ansari75

Современные лгуны (почти по Писемскому)

Когда-то меня очень удивляли люди, которые лгали по поводу и без повода. Да, бывает ложь вызвана обстоятельствами, когда не хочется кого-то компрометировать, открывать свою или чужую тайну, когда нужно избежать утомительной встречи. Но лгать, чтобы лгать, без особой причины и продолжать эту ложь даже тогда, когда тебя уличили во лжи, настаивать на ней, в ущерб здравому смыслу и собственной выгоде, это представлялось мне дефектами воспитания.

Например, наш соседский мальчишка лгал, потому что мать его всегда строго наказывала, и мне казалось, что он лжет из-за страха наказания. Но были дети, которых наказывали не менее строго и тем не менее они редко прибегали к спасению через ложь.

Были дети, которые любили сочинять невероятные истории, умилявшие взрослых. И из них вырастали отменные лжецы. Но и в этом случае можно было бы списать их порок на излишнюю восторженность родителей, видевших в детских фантазиях нечто необыкновенное, некие скрытые творческие способности.

Помнится, у нас в 70-е г. даже стало модно поощрять детскую фантазию, воспринимая ее  как элемент детского творчества («Приключения Петрова и Васечкина», «Фантазеры», «Фантазии Веснухина»).

Но вот недавно мне попался в руки очерк А.Ф. Писемского «Русские лгуны». И оказалось, что страсть лгать, сочиняя под час истории, идущие даже в ущерб самому себе, даже при условии уличения во лжи, и все-таки лгать, уверяя всех в своей правоте, не связано ни с воспитанием, ни с социальным положением. Это особенность психики. Сочиненная ложь даже ущербная придает человеку вес в собственных глазах, поднимает его самооценку и превращает ложь в факт для него самого, в который он начинает верить.

Разве не так и не такими же людьми создаются мифы и чудеса, якобы виденные ими? Разве не так люди настаивают на своих ошибках, считая их реальным фактом, а не сочиненной для самоуспокоения ложью? 

«Слабость поприврать в Вакорине, как в существе загнанном, так умеренно проявлялась, что ее почти никто и не замечал, а в то же время она была, и очень была: придет иногда и расскажет жене, что видел орла с орлятами, да улетели -- канальство. А между тем никаких орлят не было, да и быть не могло. А то отправится в соседний монастырь к обедне и там, будто случайно, расскажет казначею: "Какую, ваше преподобие, я на мельнице вашей щуку видел; пуда в два, надо полагать; вся седая ходит, мохом уж, значит, поросла!.." Разгорятся жадностью казначейские очи, велит он спустить омут -- хоть бы пескарь! Начнут бранить Вакорина, непременно тут присутствующего; крестится, божится, что видел, тогда как сам очень хорошо знает, что видел нечто гораздо более похожее на палку, чем на щуку».

Разве не подобные Вакорину люди видели Лохнесское чудище или снежного человека?

«Мавра Исаевна, как можно судить по ее здоровой комплекции, чувствовала большую наклонность к замужеству; но единственно по своему самолюбию осталась в самом строгом смысле девственницею и ни разу не снизошла до вульгарной любви к какому-нибудь своему брату дворянину, единственною страстью ее был и остался покойный государь Александр Павлович.  Когда после 12-го года он объезжал Россию, она видела его в маленьком уездном городке из окон своей квартиры.

  -- Он проехал в коляске, блистающий красотой и милосердием, и судьба сердца моего была решена навек, -- говорила она прямо и откровенно всем.

В последние годы жизни Мавры Исаевны пошло еще хуже.  

Раз мы ужинали. Тетушка с своей обыкновенною позой, я , и Фелисата Ивановна.

-"Ваше величество, говорю, правила моей нравственности вот в чем, вот в чем, вот в чем состоят". Императрица пожала плечами. "Но как же, говорит, скажите, как вы могли так хорошо узнать моих девиц?" -- "Ваше величество, говорю, мне нельзя этого не знать, я имею тут дочь... Мне, как матери и другу моей дочери, нельзя этого не знать".

  -- Какой дочери? -- воскликнул я.

  -- Да, дочери, -- отвечала Мавра Исаевна спокойно.

  -- Кто же отец вашей дочери? -- спросил я.

  -- Странно спрашивать, -- отвечала Мавра Исаевна.

-- Да как же, матушка, какая у вас дочь! -- отвечала, наконец, Фелисата Ивановна.

  -- А такая же... костяная, а не лычная, -- отвечала Мавра Исаевна 

 -- Не было, сударыня, никаких детей, -- возразила она, -- Вы барышня... Вам стыдно это на себя говорить.

  -- А вот и было же!.. На вот тебе! -- сказала Мавра Исаевна и показала Фелисате Ивановне кукиш.

  -- Где ж ваша дочь теперь? -- спросил я, желая испытать, до какой степени может дойти фантазия Мавры Исаевны.

  -- Не беспокойтесь, она умерла, -- отвечала она с заметною ядовитостью, -- а если б и жива была, не лишила бы вас наследства. У ее отца слишком было много, чем ее обеспечить... О мой маленький кроткий ангел! -- воскликнула нежным и страстным голосом старушка. -- Как теперь на тебя гляжу, как лежала ты в своем маленьком гробике, вся усыпанная цветами, я стояла около тебя и не плакала. Его не было... Ему нельзя было приехать...

 -- Господи, упокой его душу и сердце и помяни его в сонме праведников своих!.. -- зашептала она, устремляя почти страстный взор на иконы.

  Мы с Фелисатой Ивановной тоже вскочили, пораженные и удивленные.»

Вот пример иного рода лживости. 

« Раз … собралось дворянство, в том числе два брата Брыкины. Еще покойный отец этих господ рассказывал, что поехал он однажды ночью через Галичское озеро -- вдруг трах, провалился в прорубь; дыханье, разумеется, захватило; глаза помутились; только через несколько секунд дышать легче -- глядит, тройка его выскочила в другую прорубь -- и полнехоньки сани рыбы зачерпнулись в озере. Другой раз заговорили о храме Петра в Риме. "Что это такое за важность этот храм! -- воскликнул Брыкин. -- Говорят, велик он очень! Вздор! Велик сравнительно, потому что вся-то Италия с нашу губернию. Ну, а как наша матушка Россия раскинулась, так что ни построй, все мало. Вот у нас приход или, лучше сказать, приходишко; выстроили церковь -- так псаломщик за всенощной с клироса на клирос на жеребенке верхом ездил".

  -- Батюшка! -- воскликнул при этом укоризненно даже один из сыновей.

  -- А длина церкви велика ли? -- спросил кто-то из слушателей.

  -- Длина? -- отвечал несколько опешенный замечанием сына старик. -- Длина сажени три.

  Так он врал, и все его слушали и даже почти верили ему, потому что тысяча душ была у него. Сынки тоже пошли по нем.»

Как часто мы встречаем подобные заявления. Особенно часто, когда люди хотят показать себя патриотами и начинают приуменьшать значение западной культуры и расписывать достоинства нашей. 

Одна моя подруга в пылу спора утверждала, что Версаль совсем ничтожный дворец, что его и сравнить нельзя с Петергофом, а когда ей говорили, что в Версале при Людовике IV жили все аристократы Парижа и Франции, она искренне уверяла, что то же самое было и в Петергофе.

Мы очень часто не можем понять некоторых людей, говоривших когда-то одно, а теперь совсем другое. Но разве не та же природная черта неисправимой лживости живет и действует в них? 

Есть, конечно, лжецы, специализирующиеся на фальсификациях, лживых измышлениях и обладающие специфической приспособляемостью к любой власти. Но это карьеристы и лицемеры, живущие свое ложью по расчету и ради выгоды. Для них ложь – источник существования. 

Но есть масса людей, которые вполне искренне начинают верить в собственную ложь и считать ее фактом.

Иногда мне кажется, что наши правители представляют собой именно такой тип лгунов, для которых собственные фантазия и есть истина. Они искренне верят в то, что являются людьми высшего уровня, поставленными на власть только силой собственного ума и таланта. 

Так верят миллионеры в законность собственных прибылей. Так верят религиозные люди в силу молитвы, в целебные свойства святой воды или мощей. Вера их рождает в них фантастические представления, которые обретают в их представлении реальность, как в фантазии Мавры Исаевны родилась вера в то, что у нее была дочь.

А теперь представьте себе рацио и фантазию. Как им понять друг друга? Как людям трезвомыслящим убедить верующих в том, что их фантазии – ложь? 

Ложью является даже мнение о том или ином периоде истории, о том или ином культурном или политическом деятеле, когда они не опираются на четкий анализ, на факты и трезвую оценку.

Самовнушённой ложью очень часто становятся идеологические клише. Именно на наивных слушателей они и рассчитаны. А когда здравомыслящий критик пытается доказать их лживость, то люди начинают сопротивляться с упорством маньяка, боясь отказаться от ложных идей и фальшивых фактов. 

Страсть ко лжи стала у человечества какой - то навязчивой манией. Фотошопы, пластические операции, фонограммы, фальшивые ученые степени, фальшивое искусство от сочинения произведений до их исполнения с помощью микрофонов, звукозаписи, технической обработки, фальшивые планы и указы правительства… Эпоха тотальной лжи. И ради чего? Ради того, чтобы убедить себя и мир в собственной значимости. Бахвальство вместо таланта, показное благополучие вместо истинного, фиктивные цели вместо ясного понимания ситуации и блага будущего.

Отличительный элемент времени и прогресса. К сожалению, иллюзия и ложь стали  общемировым явлением, связанным с тайными желаниями каждого человека быть лучше и значительнее, чем он есть,  тайное недовольство и зависть, рожденная мещанской обывательской сущностью человеческого большинства,  желающего быть исключительным меньшинством, чтобы заявить о себе не силой своего ума и таланта, а чисто внешним рекламным эффектом. 

Но есть ложь местного российского значения. И эта ложь связана очень тесно с политической конъюнктурой, хотя люди ее произносящие ведут себя при этом абсолютно как Мавра Исаевна или Вакорин Писемского. Они лгут, убеждая самих себя в правоте, и при этом будут лгать до конца, даже невзирая на то, что уличены и разоблачены. Признание ошибок и извинения за ложь не в их традиции.

Весь наш антисоветизм проводится именно такими лгунами, которые всегда будут утверждать, что полки в советских магазинах были пусты, что Сталин репрессировал миллионы, что Бутовский полигон это не фальсификация. 

« Кто-то не верит тому, что «конкретных останков не найдено, что экспертизы не было и не будет». Там лишь вскользь упомянут этот вопрос. Раскрою подробнее.
 

Об этом заявил в интервью, громко названном "Бутово — Русская Голгофа", Дмитрий Гришин, выпускник Свято-Тихоновского богословского института в Москве. Работает на Бутовском полигоне в храме во имя святых Новомучеников и Исповедников Российских.

Человек, который больше всех должен печься об установлении истины, о предании её как можно большей огласке. Во имя почитаемых им мёртвых для живых.
 

Но ответы его удивляют. Вот выдержки:
 

Интервьюер Людмила Белкина явно обозначает своё желание узнать правду:
«... С ним я познакомилась на выставке «Православная Русь» в Москве в конце января этого года. Там был отдельный стенд «Бутово — Русская Голгофа». Я и раньше слышала о Бутовском полигоне, где были расстреляны тысячи людей, много священников ... и мне давно хотелось больше узнать о нем. Внимание привлек в экспозиции большой панорамный снимок: в ясный весенний день на Бутовском полигоне — множество священства в окружении мирян служат торжественную службу. От снимка исходила какая-то необыкновенная тишина. Я попросила Дмитрия рассказать о Бутовском полигоне. Мы с ним сидели на каких-то коробках и тихо разговаривали среди этой шумной выставки, ...»
 

Желание объяснимое. Нет человека, который не хотел бы в этом разобраться. На Дмитрия Гришина возложены определённые надежды.
И Дмитрий рассказывает.
- о будущем каменном храме на этом месте;
- о том, что о полигоне узнали не из архивов, а из частных бесед;
- о том, что это полигон использовался для обстрелки нового оружия, созданного на Подольском заводе;
- о леденящей жилы процедуре расстрела - с пометкой о том, что об этом никто не знал, а известно об этих подробностях только из чьего-то устного рассказа. (По сути, не знает никто и сейчас);
- показаний свидетелей - нет;
- инструкций расстрельных команд - нет;
- есть только устные свидетельства, что туда привозили хоронить расстрелянных в московских тюрьмах до 50-х годов.
 

Всё-таки ещё не до конца верится. С уважением к повествователю ждём развязки. Самого главного.
Вот оно:
 

— Все захоронения подняли?
Нет, конечно. Это сейчас просто невозможно.
...
— А были обретены останки конкретных людей?
Нет. Для этого нужно, видимо, проводить какие-то очень сложные исследования. Судя по тому раскопу, который делался в 1997 году, там нет цельных останков, скажем, скелета человека. Там все перемешано. Потому что там только вначале хоронили людей в небольших ямах-могильниках. Казни скоро приняли такие масштабы, что мощным экскаватором были вырыты рвы глубиной в три метра и длиной в 150 и более метров. После очередного расстрела с помощью бульдозера тонким слоем присыпали тела, поверх этих тел ложились новые жертвы. Все это носило совершенно безчеловечный характер. Заваливали рвы чем угодно, мусором.
— И останки расстрелянных людей теперь невозможно найти и опознать? А ведь сколько здесь святых мощей мучеников…
Современными средствами науки, видимо, это возможно, но даже трудно представить, сколько это потребует денег.
 

«Бинго!!!»
Заметьте: совершенно спокойно расписавшись в том, что никаких подтверждений мифа нет и не будет, тем не менее, Дмитрий Гришин берёт на себя ответственность, посвящая собеседницу в неизвестные ему детали: экскаватор, бульдозер, как складывались новые жертвы. Но ведь останки конкретных людей не обретены.
А что-то вообще - найдено? Найдено. Неопознанные останки 149 человек. Это могут быть: кто угодно из какой угодно эпохи.
Но смело говорится о 21000, и никак иначе как репрессированных.
 

Нас до сих пор кормят этими сказками, надеясь вручить бочку с пеплом, чтобы мы, утонув в нём с головой, каялись, каялись, каялись. Платили и каялись».

Фрицморген, Максим Мирович – это вроде бы журналисты. Но ложь их – это ложь Мавры Исаевны. Они убеждены, что все так и было, как они сочинили.

Была у меня подруга, которая под влиянием рассказов о туалетной бумаге в советской колбасе и о ужасной советской жизни, вдруг стала во всеуслышание  рассказывать, что в нашу колбасу мололи крыс.  И дело не в том, что она повторила чью-то антисоветскую байку, а в том, что она с упорством маньяка доказывала, что видела сама, что она была на производстве и видела. Но ни на каком производстве она отродясь не бывала, даже по долгу службы. Те, кто проходил практику на молзаводах и мясокомбинатах стали с ней спорить. Напрасно. Она даже должность себе на ходу придумала, чтобы убедительней быть, но от своей лжи не отказалась.

Мне она была подругой детства, способности ее к сочинительству были мне хорошо известны, так что удивления у меня ее лживость не вызывала. Как много раз до этого она лгала и лгала упорно. Но в прежнее время она лгала по бытовым эпизодом, утверждая однажды, что к ней приходил муж подруги с тортом, хотя он даже не знал, где она живет. Но ей очень хотелось стать его другом, и она лгала без тени смущения, лгала до упора, как говорится. Теперь же она поворотилась лицом к политике. И ложь ее стала вполне востребованной, поднимающей ее над прозой жизни.

Еще в то время ее ложь навела меня на мысли о психической неполноценности большинства антисоветчиков. И теперь я могу повторить:  а не больны ли психически личности, которые с таким фанатизмом хаят свое советское прошлое? И благо бы были из неполных семей уборщиц или нянечек в больницах, которым жить действительно было трудно, хотя трудности советские – это не нынешние трудности. Дети и уборщиц и нянечек становились образованными и культурными людьми, несмотря ни на какие трудности раннего детства. Главное, они всегда имели доступ к бесплатному образованию и карьере. 

Но нет. Эти люди, выходцы из простых рабоче-крестьянских семей остались честными и трезвомыслящими людьми. Как правило, записные антисоветчики и лжецы происходят из семей советской высшей прослойки. И ведь у большинства нет никаких резонов лгать, т.е. они не получают от своего вранья никаких дивидендов. Так, лгут для повышения собственной значимости, что, мол, вы были тогда никем и ничего не видели, а вот мы, мы знали все тайны советской власти.

Теперь на смену бывшим членам советского слоя администраторов – управленцев приходят новые лжецы – православные. Их новые побасенки всегда актуальны и всегда на злобу дня. Вот очередное исследование: Вклад императора Николая II в победу в Великой Отечественной Войне

Зарабатывание денег и имени, конечно, заманчивы и ради них можно даже дипломатично  солгать, но не до  абсурда же.

Очевидно, логика не свойственна их мышлению. Иначе они бы понимали, что  ничего не возникает на пустом месте, но никакое прошлое  не становится единственной и исключительной причиной последующих событий, что « Post hoc ergo propter hoc» является логической ошибкой. 

Как невозможно было Ленину заложить атомную бомбу под СССР, так невозможно было Николаю II, проигравшему Русско-Японскую войну и не слишком успешно ведшему  Первую мировую, внести свой вклад в победу в Великой Отечественной войне. Это из области фантазий Мавры Исаевны.

И вы скажите, что общество, в котором процветают паталогические лгуны, здоровое общество?  Пока европейцы думают о настоящем, разрабатывают проекты новых городов зданий, думают о прогрессе и новых технологиях, у нас все силы души и разума направлены на борьбу с лгунами. Но патология не лечится. Людей, больных хронической ложью, можно либо не замечать, не слушать их фантазии, не придавать им значения и не вступать в споры, либо изолировать их от общества. Но когда ложь становится государственной политикой, то можно смело сказать: будущего у этого государства нет до тех пор, пока общество не избавится от лгунов во власти.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic