ansari75

Category:

Реальность или миф. Христос и Павел

Все исследователи постоянно спорят о том, кто есть Иисус Христос: фигура мифическая, собирательная, или реальная.

Да, в Евангелие много противоречий, неточностей, но есть в нем то, что должно убедить каждого в реальности Христа. Для некоторых это покажется абсурдом, и тем не менее, это то, что должно говорить о реальности событий: вся история Христа – история одного рода или клана, как кому нравится. Уж чем они руководствовались, сказать трудно. Но то, что глава этого клана первосвященник, уже наводит на мысли о том, что это было и самовнушение, и жажда власти, и жажда распространения нового учения, и реальная вера в необычность задуманного и возможность исполнения. Ведь и сейчас в некоторых  еврейских кругах кого-то готовят в Машиахи. Так было и тогда. Определенные кланы готовили Мессию, но не всем повезло. Ведь то, что в Евангелии так упорно доказывается не только родословная Христа от царя Давида, но и подчеркивается, что все окружение Христа было в родственных или дружеских (происхождение из одного региона) связях, видимо имело в то время именно фактор доказанности и реальности Христа. Так же следует думать и нам.

Мать Христа Мария и жена первосвященника Захарии были родственницами. Елизавета приходилась родной сестрой матери Марии Анны. В таком случае нет ничего удивительного, что Захария ввел Марию в святая святых, как бы по внушению Божию. Он уже верил в то, что обстоятельства могут сложиться в пользу его мечты – провозгласить пришествие Мессии. Правда, прврзгласил это его сын Иоанн, но кому как не ему ждать и верить в пришествие Мессии.

Итак, начнем с введения во храм отроковицы Марии. Женщинам запрещен был по иудейской вере вход в святая святых храма. Но Марию ввел священник сам, как бы по тайному Божьему промыслу. Но тем священником был Захария. А семья Марии, матери Иисуса и семья первосвященника Захарии – родственники.

Уже, будучи в интересном положении, но еще не объявляя о полученной от Архангела Гавриила благой вести, Мария отправляется к родственнице, которая тоже была беременна:

«Во дни оны воставши же Мариам, иде в Горняя со тщанием, во град Иудов, и вниде в дом Захарии, и целова Елисавет»

И вниде в дом Захариин, и целова Елисавет.

И бысть, яко услыша Елисавет целование Мариино, взыграся младенец во чреве ея: и исполнися Духа Свята Елисавет.

И возопи гласом велиим, и рече: благословена Ты в женах, и благословен плод чрева Твоего

Се бо яко бысть глас целования Твоего во ушию моею, взыграся младенец радощами во чреве моем: и блаженна Веровавшая, яко будет совершение глаголанным Ей от Господа.

И рече Мариам: величит душа Моя Господа, и возрадовася дух Мой о Бозе Спасе Моем:

яко призре на смирение рабы Своея: се бо отныне ублажат Мя вси роди. Яко сотвори Мне величие Сильный, и свято имя Его.

Пребысть же Мариам с нею яко три месяцы, и возвратися в дом свой.(Лук.1:39-49)

Сын Елизаветы и Захарии – это Иоанн Креститель, «В те дни приходит Иоанн Креститель и проповедует в пустыне Иудейской» (Мф. 3: 1).

«и говорит: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 3: 2).

«Ибо он тот, о котором сказал пророк Исаия: глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему» (Мф. 3: 3).

«Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня; я не достоин понести обувь Его; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем» (Мф. 3: 11).

«Тогда приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну креститься от него. Иоанн же удерживал Его и говорил: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?» (Мф. 3: 13–14).

«Но Иисус сказал ему в ответ: оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду» (Мф. 3: 15).

Вольно или невольно, но в этих словах звучит единство действий и обдуманных ранее поступков: «надлежит НАМ исполнить всякую правду».

Брак в Канне Галилейской и чудо там сотворенное. Опять-таки, это свадьба родственника Марии, матери Иисуса. И кому как не родне провозгласить о чуде и распространить слух о нем среди соседей?

Апостолы не только призванные Христом рыбаки и мытари, но и братья Иисуса. Женщины, ходившие за Иисусом тоже по большей части из его родни. 

Апостол Иаков Зеведеев

Старший брат Иоанна Богослова считается первым епископом Иерусалима. К сожалению, но нет информации, как Иаков впервые встретился с Иисусом, но есть версия, что их познакомил апостол Матвей. Вместе с братом они были близки к Учителю, что побудило их просить у Господа, чтобы они сели по обе руки с ним в Царствии Небесном. Он сказал им, что они потерпят бедствия и страдания за имя Христово.

 

Апостол Иуда 

Он был сыном Иосифа Обручника от его первой жены, т.е. сводным братом Христа. 

Апостол Иаков Алфеев

Об этом ученике Христа известно меньше всего. В источниках можно найти такое имя – Иаков Меньший, что придумано для отличия от другого апостола. Иаков Алфеев был мытарем и проповедовал в Иудее, а затем, он вместе с Андреем отправился в Эдессу. Есть несколько версий о его кончины и погребении, так одни считают, что его побили камнями иудеи в Мармарике, а другие – что он был распят по дороге в Египет. Его мощи расположены в Риме в храме 12 апостолов.

 

Апостол Иоанн Богослов

Он был младшим братом апостола Иакова Заведеева, а оба они являлись родственниками Христу по линии Иосифа, т.е предположительно были его внуками.

Апостол Варфаламей 

Согласно практически единому мнению библеистов, описанный в Евангелии от Иоанна, Нафанаил является Варфоломеем. Он был признан четвертым среди 12 святых апостолов Христа, а привел его Филипп

Апостол Петр

Брат Андрея Первозванного, благодаря которому и произошла встреча с Христом, с рождения получил имя Симон. Благодаря своей преданности и решительности он был особенно близок со Спасителем. Он первый исповедал Иисуса, за что его называли Камень (Петр).

 

Апостол Андрей Первозванный

Младший брат Петра первым познакомился с Христом, а затем, уже привел к нему своего брата. Отсюда и возникло его прозвище Первозванный.

 

Апостол Матфей

Изначально Матфей работал сборщиком пошлин, и встреча с Иисусом произошла на работе. Есть картина Караваджо «Призвание Апостола Матфея», где представлена первая встреча со Спасителем. Он приходится братом апостола Иакова Алфеева.
Апостол Фома

Его настоящее имя – Иуда, но после встречи Христос дал ему имя «Фома», что в переводе означает «Близнец». Согласно приданию он был поход на Спасителя, но было это внешнее сходство или что-то другое не известно.

 

Апостол Лука

До знакомства со Спасителем Лука был сподвижником апостолаятого Петра и известным врачом, который помогал людям спасаться от смерти. После того, как он узнал о Христе, то пришел на его проповедь и в итоге стал его учеником.

 

Апостол Симон

Первая встреча с Христом произошла в доме Симона, когда Спаситель на глазах людей превратил воду в вино. После этого будущий апостол уверовал во Христа и пошел за ним. Ему было дано наименование – зилота (ревнителя).

 

Апостол Иуда Искариот

Существует две версии происхождения Иуды, так согласно первой считается, что он приходился младшим братом Симону, а второй – что он был единственным уроженцем Иудеи среди 12 апостолов, поэтому и не приходился родственником другим ученикам Христа.

Соответственно, родственницами были и женщины, сопровождавшие Христа и Его учеников.
Саломия – мать  апостолов Зеведеевых Иакова и Иоанна и Мария Клеопова – мать апостолов Иакова Алфеева и евангелиста Матфея.

Пять из Мироносиц были из Галилеи, а две – Марфа и Мария – из Иудеи, точнее из пригорода Иерусалима селения Вифании.

Верны эти данные или нет, уже не играет роли. Главное - это настойчивость, с которой говорится о родственных связях Христа, его учеников и женщин. И именно это  заставляет нас видеть в самом Христе и его ближнем круге сподвижников подлинных действующих лиц истории. Если бы на тот момент в умах последователей Христа жило подозрение, что слишком тесные родственные связи говорят как раз о том, что вся эта группа является ничем иным, как небольшой сектой, которая по общей договоренности, устраивает мистификацию с приходом Мессии и Его воскрешении, то богословы вряд ли ссылались на подобные факты. Но реалии того времени таковы, что именно родственное единство учеников Христа говорит о подлинности и реальности фигуры их учителя.

Некоторые пытаются увидеть в учении Христа невиданную новизну и необычность, которые и привлекли последователей. Но в Римской империи, где знали Платона, где учил Плотин и философствовал Марк Аврелий, где были стоики и такая личность как Сенека, чьи философские воззрения очень напоминают  учение Христа, ничего удивительного в проповеди Христа не было.  

Удивительной проповедь Христа была только для иудеев. Именно эта несхожесть с Ветхим Заветом позднее привлекла апостола Павла. Но именно то, что он был все-таки иудеем, не позволило ему отказаться от иудейского закона и Ветхого Завета. Иудей Павел навязал миру вместе с философией позднего Рима идею единого Бога в образе иудейского Бога.

Первые христиане-иудеи свято верили в то, что Христос – это Мессия, приносящий себя в жертву, но не так, как персидский Митра или египетский Озирис, не в ходе борьбы добра со злом, а как Искупитель, освобождающий человека от греха и возвращающий этого человека в лоно Бога-Отца. Божественная Троица вполне укладывалась в представления иудеев.

Для римского населения империи сочетание стоической философии и веры в бога не было чуждым или странным, как и учение о едином Боге. Чуждыми были та исключительность и избранничество, которые шли от иудейской религии, основавшей свое единобожие на национальной идее избранного народа.

Но именно эта мистическая составляющая, заточенная на исключительности и непохожести, стала тем притягательным магнитом, который привлек к себе элиту. Экономические и политические расчеты тоже имели место, но исключительность – играла определяющую роль.

Вообще человек, достигший власти и богатства, склонен рассматривать себя как некое исключение, как избранного богом и потому не равного даже своим сословным собратьям. И тогда богатые объединяются в тайные общества, союзы, ордена ложи или клубы. 

В древней Греции тайные общества в основном сосредотачивались на мистическом познании бога. Элевсинские мистерии, посвящённые культу богинь Деметры и Персефоны, и Дионисийские мистерии, посвящённые богу Дионису. При этом содержание проводимых мистических ритуалов было строго засекречено, а число причастных к ним людей ограничено.

В древнем Риме распространялись секты Митры, Изиды и тому подобные тайные культы. Христианские секты пришлись как нельзя кстати для упрочения идей мистического избранничества и тайны, соединяющей этих избранных.

Апостол Павел очень удачно почувствовал эту жажду тайны и исключительности, витающие в любом развитом обществе. Ему удалось соединить две разрозненные части, греко-римскую философию и иудейское избранничество в единую религию. И мы получили стоическую философию в варианте  нетерпимости к  иноверию. Ветхий Завет превратил христианское единобожие в весьма нетерпимую и диктаторскую религию. Но европейскому менталитету правящей элиты именно этот вариант пришелся по душе.  И не случайно народ так долго и мучительно сопротивлялся христианизации. Не единого Бога он отрицал, а ту исключительную нетерпимость ко всему, что составляло привычный окружающий мир.

Единобожие не было привилегией иудеев. Буддисты Индии еще раньше пришли к единобожию. Но буддизм так и остался бродячей религией. А мусульманство Ближнего Востока, призванное объединить кочевые племена арабов, отличалось веротерпимостью. И только Ветхий Закон иудеев сделал христиан с самых первых шагов фанатиками, присвоившими только себе право верить истинно и абсолютно правильно.

Мусульман сделало фанатиками время и войны турок (именно турок, воевавших с Византией, а не арабов, сопротивляющихся крестоносцам) с христианским миром, а христианство изначально носило в своем учение черты исключительности, ведущие к фанатизму и нетерпимости.

Судя по источникам, мы не имеем прямых доказательств существования Иисуса Христа. Их нет, потому что на тот момент никто не видел в нем исключительной личности, о которой необходимо писать в анналах и собирать документы о его жизни. Но клановый характер секты первых христиан убеждает нас в том, что такой человек как Иисус Христос действительно реальная историческая личность. 

Отрицать ее реальность было своеобразным приемом в борьбе с христианством. Раз Христа не было, то отпадала всякая необходимость дальнейшего изучения и Его жизни, учения, и, что важнее, признания самого факта Его воскрешения. 

Отсутствие документальных доказательств реальности той или иной личности еще не является доказательством ее мифичности. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic