное повторение Парижа), Вена, Будапешт, Бухарест, Прага. Так было в 19 веке. Так начинают раскручивать и подогревать интерес к старине сейчас. Возрождается уже псевдо псевдо.

Не удивительно,  что распространилось определенное направление в дилетантских кругах искателей истины.  Разоблачители истории,  которые в невероятном смешении псевдо и нео не могут найти концов, решили одним  махом смести все, что имеет отношение к прошлому и подлинности. Они убеждают весь мир в том, что вся история – это сплошная фальшивка, что не было никаких древних времен, что не существовало ни античности, ни раннего христианства, ни Колизея, ни пирамид, ни Сфинкса, ни готики, ни Ренессанса,  все сконструировано англичанами в 19 веке.

Отчасти это так, да не совсем так. Все столицы Европы – это сплошной псевдоисторический новодел. Красивый, но фальшивый. Тут уж приходится принимать то, что есть: раз туризм стал популярным отдыхом, то история должна молчать. Но европейский новодел отнюдь не уничтожает историю как науку и уж тем более не делает фальшивыми периоды развития мировых цивилизаций. Туристический проспект – это не научное исследование по той или иной эпохе. И уж тем более наивно полагать, что в 19 веке даже богатая Англия готова была тратить огромные средства на создание фальшивых руин и артефактов.

Туризм и история – это своего рода наглядные пособия и учебник. Детям рассказывают о том, что когда-то открыли и создали люди за долгие годы исторического развития, обосновывая выводы научными доказательствами, но демонстрируют при этом макеты того, что когда-то было.

Следующий вывод касается экономики. Эксплуатация сферы туризма до некоторой степени снижает остроту социально-экономических проблем общества. Это и рабочие места, это и свободная предпринимательская деятельность манящая многих, и доход в общегосударственном масштабе.

В третьих, и это, пожалуй, самое интересное, несмотря на жалобы восточноевропейских жителей на низкий уровень жизни, на отсутствие интереса молодежи к образованию и работе (нынешний бич всего европейского населения: молодежь, желающая жить здесь и сейчас без труда и усилий) тем не менее, все страны бывшего восточного блока сохранили свою экономику, относительную занятость населения и трудолюбие.  

Западная Европа позволила этим странам сохранить стабильность, не уничтожая заводы и сельское хозяйство, из простого расчета, что лучше позволить им некоторый протекционизм, чем создать очаг хаоса и разрушений в центре Европы. И дело здесь не в уме и воле политических деятелей этих стран, не в трудолюбии народа, а именно в разрешении, данном им главами Евросоюза.

Россию же можно было превращать в сырьевой придаток Европы совершенно безопасно. Нефтедоллары, а не советская психология развратила российский народ. Стоит вспомнить, с какой активностью и верой в свои возможности бывшие советские граждане занялись кооперативным бизнесом. Подобный всплеск активности можно было наблюдать в Сирии, Ливии и Ираке в момент прихода к власти в этих странах партии БААС и новой их экономической политики. В считанные годы эти страны достигли такого процветания, что Америка и Запад не на шутку испугались. Так могло произойти и у нас. Ведь как бы ни оценивать послереволюционное развитие страны, а ленинский НЭП позволил расширить потребительский рынок для народа. Другое дело, что время требовало быстрого ускоренного развития промышленной базы страны, иначе НЭП вылился бы в последующий застой и деградацию. Но на какой-то период  НЭП был результативен. Так могло пойти и у нас и во времена перестройки, если бы перестройка была перестройкой, а не разорением побежденной страны.

Созданы были все условия для того, чтобы лишить наш народ трудовой активности. Вывоз капитала в невиданных масштабах, обескровивший все отрасли промышленности кроме сырьевых, денежная реформа, лишившая граждан их накоплений, могущих стать стартовым капиталом в мелком бизнесе, создание не спонтанно, не отморозками, а определенными силами внутри самих политических структур, бандитских группировок, разрушивших частный бизнес, запугавших обывателя  и отбивших у него желание трудиться.

Заброшенные поля, разрушенные заводы, молодежь, считающая свой народ и страну безнадежно совковой, а потому думающая о том, что нужно не работать на ее благо, а непременно уехать из нее, чтобы жить в свое удовольствие, есть результат не советского менталитета, а определенной политики, направленной на деморализацию побежденного народа. 

Это плоды поражения в великой незримой войне. Как когда-то Германию, потерпевшую поражение в Первой мировой войне и обложенную неподъемными репарациями, привели к полному разорению и хаосу, из которого ее вывела только нацистская диктатура, тоже самое случилось и с нами. Нас победили и скрытыми репарациями в виде вывоза капитала и сырья разорили и деморализовали.

Что нас ждет? Возрождение через диктатуру или дальнейший развал государства и исчезновение с карт мира и истории такой державы ка Россия?

Ситуация осложняется тем, что происходит незаметная девальвация социального равенства и свободы народа.

Когда-то польский революционер Г.Крижижановский сложил песню «Варшавянка» В ней есть следующие слова:

Нам ненавистны тиранов короны,
Цепи народа-страдальца мы чтим,
Кровью народной залитые троны
Кровью мы наших врагов обагрим.
 

Месть беспощадная всем супостатам,
Всем паразитам трудящихся масс,
Мщенье и смерть всем царям-
Плутократам,
Близок победы торжественный час!

В этих словах – суть нашего нынешнего положения и суть непримиримости идеологической.

Вопрос собственности и власти  является демаркационной линией нынешних взаимоотношений между победителями и побежденными. Это есть духовное противостояние двух кардинально противоположных идей. 

Вся политика внутри нашей страны и в странах бывшего соцлагеря очень четко определяет тот факт, что между собственностью и народом не может быть никакого паритета. «Карфаген должен быть разрушен».  Карфаген нынешний – это идеи коммунизма и психология народа, побывавшего в свободных от собственности и аристократии, от королей и сословных рамок, обществах. 

Не случайно на заре перестройки любили вспоминать библейского Моисея, водившего народ сорок лет по пустыне, чтобы он забыл о сытой и благополучной жизни в Египте. Точно так поступают сейчас с  народами бывшего соцлагеря.  Но не о сытости им предлагают забыть. Наоборот, сытостью их заманивают в новое рабство.  От них  требуется забвения  духовных свобод, равенства и значимости личности самой по себе, вне сословного статуса и  богатства.

Во всех бывших соцреспубликах, даже утративших статус социалистических,  очень сильно чувствуется   абсолютное социальное равенство и духовная свобода населения. Не случайно русским так комфортно в Чехии. Не случайно так ностальгируют по прошлому жители Восточной Германии. В Польше и Венгрии мешают единству только национальные взаимоотношения, проистекающие из различий религиозных, но и там народ пока еще един и не чувствует над собой власти сословного и имущественного диктата.

Именно для искоренения этого духа независимости от титулов и корней и ведется вся нынешняя пропагандистская кампания по восхвалению королей и вельмож, поэтому так золотятся дворцы и церковные интерьеры. Народ должен понять разницу между ним и теми знатными родами, которым по праву происхождения принадлежит будущее.

Никогда для капитала народ не станет равноправным членом общества. Ненависть к прошлому, где царили народная демократия и материальная независимость от власти капитала, столь сильна, что во всех странах бывшего восточного блока насаждаются мифы об ужасах коммунистической диктатуры, создаются музеи, в которых не приводится никаких  конкретных фактов о жестокости коммунистов и о рабстве населения, и потому факты заменяются эмоциями, выраженными в абстрактных черно-белых тонах серого бытия. Это ложная идеологема. Это уловка для наивных. Это игра слов: зло – это диктатура, благо – это демократия.  А в чем и как они проявляются, каким целям служат, никто не может сказать. В принципе, капитализм – это тоже диктатура, но не народа, а собственности, диктующий свои права на жизнь всего общества. 

Как два различных полюса,
Во всём враждебны мы.
За Свет и Мир мы боремся,
Они — за царство Тьмы.

Так было и так будет. Не за рускость нас преследуют и уничтожают, а за то, что мы дали народу не только своему, но и соседних стран, узнать подлинную свободу и поднять его престиж и значимость, вопреки всем утверждениям, что историю и культуру творят короли и аристократы.

Мы осветили светом истины все закоулки общества, лишив ореола значимости тайные общества и конспирологические теории. Мы упростили сословные взаимоотношения. И оказалось, что нет никакого мира темных сил, нет мирового зла, нет избранных элит и нет тайны в их ложах и клубах. А есть власть собственности, власть необъятной собственности, которая сконцентрирована в руках небольших групп, и эти группы как чумы боятся света истины, который показал бы, что весь демагогический вздор о свободе и демократии прикрывает всего лишь их страх потерять эту собственность, а с ней собственную значимость, силу и власть. Все тайные общества, клубы и ложи – это система создания в умах населения иллюзии в значимость их и силу. На самом деле все сложные построения капиталистического мира не просто примитивны, но цинично примитивны:  сохранение и приумножение собственного богатства. Ради этих целей были затеяны две страшные мировые войны, в которых народ был лишь жертвенным бараном, с интересами которого никто не собирался считаться. И если народ все-таки получает какие-то блага, то связано это отнюдь не с действием мирового правительства или религиозных убеждений, а с неизбежным процессом развития экономических отношений, требующих тех или иных форм производства, а значит и изменения форм эксплуатации населения. 

Нет никаких демократий или диктатур. Есть только одно понятие - власть и неисчислимое множество  форм и  антуража вроде партий и свободных выборов, призванных скрыть ее сущность.  А сущности у нее две, диаметрально противоположные: собственность в лице ее представителей, либо народ ,  даже если он осуществляет ее в виде диктатуры пролетариата.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic