ansari75

Еще раз о самообразовании

Никогда никакое, даже самое лучшее образование не может дать всего того, что интересует человека, не может научить его правильно мыслить на основе сравнений и опыта. Все это человек может и доложен приобрести сам. 

Государство, желающее иметь грамотных и образованных граждан, должно предоставить каждому гражданину такую возможность и чем больше оно будет заботиться о культурном развитии народа, о его просвещении и знаниях, тем меньше граждане будут озабочены только материальным благополучием, тем выше будет творческая отдача .

Я помню свое детство и свою любовь к музыке. Но музыкальную школу мне окончить не пришлось. У меня не было самого главного- пианино. И не потому, что его трудно было купить. Старушка соседка отдавала нам бесплатно  старинный инструмент. Но нам некуда было его поставить. И пока решался этот вопрос, а мне приходилось ходить к соседям и заниматься у них, мое страстное желание играть угасло. Угасло оно именно из-за того, что заниматься приходилось у чужих людей. И их вежливое терпение подчас было хуже, чем открытое предложение закончить на сегодня занятия.

Но у меня осталась возможность слушать радио. И сколько прекрасных произведений классики мне посчастливилось  узнать! Потом, сравнивая свои знания о произведениях и композиторах со знаниями подруги, окончившей московскую консерваторию, мне пришлось убедиться в том, как важно не только самообразование, но и государственная политика, способствующая самообразованию. Именно советское государство позволило мне  в полной мере изучить мир музыки не хуже, чем специалист консерватории. Конечно, знания мои были чисто теоретические, но ведь и музыкальные критики не бывают исполнителями. Но главное – возможность слушать,  знать, учиться понимать музыку, эпохи и направления. Было бы желание.

Позднее так было с живописью, с литературой, театром и оперным искусством.

В комментариях о тиражах книг кто-то написал мне, что сейчас в интернете можно скачать любую литературу и читать что хочешь, поэтому нет смысла выпускать большими тиражами книги. Не выгодно. Именно. Не выгодно. И стране Советов было не выгодно держать высокие тиражи при минимальных ценах. Печатали бы по запросам определенных кругов и достаточно. Так печаталась специальная литература, необходимая очень узкому кругу профессионалов. 

Кроме того, что интернет далеко не в каждом доме, как когда-то радио,(оно проводилось в каждый дом, в каждом забытом Богом глухом углу в обязательном порядке, бесплатно вначале и с небольшой оплатой при пользовании), еще нужно знать, что искать, как, где искать и какой исполнитель, например, музыкального произведения, нужен.

Кто будет искать произведения для цифрованного баса И.С.Баха или его же сюиты для виолончели, если нигде и никогда не слышал о самом Бахе?  Кто и где разыщет произведения испанского писателя Рамона Валья- Инклана, если не увидит на полке магазина?

Именно тем и отличается политика государства для народа от политики государства основанного на интересах рынка.

Советская пропаганда и популяризация культуры и искусства позволяли человеку, даже самому невежественному, но имеющему желание что-то узнать и выучить, обратить внимание на то, что стоит на полках магазинов, звучит по радио, пишется на афишах и рекомендуется в качестве бесплатных лекций.

Но рынку не нужны грамотные. Им нужны потенциально состоятельные, чтобы купить то, что дорого стоит. Поэтому и печатается не то, что обогащает духовный мир и расширяет знания, а то, что может быть престижно: богато иллюстрированные альбомы и книги. Или то, что может быть общедоступно и потому покупаемо: детективы, фантастика, оккультизм и религия. Это наглядная агитация и она не в пользу чтения и знаний.

Некоторые жалуются, что не имели в советское время доступа к религиозной литературе и знакомились с ней только по атеистическим изданиям.

Но для религии в светском обществе иного места и иных знаний, кроме общих, не нужно. В то же время, специалисты всегда имели доступ и к религиозной литературе (чтобы с кем-то спорить, нужно знать объект спора полностью и так же глубоко, как и оппонент). Но это специальные знания. И распространять их повсеместно совершенно не обязательно. Считалось, что лишние знания, особенно касающиеся религии,  не нужны советскому гражданину, далекому от этих специальностей.

Специалисты же имели самый обширный доступ к нужной литературе. Исследование должно было опираться на первоисточники, факты и опытные доказательства. В случае необходимости, книги по специальности (первоисточники) выписывались даже из европейских архивов и библиотек. Специалисты ничем не уступали европейским специалистам, несмотря на то, что не все было в открытом доступе.

Это вынужденное ограничение, вызванное холодной войной и войной идеологической, вынужденное быть примененным из-за того, что религиозная свобода после войны и поездки за рубеж, активизировали западную пропаганду, а церковь в силу своей сущности стала внедряться в психику покалеченных войной людей, оказалось не совсем верным идейным приемом. 

Недостаток знаний о Европе и религии  впоследствии сыграл плохую роль в том, что невежественные в отношении знаний качества и условий европейской жизни простых европейцев, наши советские граждане легко поддались пропаганде западных ценностей, поверили в миф о преимуществах капитализма перед социализмом.

Это сейчас, поездив по миру, наши сограждане с удивлением отмечают, что во всех странах Европы нет центрального отопления. А там, где оно есть, оно автономно и очень дорого, либо не практично. Это сейчас наши люди убеждаются, что начиная от питания , лечения, обучения, до мелочей быта, мы в основной массе живем не хуже, чем они.

А если бы советские граждане ездили не в туристические поездки во главе с гидом и посещали бы не блестящие памятники европейской архитектуры, а кварталы бедноты. Если бы  имели  не оплаченные первоклассные гостиницы и далеко не рядовое питание, а обычные комнаты с едой из супермаркета,  то они еще в те времена стали бы социалистами и отвергли бы любую пропаганду диссидентов, как случилось это со мной.

Да, в Европе есть богатые и бедные, как люди, так и страны. Кто-то может оказаться в условиях лучших, чем он имел на Родине, а может быть и в худших. Особенно это наглядно сейчас. Но в советское время, сравнивая  доступность образования, лечения, получения квартиры с удобствами и качество самих удобств, преимущества для большинства были на нашей стороне.

И до сих пор в отношении социальной свободы, интеллектуальной развитости и возможностей выбора будущего мы еще  находимся впереди европейцев. Просто не стоит забывать, что там мы видим только обсуждаемое меньшинство, а не все население в целом, живущее традициями и менталитетом старины глубокой. У нас же перед нами все общество до сих пор еще социально равное и грамотное. Потому и является первоочередной задачей власти через материальное ухудшение положения большинства трудящихся сделать их и социально разнородными, отделив более обеспеченных от менее обеспеченных с тем, чтобы потом разделить их по уровню образования, по местам проживания и роду занятий.

Но речь не о прошлом и настоящем, а о ценности самообразования.

Ценность первоначального образования в том, что оно дает основы знаний, формирует мировоззрение и способность критически мыслить. Оно становится трамплином к последующему самообразованию.

Если же образование будет неправомерно раздробленным, фрагментарным, заостренным на реализации пусть даже благих желаний развить односторонне какие-то отдельные способности, соединить многообразие специальных знаний в единую, не совсем конкретно понимаемую смесь, то позднее человек не сможет логически построить систему собственного мировоззрения, сконцентрировать внимание на узкоспециальных моментах. Он будет мыслить как дилетант , а не как профессионал и самообразование продолжит ту же направленность на профанацию науки и знания. Не поможет даже полученное узкое специальное образование, потому что первоначально оно будет лишено широкого базиса исторического и научного развития.

Самообразование не есть цель и возможность быть специалистом. Самообразование – это способ взять знания от специалистов и расширить свой кругозор.

Недавно в беседе с западным дирижером, поклонником Вагнера, журналистка спросила, любят ли музыканты роскошь. Уж не знаю, чем был продиктован этот вопрос, возможно, тем, что Вагнера опекал баварский король Людвиг II, оплачивал его долги и поселил его на вилле, но мудрый дирижер не ответил на этот вопрос. Он сказал, что для музыканта главное – дисциплина и труд. А роскошь он может найти в беседах с единомышленниками и интеллектуально развитыми людьми.

Вот такую роскошь и давало советское государство своим гражданам, просвещая их, делая доступными все культурные ценности, включая литературу, театры, музыку и музеи, а также способствуя этим самообразованию.

Многие не могут понять, что Запад до сих пор знания и культуру именует роскошью, потому что далеко не всем они доступны в полном объеме. Материальное благополучие, так увлекшее наших граждан, не включает в это понятие культурное самообразование.

Наши граждане жалуются, что в советский период книги стали дефицитом, что билеты в театры трудно было купить без «нагрузки», но никто не задумывается над тем, что это означает лишь то, что большинство наших граждан могли пользоваться всеми плодами культуры, которые на Западе доступны далеко не всем. Загляните в квартиры большинства европейских обывателей. Вы под час не найдете там ни одной книги кроме иллюстрированных журналов. И дело не в компьютеризации. Дело в общем уровне развития общества, материально может быть и богатого, но до сих пор высокая культура для них – роскошь.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic