Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Съезды и резолюции, как показатель отношения власти к культуре и ее наследию

всегда вызывает удивление то, что в Европе очень многие города и даже столицы сохраняют архитектурные памятники очень давних времен. Даже некоторые города превращаются в музеи, как, например, Брюгге. Так много там неповторимого колорита и духа времени, что любое вмешательство уничтожит этот дух. И архитекторы модернизируют внутреннее содержание дома, оставляя неизменным общий вид.
Когда-то и у нас пытались сохранять историю в архитектуре.А как обстоят дела у нас сейчас с нашим наследием?


В Самаре 24-25 марта 2018 г. прошел VI Съезд градостроительных организаций России.
В работе ежегодного Съезда приняли участие делегаты Общественного движения «Архнадзор» и группы «Вспомнить всё» (Москва), Санкт-Петербургского, Московского областного, Самарского, Татарстанского, Марийского, Волгоградского, Воронежского отделений ВООПИиК, движений «Настоящая Вологда», «Тверские своды», «Архзащита Уфы», «Спасград» (Нижний Новгород), «Реальная история» (Екатеринбург), «АрхиСтраж» (Челябинск), «Градозащитник» (Ярославль), «АрхДозор» (Воронеж), «Градозащита» (Курск), «Спасем Студенец» (Тамбов), Благотворительного фонда «Крохино», градозащитники из Самары, Тольятти, Петрозаводска, а также слушатели Школы «Фестиваля восстановления исторической среды Том Сойер Фест».
Как стало заведено в нашей «демократической» России, Съезд с сожалением отмечает, что программа законодательных и нормотворческих изменений в сфере охраны наследия, выработанная в резолюциях IV (Казанского) и V (Вологодского) съездов градозащитных организаций в 2016–2017 годах, пока не нашла путей к законодателю и субъектам законодательной инициативы.
И в этом нет ничего странного. Законы бизнеса сильнее законов культуры. Девелоперы и строительные компании, а не общественность, заботящаяся о сохранении наследия великой русской культуры, сейчас диктуют свои условия. И если этому бизнесу выгодно, то он позаботится и о наследии, но только о наследии, могущем принести прибыль.
Так, те же самые строительные компании с удовольствием вкладываются в строительство новых храмов на территории парков и скверов городов России. С не меньшим удовольствием участвуют в реконструкции и реставрации особняков князей, графов и членов царской фамилии, лишь бы они находились в удобных для туристов зонах и лишь бы помпезней и богаче были, поражая роскошью и слепя глаза блеском позолоты. Такая реставрация девелоперам по вкусу. Глядишь, и получишь награду за восстановление традиционных ценностей и воссоздание духовных скреп.
А вот все советское, призванное возвеличить ум, творчество и простого человека труда новому обществу не нужно. Бизнеса на советском наследии не сделаешь. Позолота же не слепит, и роскоши нет. А творчество, уникальность, свобода духа теперь прибыли не приносят. Архаизм, пережиток эпохи торжества разума.
Но люди, не потерявшие понимания, что есть культурное богатство народа и как ценна память о прошлом для будущего, все-таки надеются. Верят, что до власти можно достучаться петициями и резолюциями съездов. Хотя исторический опыт показывает, что петиции заканчиваются 9 января 1905 года, а резолюции съездов энтузиастов и ученых очередным сносом архитектурного памятника девелоперам и строительным компаниям, которым никакое русское советское наследие ненужно, как мешающее их бизнесу. А духовные скрепы их интересуют пока они дают прибыль, накачанную властью, иначе и их бы не было.

«За минувший год в ряде городов и регионов страны – Вологде, Волгоградской, Свердловской, Челябинской и других областях — при прямом попустительстве или молчаливом согласии уполномоченных региональных органов, произошли вопиющие случаи сноса заявленных на охрану объектов культурного наследия.
Сносы состоялись в дни работы Съезда в Екатеринбурге. В числе снесенных был объект, заявленный на государственную охрану.»
Очень показательно для тех, кто думает заявлениями решать проблему капитализма в его диком алчном варианте.
Но Съезд все-таки в очередной раз беспокоится.

9. Съезд выражает острую обеспокоенность угрозой деградации и разрушения произведений советской архитектуры и монументального искусства 1920-1980-х годов. На специальной сессии Съезд рассмотрел доклады делегатов и примеры Воронежа, Волгограда, Вологды, Екатеринбурга, Магнитогорска, Москвы, Петрозаводска, Ростова-на-Дону, Санкт-Петербурга, Самары, Твери, Тольятти, Челябинска и других городов. Съезд отмечает, что многие постройки авангарда и сталинской неоклассики, имеющие международное значение, до сих пор не обладают соответствующим охранным статусом, в том числе статусом памятников федерального значения, а подавляющее большинство модернистских произведений конца 1950-1980-х годов по всей стране вообще не внесены в Реестр объектов культурного наследия. Постепенно разрушаются и утрачиваются мозаики, керамика, сграффито, монументальная живопись, являющиеся неотъемлемыми частями сооружений периода модернизма. Необходимо активизировать системную работу государственных органов в сфере охраны наследия на федеральном и региональном уровнях по популяризации, выявлению, учету, постановке на госохрану и реставрации объектов наследия ХХ века, в том числе позднесоветского периода; разработать специальные программы поиска, изучения, популяризации и реставрации произведений монументального искусства ХХ века.

10. Съезд выражает крайнюю озабоченность состоянием объекта культурного наследия федерального значения — Фабрики-кухни завода имени Масленникова в Самаре (архитектор Екатерина Максимова, 1932 год), где в апреле 2018 года должны возобновиться противоаварийные работы. Выдающееся произведение советского авангарда, в сохранении которого приняли участие все ветви власти страны, профильные министерства и международная общественность, оказался под угрозой разрушения, в том числе из-за действий подрядчика реставрационных работ; МЧС ввело на объекте режим чрезвычайной ситуации. Съезд настаивает на безотлагательном возвращении ситуации в режим научной реставрации, в рамки охранного законодательства.

11. Съезд считает недопустимым проект застройки территории вокруг объекта культурного наследия регионального значения — Левашовского хлебозавода в Санкт-Петербурге (ул. Барочная, 4а). Здесь выпекали хлеб в годы Блокады Ленинграда. Проект многоквартирного дома со встроенным подземным гаражом разработан ООО «Евгений Герасимов и партнеры» по заказу ООО «Ламбри» (входящего в холдинг RBI) и получил принципиальное согласование уполномоченного органа охраны наследия (КГИОП) и Градсовета при Правительстве Петербурга. К сожалению, не поставлено на охрану здание проходной завода, а в предмет охраны ОКН не включены два корпуса, являющиеся частью его первоначальной планировки. Граница территории памятника определена по абрису фундамента. В случае реализации проекта памятник промышленной архитектуры конструктивизма утратит две трети ценных видовых раскрытий: с улиц Большой и Глухой Зелениных, Барочной и Левашовского проспекта, а лишенные статуса корпуса будут физически утрачены.

12. Съезд считает недопустимой попытку снять с государственной охраны (отказать во включении в реестр) выдающийся ансамбль ленинградского авангарда — выявленный объект культурного наследия Мясокомбинат имени Кирова (Санкт-Петербург, Московское шоссе, 13). Вуполномоченный орган охраны наследия (КГИОП) подан Акт государственной историко-культурной экспертизы, отрицающий несомненную историко-культурную ценность данного ансамбля. Съезд призывает КГИОП Санкт-Петербурга отклонить эту экспертизу.



Интересно, последует ли когда-нибудь после петиции 9 января 1905 и расстрела демонстрации активная фаза, хоть и неудачная вначале, но гораздо более показательная, чем съезда и резолюции.
Tags: наследие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments