ansari75

«Король лжецов». Настоящая история барона Мюнхгаузена


Недавно мне пришлось писать о русских и современных лжецах по мотивам повести Писемского.  Ложь или вымысел всегда были свойственны природе человека. Преувеличить, увидеть больше, чем было в реальности. Эти причуды человеческой психики проходят через весь эпос народов мира, через мифы и сказания. Даже религиозные переживания и те очень часто являются плодом всего лишь обостренного желания видеть то, чего нет в действительности.

Но мы не стали обращать внимания на тот факт, что ложь — это элемент психики, благодаря тому, что однажды в 18 в., когда Просвещение и науки начали свое преобразование европейцев в просвещенных граждан, писатель Рудольф Распе не написал рассказы о приключениях некоего барона Мюнхгаузена.

 Все, что было когда-то в мифах и сказаниях как действия необыкновенных героев и богов, богатырей и вождей, то, что всегда ассоциировалось с правдой и величием прошлых веков, было низведено на уровень бытовой человеческой лжи. Сам Рудольф Эрих Распе был не только писателем, но и археологом. Он первый стал внимательно читать древние тексты и подвергать сомнению некоторые из них.Он был одним из первых, кто, почувствовал сомнительность древности «Песен Оссиана».

Не удивительно, что рассказы о бароне Мюнхгаузене стали как бы призывом не верить всему, что кем-то и когда-то рассказывалось.

В 1785 г, Распе выпустил свои рассказы в свет на английском языке. Заслуга писателя заключается в обработке материала из «Путеводителя» и превращении его в цельное произведение, обладающее в известной мере законченной структурой и объединенное единым рассказчиком — бароном Мюнхгаузеном. В этой книге на первое место была выдвинута мысль о наказании лжи, и эта проблема решается с позиций просветительства.

В предисловии к пятому изданию Распе отмечал большой успех историй барона. Он приводит в качестве источника своих рассказов «Правдивую историю» Лукиана и подчеркивает, что книга призвана служить развлечением и сатирой на некоторых писателей, которые рассказывают в своих произведениях о различных ужасах и распространяют ложь. В предисловии цитируются слова Свифта в обращении «Издателя к читателю»: «Все произведение, несомненно, дышит правдой, да и как могло быть иначе, если сам автор известен был такой правдивостью, что среди его соседей в Редрифе сложилась даже поговорка, когда случалось утверждать что-нибудь: это так же верно, как если бы это сказал мистер Гулливер».

Удивительно другое. Свои рассказы сам барон, а позднее и Распе, начинали с рассказов о прибывании барона в России. Уж трудно сказать по какой причине, но вполне возможно, что именно российский менталитет подействовал таким странным образом на немца и его воображение, что все, что он рассказывал, вызывало недоверие немецких слушателей. Немецкий бюргер и русский императорский двор оказались несовместимы.


11 мая 1720 года родился барон Мюнхгаузен, известный «король лжецов», любимый герой детских книжек и фильмов.


Мюнхгаузен — знаменитый литературный персонаж анекдотических рассказов о невероятных приключениях и фантастических путешествиях. Его имя давно стало нарицательным как обозначение человека, рассказывающего воображаемые истории. Но далеко не всем известно, что в основе этих небылиц лежит реальная история: Мюнхгаузен действительно существовал.

Полное имя «короля лжецов» Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен. Родился он ровно 298 лет назад, 11 мая 1720 года, недалеко от немецкого города Ганновер в семейном поместье, где сейчас располагается музей, посвящённый знаменитому земляку и по совместительству литературному герою. О Мюнхгаузене уже больше двух столетий пишут книги, снимают фильмы и мультфильмы, ставят спектакли, его именем даже названо психическое заболевание (когда человек не может достоверно передать конкретную информацию). Такой популярностью Карл обязан не только своей потрясающей фантазии, но и редкому таланту — никогда не терять присутствия духа и находить выход даже из самых трудных ситуаций.

Знаменитый рассказчик принадлежал к древнему аристократическому нижнесаксонскому роду Мюнхгаузенов, известному ещё в XII веке. В XV—XVII вв.предки Карла считались наследственными маршалами Минденского княжества, а в XVIII столетии получили баронский титул. Среди них были отважные воины и вельможи, но самым известным носителем фамилии оказался «тот самый Мюнхгаузен».

Однако всё ещё может измениться: около 50 представителей древнего рода живут и в настоящее время.

«Я выехал в Россию…»

«Я выехал в Россию…», — с этих слов начинается один из знаменитых детских рассказов «Приключения барона Мюнхаузена» Рудольфа Распе, который повествует о том, как во время сильнейшего снегопада барон привязал свою лошадь к столбику, оказавшемуся крестом колокольни. И не было бы всех этих анекдотов, книг, фильмов, если бы в декабре 1737 года в качестве пажа герцогаАнтона Ульриха Мюнхгаузен не отправился в Россию. Антон Ульрих был представителем одного из знатнейших семейств в Европе, именно поэтому Анна Иоанновна избрала его женихом для своей племянницы, принцессы Анны Леопольдовны.

В России рядом с молодым герцогом у Мюнхгаузена открывались возможности блестящей карьеры, так как императрица Анна Иоанновна на все высокие посты предпочитала назначать «иноземцев». Уже в 1738 году немецкий барон участвовал в турецкой кампании, поступил в чин корнета в престижном Брауншвейгском кирасирском полку, затем стал поручиком и даже принял командование первой, элитной ротой. Но на этом лёгкое восхождение по карьерной лестнице было окончено — причиной тому стал елизаветинский переворот. Младшая дочь Петра I считала, что у неё значительно больше прав на престол, и в 1741 году арестовала всю царствующую семью. Если бы Мюнхгаузен всё ещё оставался в свите Антона Ульриха, его бы ожидала ссылка, но барону повезло — он продолжил военную службу. К этому времени Карл уже успел проявить себя честным офицером, аккуратно исполнявшим все обязанности, но следующий чин ему не давали, ведь он имел отношение к опальной царской семье. Только в 1750 году после многочисленных прошений последним из представленных к повышению его назначили ротмистром. Барон понимал, что в России удача больше ему не улыбнётся, и под предлогом семейных дел отправился в годичный отпуск на родину вместе со своей молодой женой, дочерью рижского судьи, прибалтийской немкой Якобиной фон Дунтен. Затем он дважды продлял отпуск и наконец был отчислен из состава полка. На этом «русская одиссея» Мюнхгаузена завершилась, барон стал обычным немецким помещиком и вёл жизнь среднеобеспеченного землевладельца. Ему оставалось только вспоминать о службе в России и рассказывать о своих приключениях, в которые довольно скоро слушатели перестали верить.

«Король лжецов»

Боденвердер, где располагалось семейное поместье Мюнхгаузенов, в то время был провинциальным городком с населением в 1200 жителей, с которыми, к тому же, у барона сразу не заладились отношения. Он общался только с соседями-помещиками, ходил охотиться в окрестных лесах и изредка бывал в соседних городах. Со временем к Карлу прицепились обидные прозвища «барон-лжец», «король лжецов», и «вранья вруна всех вралей», а всё от того, что он не без преувеличения рассказывал о своих приключениях в России, о лютой русской зиме, о сказочной охоте, о придворных обедах и праздниках. В одном из своих воспоминаний Мюнхгаузен описывал гигантский паштет, поданный на царском обеде.

Когда с него сняли крышку, наружу вышел одетый в бархат человечек и с поклоном преподнёс императрице на подушечке текст стихотворения.

Можно было бы усомниться в этой выдумке, но о подобных обедах сегодня рассказывают даже историки, земляки же Мюнхгаузена видели в этих словах только ложь.

Карл был весьма остроумен и чаще всего начинал свои воспоминания в ответ на слишком уж невероятные россказни охотников или рыболовов об их выдающихся «подвигах». Один из слушателей Мюнхгаузена так описывал его рассказы: «…Он жестикулировал всё выразительнее, крутил руками на голове свой маленький щегольской паричок, лицо его всё больше оживлялось и краснело. И он, обычно очень правдивый человек, в эти минуты замечательно разыгрывал свои фантазии». Эти фантазии любили пересказывать, и вскоре истории барона приобрели широкую известность".

Однажды в одном из берлинских юмористических альманахов было опубликовано несколько рассказов «весьма остроумного господина М-х-з-на, который живёт недалеко от Ганновера.

В 1785 году писатель Рудольф Эрих Распе превратил эти истории в цельное произведение и издал их в Лондоне под заголовком «Повествование барона Мюнхгаузена о его чудесных путешествиях и походах в Россию». Сам Карл увидел книгу на следующий год, когда она вышла в немецком переводе. Барон пришёл в ярость, ведь в ней без намёков указывалось на его персону. В то время, пока Мюнхгаузен через суд тщетно пытался наказать всех, кто опорочил его честное имя, книга продолжала пользоваться фантастической популярностью и переводиться на разные языки. Очень скоро жизнь барона стала невыносима, он превратился в объект насмешек. Карл был вынужден ставить вокруг дома слуг, чтобы они отгоняли любопытных, которые приходили поглазеть на «короля лжецов».

Кроме литературных потрясений в это время на Мюнхгаузена навалились семейные неурядицы: в 1790 году умерла Якобина, и он во второй раз женился на 17-летней Бернардине фон Брун, которая после свадьбы стала вести слишком легкомысленный образ жизни. Барон не захотел прославиться ещё и рогоносцем и затеял дорогостоящий бракоразводный процесс, выжавший не только остаток денег, но и сил у 76-летнего немца. В результате, в 1797 году Карл умер в полной нищете от апоплексического удара. До последних дней он оставался верен себе, и перед смертью, отвечая на вопрос ухаживавшей за ним единственной служанки, как он лишился двух пальцев на ноге (отмороженных в России), Мюнхгаузен сказал: «Их откусил на охоте белый медведь».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic