ansari75

Церковь и жизнь

Современные граждане недовольны тем, что церковь и ее служители служат не столько Богу, сколько собственным корыстным интересам. 

Но вот недавно помещен мною отрывок из повести А.Ф.Писемского, писателя второй половины 19 века. Можно взять рассказы Н.Лескова. Можно почитать М. Горького или посмотреть картины русских художников реалистов. И везде мы найдем один и тот же образ церковнослужителя-попа, корыстолюбивого и меркантильного.

Тот же самый тип воспроизвелся почти автоматически в нынешних условиях. Причина не в том, что религия – опиум для народа. Она – опиум в идеологическом и воспитательном значении. Но не она формирует поповскую жадность и корыстолюбие, пьянство и нарушение канонов. Причина в  системе, которая позволяет человеку бесконтрольно пользоваться своим правом неограниченных возможностей. Это то же самое право, которое сейчас рождает безответственность и своеволие в слое богатых людей, в рядах властных администраторов и собственников.

Человек слаб. Никакие доводы разума и совести не удержат его от жадности и корыстолюбия, если на пути его не будет поставлен заслон в виде контроля и учета, в виде закона с наказанием при его нарушении. Но страх Божий не просто не имеет силы. Его неизвестно как и в каких случаях стоит использовать против себя или для себя. Иными словами, Бог плохой контролер, а вера очень и очень призрачна.

Классовое общество на основе частной собственности на средства производства всегда будет воспроизводить один и тот же стереотип поведения: бесправие одних и неограниченную свободу от закона нравственности и чести других. 

Сколько бы не прошло веков до тех пор пока богатство и собственность делают одних сильными и безответственными (не будут же они судить самих себя), а других – зависимыми рабами, столько же веков будет верна басня Крылова «Волк и ягненок»: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».

В государстве с законами и административными правилами,  все-таки иногда справедливость торжествует. Казнокрады и взяточники, наносящие ущерб не отдельному гражданину, а государственному бюджету все-таки оказываются на скамье подсудимых.

Но вот церковная организация – это совсем уникальная организация, где каждый ее член ответственен только перед Богом.

Конечно, есть и в церкви каноны и надзор, но они регламентируют только взаимоотношения клирика и Бога. Приход, благочиние, епархия – это то, что свободно от всякого надзора в сфере финансов и экономической деятельности. Надзор только один: каждый вышестоящий клирик следит только за тем, чтобы денежный поток в его организацию не иссякал. В каждой епархии есть определенный процент, который должны уплачивать в казну архиерея благочиния. Благочиния взимают процент с приходов. Приходы составляют отчеты по своим доходам. И при этом никто никого не только не проверяет, но даже не интересуется, а может ли приход собрать со своих прихожан достаточно средств на взнос.

Как исчисляется налог? По количеству населения в селе, округе, епархии. 

Каждый поп на каждом приходе озабочен только одной мыслью: как обогатится самому и при этом не снизить доход. Ведь от его взноса будет зависеть его карьера, а от утаенной части – уровень его собственного благосостояния. Вот и трудится он, чтобы показать приход достаточно хорошим для отчета и недостаточно опустошительным для кармана. А каждый архиерей старается ради карьеры увеличить доход, показать его высшей инстанции максимально, чтобы получить поощрения и награды. Заботиться о приходских священниках ему нет нужды: они всегда найдут средства на содержание его архиерейского жития.

Таким образом, приход становится своеобразной духовной вотчиной попа. Он должен заплатить налог Богу в лице епархиального архиерея, а все остальное божье становится его источником пропитания. Никто не может осудить священника, никто не может проконтролировать. Да, если и пожелает, то больших успехов не достигнуть. На что в советское время фискальная система была жесткой и строго контролирующей любой доход, даже и ее фининспекторам не всегда удавалось выяснить подлинный доход прихода. Вся система денежных отношений внутри церкви построена на произволе и бесконтрольности и зависит только от честности самого священника. 

Но русское духовенство, как правило, обременено семьей, благосостояние которой зависит от доходов прихода. И вряд ли священнику процветание Бога дороже процветания собственной семьи. Подобный подход трудно осудить и посчитать порочным. То, что отдается Богу, так или иначе, отдается и Его служителям, которых в конечном итоге и проверять-то некому, кроме Бога.

Это в богословских трудах легко рассуждать о Боге и о том, что Ему принадлежит. В реальной жизни отделить то, что жертвуется на храм трудно отделить от того, что станет милостью для церковнослужителей.

Западная церковь изменила систему хозяйства, превратив приход в госпредприятие, где государством является вся церковная структура в целом. Отсутствие торговых точек в храмах, отсутствие торговли свечами как основного источника дохода, контроль за доходами и вознаграждение в виде пособия или заработной платы, строго фиксированной и часто единой по размеру. 

Условия жизни определяют степень честности и правильности действий человека. Контроль и устранение произвола в доходах ставит священство в ряд с наемными работниками и соответственно ограничивает их возможности распоряжаться денежными доходами в свою пользу. Честность и политкорректность достигаются контролем и ответственностью. 

Когда у нас пытаются ввести ту же систему, церковный клир становится резко в оппозицию центральным органом (патриархии). На этой почве расцветал в свое время антисоветизм, на этой почве идут бесконечные конфронтации с патриархией, критика высшего духовенства в лице архиереев и благочинных. Впрочем, вся деятельность патриархии отнюдь не призвана отрегулировать взаимоотношения внутри церкви, а только усилить произвол и бесконтрольность.

Неприязнь к советской власти имела корни не в религии и вере, а в возможности бесконтрольного обогащения и соответственно, повышения авторитета через богатство. По тем же самым причинам нынешняя РПЦ МП так предано служит интересам власти. Ведь именно эта власть вернула церкви те возможности обретения капитала, которые были у нее во все века.  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic