ansari75

Category:

Добрые нравы имеют большее значение, чем хорошие законы (Тацит)


Недавно в новостных лентах попалось сообщение: « каждый пятый россиянин хочет уехать из страны навсегда». Естественно, первое объяснение напрашивалось чисто экономическое: низкий уровень жизни, низкие зарплаты, но высокие налоги, невозможность решить жилищные проблемы, невозможность самореализоваться,  отсутствие надежд на будущее.

Но следом в том же интернете привлекло внимание активное обсуждение животрепещущей темы: допустимо или нет сниматься в купальниках в откровенных позах молодым и не очень, красивым и не очень, женщинам,  Скандал в благородном семействе по поводу нравственности. И все бы ничего, да вот снимки свои в соцсети выложили не кто-нибудь из молодых домохозяек, а школьные учительницы. Нечто новое в демонстрации своих прав, наподобие выпускников  Академии ФСБ на арендованных геленвагенах или будущих летчиков  в эротической форме показывающих, чем занимаются в училище. Теперь вот фотосессия в стиле «ню» школьных учительниц .Одни демонстрировали свою значимость, другие молодость и крепкое молодое тело, но и те, и другие, и третьи хотели публичности и лайков.  Правда, отношение общества оказалось не однозначным, а соответственно и реакция властей. Демонстрация богатства и стиля жизни «золотой» молодежи обездоленное  большинство страшно возмутила. Защитников не нашлось и выпускников тут же уволили из органов. Но вот за будущих летчиков и учительниц  вступилось это самое большинство. Ибо оно, это большинство до сих пор еще очень болезненно реагирует на богатство-бедность, но совершенно не отличает свободу как осознанную необходимость, и свободу как свободу от нее, т.е. от культуры, от  самоуважения, от ответственности, от обязанностей и нравственности.

Очень многие тут же оценили всех, кто признает правила поведения в обществе самой первой необходимостью, совками. И не мудрено. Умение вести себя, просвещение, культура и уважение к другим были первостепенными задачами советского воспитания.

Ненавистники  «совка» тут же припомнили запрет на посещение кафе в джинсах, а кинотеатров в шортах. Какое жуткое подавление свободы существовало в СССР. Да, существовало, но не подавление свободы, а попытка облагородить нравы и создать различие между публичным заведением и собственным двором, где ты волен ходить хоть в подштаниках. Ведь существуют правила хорошего тона на Западе, когда в самой демократичной стране в театр, на прием, даже в элитные рестораны требуется приходить отнюдь не в джинсах и майке. Существуют же и у нас фейс контроли в элитных клубах, дресс коды в банках и офисах.  Правда, респектабельность западного образца достигается не запретом, а еще существующим социальным статусом и различием между слоями населения за счет имущественной и родовой разницы.

Другое дело улица. Здесь давно уже нет ни социального статуса, ни социальной разницы между гражданами. Учебные заведения, места публичного пользования (транспорт, кафе, кинотеатры, даже театры) давно расстались с принципом «встреч по одежке». На улицах можно встретить людей в любой, модной на тот момент, одежде, будь то рваные джинсы, шорты, от которых осталась только верхняя часть или топики, очень напоминающие нижнее женское белье прошлого века. Улица демократична, потому что она не имеет статуса и главное – анонимна.

Вот и не получилось у советской власти воспитать улицу в отношении одежды. Но вот в отношении культуры поведения воспитательная работа велась постоянно. И именно эту сторону общественной жизни многие воспринимали как ограничение их свобод. Но долгожданная свобода от всех правил и ограничений наконец пришла, и ее восприняли как право каждой личности жить не сообразуясь ни с чьим мнением, ни с какими ограничениями, ни с какими правилами. Если уж свобода, то непременно, что хочу, то и делаю и никто мне не указ. А ведь еще древние говорили:  поступай с другими так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой.

Есть  тонкая грань между допустимым и недопустимым, между нравственным и безнравственным, которая отделяет твое личное пространство от общественного, публичного. И если в личной жизни ты поступаешь в соответствии с твоим характером, то в общественной жизни в соответствии со своим социальным статусом, который обязывает подавлять личное в угоду общественным нравам.

Что такое нравы? Это «эмоционально окрашенные и имеющие нравственное значение обычаи, нормы поведения, добровольно выполняемые людьми в условиях определенной общественной формации или сообщества (коллектива, класса, нации). Так, можно говорить о нравах русских людей, о нравах в школе, нравах, царящих в любой профессиональной среде. Нравы вытекают из постоянного и свободного соблюдения каких-либо норм, традиционно из поколения в поколение передаваемых в сообществе, в среде. О нравах чаще говорят тогда, когда сталкиваются с нарушением норм нравственности, со своеволием и произволом»

Слово «нрав» «происходит от слова «нравственность». Нравственность — это условная внутренняя оценка самим человеком норм своего же поведения, своих поступков с точки зрения ценности добра. Термин вплотную связан с ещё одним понятием — мораль, т. к. именно она, в нашем понимании, отвечает за различия добра и зла.»

Что же мы наблюдаем в нашем свободном обществе? Полное стирание грани между нравственностью, вседозволенностью и произволом, а значит между добром и злом.

Казалось бы, что опасного в таком невинном  факте, как фотографии учительниц в откровенном виде или песня в исполнении будущих летчиков в столь же откровенном виде? Спросите себя и самих участников, зачем  это сделано и почему. И они ответят, что для них -это прихоть  человека, освобожденного от любого нравственного долга. Это демонстрация своего уровня культуры, кругозора и мыслительных способностей, не поднимающихся выше зависти к поп и порнозвездам.

Когда члены ЛГБТ выходят на улицу и заявляют о своих правах в области сексуальной ориентации,  правы  они или нет, но они четко ставят задачу и определяют цель.

Демонстранты с лозунгами »Долой стыд« в начале 20 века тоже четко понимали свои задачи как свободу от условной стыдливости.  Даже украинок из движения »Фемен« можно понять. Они действуют через вызов и провокацию в политических интересах.

А наши учителя и летчики? В широком понимании их действий — это хамство и больше ничего. Никакого вызова патриархальным нравам, никакого требования, основанного на новой религии, признать красоту молодого тела и позволить обществу любоваться им по примеру древней Греции. Наглый потребительский подход к обществу и освобождение себя от ответственности перед ним.

Почему в Европе до сих пор демонстрация свободных нравов или нарушение общественной морали представителями высших социальных слоев   вызывает осуждение тех, кто нарушил правила. Границы ответственности личности перед обществом четко проведены и соблюдаются.

Публичная демонстрация того, что является нарушением нравственности, недопустима.

Только не у нас. Нас намерено загоняют в ситуацию, когда нарушение нравственных традиций, превращение сдержанного поведения в распущенность под фиктивным определением свободы, провоцирует в обществе  безответственность  и неуважение друг к другу. Всегда находятся защитники, которые считают нравственность и нравы пережитком «совка» и стремлением общества ограничить их свободу на хамство и безответственность.

Почему все возмущаются гей-парадами и спокойно относятся к безнравственным поступкам учителей, летчиков, актрис или священнослужителей? Обычно заявляют, что гей-парад — это растление малолетних. А откровенные фотографии учительниц, разве не растление собственных учеников, которые все поголовно сидят в соцсетях? Неумение отличить личное от общественного, неспособность осознать, что вседозволенность стирает грань между добром и злом, нравственностюь и безнравственностью делает наше общество очень не комфортным для жизни.

Особенно странно слышать оправдания свободе от нравственности и культуры, от тех, кто безропотно разделяет духовные ценности и считает закон об оскорблении чувств верующих вполне приемлемым. Как можно считать ханжеством неприятие демонстрации свободной манеры поведения и в то же время в церкви надевать платочки и юбки поверх джинсов, не понимая, что именно это и есть ханжество и лицемерие, поскольку создает не благочестие жизни и поведения, а лишь видимость благочестия через одежду, якобы узаконенную канонами церкви.

Лицемерное благочестие с одной стороны и откровенная провокация, демонстрирующая цинизм и безнравственность, ведущие к хамству и бесцеремонности в поведении, создают ту внутреннюю обстановку и климат в обществе, которые очень гармонично дополняют все издержки экономической политики государства.

И не стоит удивляться тому, что многие публичные люди заявляют о том, что не любят русских, Россию и готовы навсегда покинуть ее.  Теперь к ним присоединились и обычные люди. Распущенность вместо культуры, вседозволенность вместо уважения. И в результате неприятие этого общества и условий жизни в нем диктуются не только экономическими причинами.

Рассказы А.П.Чехова, еще о дореволюционном обществе, потом рассказы м.Зощенко и М.Булгакова уже о постреволюционной Российской социальной среде дают нам представление о том, что есть культура и нравы.

Невежество в сочетании с низкой культурой народа были причиной того, что в 1917 году многие представители интеллигенции и аристократы предпочли покинуть Россию, а не  заняться воспитанием нравов народа. Но советская власть занялась именно просветительством, воспитанием и привитием культурных ценностей населению.

И вот теперь мы вновь возвращаемся в то общество, для которого нет запретов и понятий нравственности, дозволенности, свободы и цинизма.

Когда-то в одном советском фильме на вопрос: как объяснить, почему нельзя читать чужие письма, старая учительница сказала: «А ничего объяснять и не надо. Нельзя и все».

Парадокс, но теперь именно учительницы говорят: «Все можно, если хочется».

Вот и рождается у людей, еще думающих и желающих жить в комфортном обществе, желание покинуть эту страну навсегда.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic