ansari75

Categories:

Современная бурса

Из комментариев в блоге kalakazo

В Ставропольской семинарии митрополит Кирилл собрал студентов и сказал: "Вы мне нужны только как студенты. Как священники вы мне не нужны".

Связано это с тем, что в Ставропольскую духовную семинарию принимают всех желающих. На аморальный образ абитуриентов и троечный аттестат уже никто не обращает внимания. Но даже при таких условиях желающих подать документы на поступление находится не больше 10 человек в год.
Их принимают только для того, чтобы отчитаться в патриархию, что семинария продолжает активно функционировать.

PS На семинарию тратится около 2 млн. рублей в месяц. И все ради того, чтобы обучить никому не нужных студентов. ( ну и ради галочки в отчете)

______________________________

Те, кто пишет о Ставропольской семинарии, полагают, что в других семинариях дела обстоят гораздо более радужно. Но, увы, это общий тренд нынешнего духовного воспитания.

Интересно, о чем думали российские власти, позволяя в таком масштабном беспрецедентном количестве открывать семинарии? 

В том же Ставропольском крае первоначально семинария была единственной на весь Северо- Кавказский округ. Поступать в не приезжали из Ростовской, Астраханской областей, из Калмыкии и всех кавказских республик, включая Северную Осетию и Краснодарский край. 

Студенты-семинаристы направлялись благочинными своих округов и благочиния платили за своих учащихся. Бесплатно могли учиться только ребята из Ставропольской и на тот момент еще Бакинской епархии. Потом Отпал Баку, и епархия стала Ставропольской и Владикавказской. Потом — Ставропольской и Невинномысской. А все соседние епархии, дабы не тратить собственный доход и не платить за учащихся открыли училища, плавно переросшие в семинарии и в Ростове, и в Астрахане, и в Краснодаре, а теперь уже и в более мелких, таких как Пятигорск, Георгиевск, Владикавказ.

Удивления достойна политика патриархии, плодящая полунищие мелкие епархии. Ведь совершенно очевидно, что чем меньше приходов, тем меньше доход и значимость епархиальных архиереев.

 Но у нас все наоборот. Это англичане могли вводить майорат. Для нас же чем мельче, тем лучше. Чем? Причин много. Прежде всего свой архиерей льстит местным чиновникам, поднимая в глазах общественности их значимость: епархия — это не приход и даже не благочиние. Это величина.  Во-вторых, архиерей, желая удержаться на месте, собирает налоги со своего маленького удела гораздо тщательнее и беспощадней, чем татаро-монгольские баскаки с Руси великой. Мелкая епархия, хоть и небогатая приходами, тем не менее позволяет архиерею жить безбедно и в свое удовольствие. А уж своеволия архиерею не занимать.

И вот в таких условиях нынешней молодежи предлагается поступать в семинарии, которые кроме специфического богословского образования не дают ничего. 

Количество приходов растет, но количество прихожан — нет. Где же трудиться потом молодым богословам?

Когда-то подобная проблема в царской России решалась тем, что семинарское образование давало возможность продолжать светскую карьеру, поступать на гуманитарные факультеты и даже преподавать древние языки. Теперь уровень подготовки семинаристов неизмеримо ниже царского периода. Кроме того, государство не спешит трудоустраивать окончивших семинарию и не ставших священниками молодых людей. Закон Божий не преподается ни в школе, ни в иных учебных заведениях. Философии и древних языков они не знают. Политологии или светской истории не разумеют. А быть нищим священником на нищем приходе мало кому хочется. Молодые люди давно и ясно поняли, что пока православие не стало государственной религией как в Греции или Испании, то и поступать в семинарию не стоит.

Вот и принимают теперь «слепых хромых сухих, чающих движения воды», как выразился кто-то в бесчисленные семинарии, а содержание их возлагается на приходы и без того обложенные епархиальной данью.

Когда-то взнос на епархию составлял 20% от дохода. Потом к нему добавились 5% взноса на содержание семинарии. А с развитием экономической патриархийной  мысли от этой пагубной (в смысле свободы в распоряжении доходом) традиции решили отказаться. И теперь для исчисления налога берется не доход прихода, а умозрительное количество умозрительных прихожан, выведенное из общего числа населения города или поселка. А ходят ли граждане в церковь, несут ли свои кровные Богу и священнику,  это уже не архиерейская забота. 

Правда, особо сожалеть о тяжелых материальных условиях поповского бытия не стоит. Одна знакомая, кстати, матушка как-то в сердцах сказала: »И что их жалеть. Ни один поп с голоду не умер.» И она была права.

Но вот молодежь все-таки думает не только о куске хлеба, но и о масле на этом куске, а потому не спешит в семинарию. Те же, кто поступает в семинарию, могут быть совершенно малограмотными и неуспевающими даже по своим предметам, пишущими «двацать» и считающими Троицу и Пятидесятницу разными праздниками. Какие же священнослужители из них выйдут? Вряд ли Иоанны Злотоусты, хотя Иоанны Кронштадские или Чаплины — вполне.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic