Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Category:

Морозовская стачка и бойня в Ладлоу. Уроки истории.


Недавно сторонники приспособления к нынешнему капитализму вспомнили как в царской России те же самые капиталисты – купцы заботились о своих рабочих и создавали им школы, больницы и чуть ли не выдавали отдельные квартиры. И как всегда в пример приводили Савву Морозова.
Конечно, капиталист иногда способен задуматься о том, что улучшение условий труда это один из способов повышения прибыли. Но задумываться он начинает либо когда его капитал уже настолько велик, что небольшая подачка наемным работникам не изменит его нормы прибыли, либо его к этому принудит сам рабочий и соответственно страх повторных действий протеста и борьбы с жестокими условиями труда.
Чтобы не бояться делать улучшения в образе жизни и труда рабочим, капитализм должен стать монополистическим. Нынешние транснациональные корпорации, Ротшильды и Рокфеллеры могут себе позволить повышать производительность труда не увеличением эксплуатации трудящегося, а введением новых технологий, нового оборудования. Могут даже научно-исследовательские центры содержать, чтобы там занимались разработками новых технологий и систем эксплуатации производства.
Но при этом не следует забывать, что во-первых, капиталист работает и живет ради своего капитала. Капитал требует, он осуществляет. И интересы рабочего человека как, впрочем, и ученых, разрабатывающих новые методы производства, как весь народ в целом, не являются предметом забот капитала. Более того, есть даже теории, что деньги рабочему – это потерянные деньги. Чем больше заплатишь наемному работнику, тем больше он потратит денег впустую, то есть на себя, а не на процветание капитала. Не следует увеличивать зарплаты и улучшать условия жизни народу. И то, и другое придет само, постепенно просачиваясь сквозь образ жизни и потребление богатых.
Во-вторых, капиталист богатеет, позволяя себе поднимать уровень жизни в своей стране, потому что имеет возможность эксплуатировать страны, где уровень жизни ниже, чем в метрополии. Наличие колоний когда-то, теперь независимых и суверенных государств, но зависящих экономически и политически от метрополии, во многом облегчает капиталисту задачу по умиротворению метрополии при условии увеличения эксплуатации колоний, дающей рост собственной прибыли.
Есть еще и третий момент: задуматься о будущем и улучшить жизнь наемных работников капиталиста заставляют сами наемные работники, устраивая забастовки, акции протеста и даже вооруженные столкновения. Именно эти действия и сделали возможным прогресс в странах капитала, повысили уровень жизни населения и превратили Европу и Америку в столь заманчивые для обывателя страны. Не будь борьбы рабочего класса за свои права, не было бы современного капитализма, а оставался бы он еще сотни лет на уровне застойного хозяйства, где богатство извлекается не прогрессом, а нещадной эксплуатацией рабочего человека.
Меценат Савва Морозов в свое время был обычным капиталистом- эксплуататором. Самая первая забастовка рабочих случилась именно на мануфактурах Саввы Морозова. Она так и называется в истории «Морозовская стачка» 7–17 января 1885 года на текстильной фабрике «Товарищества Никольской мануфактуры Саввы Морозова, сына и Ко» в селе Никольском (позднее село вошло в состав города Орехово-Зуево).

В 1903 году прошла стачка рабочих Златоустовского завода. Заводоуправление решило все последствия кризиса переложить на плечи рабочих. Им были предложены новые расчетные книжки с правилами, значительно ухудшающими условия найма. Снижалась заработная плата, увеличивались штрафы, устанавливался 11-12 часовой рабочий день. 9 марта рабочие большепрокатного цеха объявили забастовку, которая 11 марта охватила весь завод. Для переговоров с администрацией были избраны уполномоченные. Но в ночь на 12 марта их арестовали. По указанию уфимского губернатора в Златоуст были введены войска.
13 марта перед домом горного начальника, в котором остановился прибывший из Уфы губернатор Богданович, собралось более двух тысяч рабочих и члены их семейств. Рабочие требовали отмены новых расчетных книжек и освобождения своих уполномоченных. Губернатор приказал солдатам открыть огонь по безоружной толпе. 69 человек было убито и более 250 ранено.

Впервые в России была расстреляна огромная безоружная толпа рабочих.
Богданович ненадолго пережил своих жертв. 6 мая 1903 года в Ушаковском парке Уфы член Боевой организации эсеров Егор Дулебов убил Богдановича за его роль в расстреле демонстрантов в Златоусте.
Кровавая трагедия на приисках Ленского золотопромышленного товарищества («Лензото») 4 (17) апреля 1912 г. не раз привлекала к себе внимание историков и отражена в значительной мемуарной, научно-исследовательской и популярной литературе. Обостренное внимание к этому событию вполне понятно.

Ленский расстрел 1912 г.
Даже в царской империи, приученной к самым крайним эксцессам классовой борьбы, расстрел мирного шествия рабочих, в результате которого, по официальным данным, оказалось 202 убитых и 170 раненых, был событием чрезвычайным. Современников поражало полное несоответствие мирного хода строго дисциплинированной забастовки с жестокостью мер, предпринятых для ее подавления.
В 1913 году стачечное движение поднялось на новую высоту. По официальным данным, бастовала 861 тыс. рабочих. По более полным данным рабочей печати, в забастовках участвовало 1 272 тыс. человек. Первое место по размаху стачечного движеќния занимал Петербург, затем шли Москва, Рига и Ревель. В стачечную борьбу вступали новые районы: Западный край, Поволжье, Донбасс, Кавказ. Массовые политические стачки проќизошли 9 января, в день годовщины ленского расстрела, а также 1 мая. В революционной маевке 1913 года участвовало 420 тыс. рабочих, из них 250 тыс. в одном Петербурге.

Бастующие рабочие у ворот Путиловского завода, 1905 год.
Свою историю мы помним и считаем, что наш капитализм был самым жестоким. Но капитализм нигде и никогда не был благодетелем и пропагандистом культуры, уважения и любви между всеми слоями населения.
Временное улучшение уровня жизни под видом глобализации, но на деле явившееся результатом существования международного социалистического движения и стран социализма, не является реальным положением капиталистической системы. На деле ничто не может скрыть эксплуататорский характер этой системы и смягчить капиталистическую эксплуатацию может только осознанное и грамотное рабочее сопротивление. Западный капитализм приобрел черты гуманности и свободы только в результате активной позиции самого населения Запада, но на деле его история ничем не отличается от российской.
Ротшильды и Рокфеллеры сейчас являют нам образ великих политических деятелей и меценатов. Но совсем недавно, в начале прошлого века Рокфеллеры ничем не отличались от любого капиталиста-эксплуататора и не стремились проявить заботу о рабочем классе.
Из книги Говарда Зинна (1922-2010) "Американская империя. С 1492 года до наших дней"

"Одиннадцать тысяч горняков, в основном иммигранты (греки, итальянцы, сербы), работали на юге штата Колорадо на компанию «Колорадо фьюэл энд айрон корпорейшн», принадлежавшую семейству Рокфеллер. Возмущенные убийством одного из профсоюзных лидеров, они начали забастовку, протестуя против низкой оплаты, опасных условий труда, феодального контроля за их жизнью в поселках, которые были полностью подчинены добывающим компаниям. Когда началась забастовка, ее участников немедленно выселили из бараков в шахтерских поселках. При помощи Объединенного союза горняков они разбили на близлежащих холмах палаточные городки и продолжили стачку и пикетирование, используя эти поселения как свою базу. Нанятые представителями Рокфеллеров детективы из агентства Болдуина — Фелтса, вооруженные пулеметами Гэтлинга и винтовками, совершали налеты на палаточные лагеря. Список погибших шахтеров все увеличивался, но они держались, захватили во время одной из перестрелок бронепоезд, сражались, не пуская на шахты штрейкбрехеров.

Национальные гвардейцы на крыше поезда. Штат Колорадо. США. 1914 год.

В ситуации, когда горняки продолжали сопротивление и не сдавались, а шахты простаивали, губернатор штата Колорадо (которого управляющий шахтами, принадлежавшими Рокфеллеру, как-то назвал «наш маленький губернатор-ковбой») вызвал Национальную гвардию, которой платили жалованье Рокфеллеры. Сначала шахтеры сочли, что национальных гвардейцев направили для их защиты, и приветствовали отряды флагами и одобрительными возгласами. Вскоре они узнали, что гвардия прибыла для разгона забастовки и под покровом ночи завела на территорию шахты штрейкбрехеров, не сообщив им, что идет стачка. Гвардейцы избивали горняков, сотнями арестовывали их, конные стражи порядка разгоняли демонстрации женщин на улицах Тринидада, центрального поселка района. Но шахтеры отказывались сдаваться. После того как они продержались всю холодную зиму 1913/14 г., стало ясно, что для прекращения забастовки нужны экстраординарные меры воздействия.

В апреле 1914 г. две роты Национальной гвардии расположились на холмах выше самого населенного палаточного городка бастующих у Ладлоу, где жили 1 тыс. мужчин, женщин и детей. Утром 20 апреля по палаткам был открыт пулеметный огонь. Шахтеры начали отстреливаться, Их вожака, грека по имени Лу Тикас, пригласили на холм для обсуждения условий перемирия, а затем рота гвардейцев расстреляла его. Женщины и дети, чтобы спрятаться от пулеметного огня, окапывались под прикрытием палаток. На закате гвардейцы с факелами спустились с холмов, подожгли жилища, и семьи шахтеров бежали в горы; от выстрелов погибли 13 человек. На следующий день телефонист, прокладывавший кабель среди пепелища городка Ладлоу, приподнял в одной из палаток детскую железную кроватку, которой была прикрыта яма в земле, и обнаружил там обуглившиеся скрюченные тела 11 детей и двух женщин. Эти события стали известны как «бойня в Ладлоу».

Новости быстро распространились по стране. В Денвере ОСГ выпустил «Призыв к оружию», в котором говорилось: «В целях обороны собирайте все оружие и боеприпасы, разрешенные законом». Триста вооруженных забастовщиков отправились из других палаточных городков в район Ладлоу, перерезали телефонные и телеграфные провода и начали готовиться к бою. Железнодорожники отказывались перевозить солдат из Тринидада в Ладлоу. В Колорадо-Спрингс 300 горняков — членов Союза оставили рабочие места и отправились в район Тринидада, имея при себе револьверы, винтовки и дробовики.

В самом поселке шахтеры пришли на похороны 26 погибших в Ладлоу, после чего собрались в одном из соседних домов, где для них было заготовлено оружие. Горняки забрали винтовки и отправились в горы, уничтожая шахты, убивая охрану и взрывая шахтные стволы. Пресса писала, что «в окрестных холмах на всех направлениях неожиданно появились люди». В Денвере 82 солдата из роты, уже посаженной в военный поезд, направляющийся в Тринидад, отказались ехать. Газеты писали: «Эти люди заявили, что не будут участвовать в расстреле женщин и детей. Они освистали тех 350 человек, которые согласились на это, и кричали в их адрес проклятия».

На лужайке перед зданием законодательного собрания штата в Денвере под дождем прошла пятитысячная демонстрация, участники которой потребовали, чтобы офицеров Национальной гвардии, причастных к событиям в Ладлоу, судили за убийство, а губернатор был назван пособником этого преступления. Денверский Союз сигарщиков проголосовал за отправку 500 вооруженных людей в Ладлоу и Тринидад. Женщины из денверского филиала Объединенного профсоюза портных объявили о том, что 400 их членов добровольно вызвались помогать бастующим в качестве медсестер.

Демонстрации и митинги проходили по всей стране. Пикетчики маршировали у штаб-квартиры Рокфеллеров — дома № 26, расположенного на Бродвее в Нью-Йорке. Священник устроил акцию протеста у церкви, где Дж. Д. Рокфеллер иногда выступал с проповедями, и полиция избила святого отца дубинками. Губернатор Колорадо попросил прислать федеральные войска для наведения порядка, и Вудро Вильсон ответил на просьбу согласием. Когда меры были приняты, забастовка потерпела неудачу. В дело вмешались Комитеты Конгресса, собравшие тысячи страниц свидетельских показаний. Профсоюз так и не был признан. Шестьдесят шесть мужчин, женщин и детей были убиты. Ни одному из бойцов отрядов милиции или охранников шахт так и не предъявили обвинения за эти преступления."
Когда-то Мичурин сказал: «Нам нельзя ждать милости от природы, взять их у нее наша задача».
Эту фразу наши граждане должны изменить так : «нам нельзя ждать милостей от капиталиста. Взять их у него – наша задача».
К сожалению, наши граждане, приученные социализмом к тому, что власть всегда заботится о народе, и портят эту благостную картину лишь отдельные личности, типа бюрократов или теневиков, никак не могут понять, что нынешняя система капитализма никогда и ни в чем не рассчитана на народное благосостояние. Цель ее – капитал. Как когда-то у всех империй и царств целью было процветание верховного правителя и богов, его защищающих и помазывающих, так у капитала целью является прибыль и ее безостановочный рост, даже если при этом половина населения вымрет.
Сейчас на злобу дня все пишут грозные филиппики против повышении пенсионного возраста, повышении НДС, росте цен на бензин. Но разве вышли наши граждане на акции протеста? Разве демонстрируют несогласие с мерами правительства как французские фермеры? Нет. Все рассчитывают на то, что добрый царь-батюшка заступится и помилует будущих пенсионеров. Что ж, видимо для того и унижают во всех статьях большевиков, сносят памятники Ленину и переименовывают улицы в честь боженькиных праздников и боженькиных святых, чтобы народ даже в мыслях не держал образцы борьбы народа за свои права.
Савву Морозова, Рокфеллера и его собратьев капиталистов сделали уступчивыми не огромные прибыли и богатства, а только всеобщая солидарная борьба всех трудящихся за свои права.
Я не призываю всех тут же браться за оружие. Нужно создавать рабочие партии, нужно использовать все методы легального сопротивления эксплуататорской политике государства.
250 тыс. мужчин пришли молиться в мечеть на Рамадан или Ураза Байрам в одной только Москве. 300 тыс прихожан ходят на Пасху в православные храмы той же Москвы. Если вместо бесплодных и бессильных молитв Богу, эти граждане пришли на митинг и потребовали от властей исполнения ими же самими данных обещаний, то власти задумались над правильностью своих действий. Ведь дело в том, что власти привыкли давать обещания и не исполнять их, потому что никто из населения от них не требует этого исполнения. Безответственная власть и покорное население. Что может быть лучше для капиталиста.
Tags: политическая борьба рабочий класс капита
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments