Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Игроки в бисер

Очень часто приходится читать статьи, в которых смешиваются политика, социология и философия и очень редко те, где присутствует только философия или социология. Знания человека расширились настолько, что нет ничего удивительного, что сопряженные знания заставляют объединять их в один поток.
Но как всегда бывает в этом мире, в науках есть некоторые фундаментальные открытия, которые поворачивают наше мировоззрение, наше понимание самих себя и окружающей среды в совершенно новом, но очень благотворном направлении. После них все дальнейшие открытия могут либо крепиться на этот фундамент, либо оказываться вне времени и истины.
Философия прошла длинный путь развития, когда каждый новый шаг в познании мира и общества становился откровением. Но вершины философия достигла с открытием Гегелем диалектики. Диалектика Гегеля – это фундамент. Это как гелиоцентрическая теория Коперника. Это фундамент, на котором воздвиглась вся наука и мировоззрение, приведшее человека к материализму. Даже закон всемирного тяготения или закон сохранения массы, всего лишь элементы, цепляющиеся за фундамент гелиоцентризма.
Таким же фундаментом стала диалектика Гегеля. На нем построили свою науку Маркс и марксисты. Все остальное в философии настоящего времени – это игра в бисер, не открывающая никаких истин, но запутывающая разум сложными терминами, софистикой и туманными выводами. Цель ее – не движение вперед, а развлечение для ума. И как любое умственное усилие, она отражает некоторые очевидные факты, явления развивающиеся в том или ином общества , и потому кажущаяся истинной. Философия реальна, но узко-специфична и не делает никаких глобальных мировоззренческих открытий.
Многие гуманитарные науки превратились в вещь в самой себе, некоего рода игру в бисер.
Мне довелось встречать таких эстетов, умнейших специалистов и профессионалов. Они были поглощены своими предметами подобно молодым влюбленным, для которых их объект поклонения представляется идеалом и совершенством. Для них латинские или древнегреческие слова, имена людей и богов, периоды краснофигурной или чернофигурной лакированной керамики было своего рода дегустацией редких блюд или напитков. А в целом – было миром их бытия.
Такие же эстетствующие специалисты занимались русским православием, иконописью, архитектурой и этнографией.
Это миры сами в себе. Вся их роль – роль популяризаторов древних культур, увеличения знаний о них, но в остальном – это удовольствие, получаемое от искренней любви к своему предмету.
В том же положении находятся и философы с их философией. Они стали особой социальной группой, которая строит свой виртуальный мир и живет в виртуальном мире.
В том же положении находится и богословие. Оно давно превратилось в умственные упражнения для свободных умов, где догматы веры больше не играют роли. Скорее, символика и мистика стали сопроводительными атрибутами умственных усилий по доказательству бытия Божия. Как иначе расценить энергии, о которых любит говорить патриарх, или эволюцию Тейяра де Шардена.
Примером может стать диакон Андрей Кураев. Он получил фундаментальное образование еще в МГУ. Кафедра атеизма, которую он окончил, никогда не представляла собой тот вульгарный атеизм, о котором когда-то писал Достоевский и в котором теперь обвиняют всех рационально мыслящих людей. Отличие советского атеизма от вульгарного заключалось прежде всего в возможности свободно изучать религию. Над ученым не довлел авторитет Бога или страх греха.
В результате после МГУ и атеизма А.Кураев мог стать богословом и диаконом. Но полученное образование на две головы выделило его над многими клириками, что и вызывает чаще всего раздражение в их кругах.
Религия становилась предметом изучения, а не поклонения. В таком ключе можно заниматься и богословием, и атеизмом. Но погружаясь в тот или иной мир, человек должен стать специалистом и профессионалом в своей области, стать своего рода игроком в бисер.
Это не недостаток. Это особенность нашего мира и каждого общества. В любом обществе должен быть свой круг людей, играющих в интеллектуальные игры. И с каждым шагом, пока идет рациональный процесс познания, вносящий в мир новое понимание его самого, общество становится мудрее на каждый этот шаг.
Но в диалектике развитие идет по спирали. И оказывается, что есть шаги не вперед, а есть и назад. И тогда, казалось бы решенные проблемы, вдруг заслоняются невежеством, глупостью, эгоизмом каждой отдельной личности, получившей доступ к рычагам власти, влияющим на общество.
Человеку внушают, что весь мир – это он сам и его потребности. Взаимопроникновение идей и открытий останавливается из-за девальвации авторитета. А ведь авторитет – это тот избранный круг мыслителей, ученых, творческих работников, которые будучи специалистами в своей области имеют право быть уважаемыми, с мнением и знаниями которых нужно считаться. Если разрушить этот элитарный круг, то обыватель, замкнувшись на самого себя, изобретая свой ограниченный мирок, не способен будет к эволюции в лучшую сторону. Элитарное узко квалификационное знание, перестав существовать, растворится в хаосе мыслей и теорий. И тогда в обществе, где все получают образование, где сплошная грамотность и доступна любая информация, население вдруг теряет способность мыслить и погружается в грамотное невежество. Именно невежество и непрофессионализм становится питательной средой для распространения ложных теорий, фальсификаций, суеверий, мистики и глупости.
Советское общество могло подняться до высших уровней культуры и науки, потому что воспитывало в людях умение считаться с авторитетами. Советская пропаганда несла в массы знания цельного характера, знакомила обывателя с классикой, с высоким искусством, информировала о научных достижениях, не забывая отдать должное труду каждого советского гражданина, награждая и поощряя достойных.
Это очень важно в деле совершенствования личности и общества. Социализм рассчитывал на развитие человека, его способностей и внутреннего мира.
Нынешнее капиталистическое мировоззрение требует от человека только одного: быть грамотным потребителем и по максимуму использовать информационное пространство, чтобы не сосредотачиваться на отдельных моментах собственного бытия.
Министры просвещения и культуры в блаженной вере заявляют, что новое поколение должно стать поколением с новым взглядом на мир. Но новый взгляд – это уже некогда слышанное от Горбачева и К, новое мЫшление, являющееся на самом деле старой косностью, анахронизмом и отсутствием здравомыслия.
Обыватель, получив доступ к свободному изложению мысли, начинает считать себя специалистом во всем. Но отличие специалиста от дилетанта заключается в том, что специалист знает подетально весь процесс своего дела, оперирует специальными знаниями и фактами. Дилетант видит лишь общую картину и оперирует домыслами, которые принимает за факты, не имея специальных знаний. Дилетант думает, что делает открытия, которые либо намерено скрываются, либо непонятны другим, зашоренным привычным знанием. На самом деле не имея глубоких знаний не только по предмету, но и по параллельным предметам, человек видит лишь внешнее , далеко не всегда истинное. Так когда-то судили о форме земли: идешь-идешь, а перед тобой все ровное и прямое. Так судили о движении солнца, а не земли: встает на востоке, садится на западе. Разве не очевидно?
Античные постройки. Нет их сейчас, значит, и не было.
Многие ремесла выродились, устарели, стали заменяться машинами, а люди – терять навыки и мастерство. Значит, и раньше не умели делать. Все можно только с машинным, а не ручным трудом. Значит, нам лгут о древних мастерах.
Так во времена горбачевской перестройки активизировались все те, кого в свое время не принимали всерьез, потому что при ближайшем рассмотрении выходила или заряженная вода, или торсионные поля, или телегония, не имеющие под собой ни фактов, ни экспериментальных доказательств.
Дальше – больше. Теология вместо внутрицерковного потребления стала навязываться всем и повсеместно, вкупе с духовным опытом и духовным познанием.
Но как любое занятие, даже молитва или теологические размышления требуют определенных знаний и подготовки. Нельзя стать теологом, не умея оперировать огромным религиозным наследием. Наследие это обширно, но вот потребность в нем узко-ограничена, потому что не имеет рычагов воздействия на живую материю и изменения происходящие в ней. С-но, ни религиозный опыт, ни теология не могут претендовать на их повсеместное изучение.
Другое дело математика или биология, химия или физика, литература или история. Они учат человека жить, понимая и совершенствуя собственное бытие. Они связаны не только с эрудицией, но и способствуют развитию и совершенствованию умственной деятельности человека.
Чтобы получить доступ к специальным знаниям, нужно изучить начала начал, а потом уже совершенствоваться в своем особом мастерстве. На это и существуют разделения внутри всеобщего знания. Быть специалистом и профессионалом – это необходимость .
Другое дело, сообщество специалистов. Это мир, генерирующий духовные ценности, духовное настроение поиска, незримое привидение общества в определенную тональность, когда дух знаний, их красоты и ценности начинает проникать в обывательскую среду.
Такие периоды весьма и весьма показательны для общества и его культуры. Это этапы возвышения общества над мраком рутины и суеверного летаргического сна.
Но чтобы энергия мысли распространилась и оживила затхлое общество, этим замкнутымгруппам мыслителей, эстетов, «физиков и лириков» нужно позволить быть для самих себя, жить и мыслить в своем кругу, чтобы позднее их идеи проникли в общество и заразили его жаждой движения к идеалу.
Но и ценить их общество тоже должно. Если в нем начинают девальвировать знания, давать простор дилетантам и ценить труд только по материальным вознаграждениям, когда коммерсант или банкир многократно выше ученого-историка или философа, здоровья и прогресса этому обществу не получить.
Да, общество никогда не должно быть однообразно равным. Материальный достаток или умеренность не должны быть определителем ценности и важности личности.
В этой связи я могу заступиться даже за религию, потому что в ней подспудно живет жажда познания и духовного совершенства в рамках запретов и обрядов, но дающая толчок духовному творчеству. Так творили иконописцы, композиторы, архитекторы.
Но когда в религии учитывают лишь внешний блеск и авторитарность вождя, то тогда ценить начинают личность только за его внешний блеск и власть. Тогда аскетизм, творчество, чистота уходят на второй план и остаются дилетанты от религии, умеющие ценить мир только за получаемые блага и власть.
Но вернемся к дилетантам в науке. Дилетант – это нечто сродни « личному духовному опыту». Его мысли и рассуждения не могут быть применимы для общего, и остаются частным случаем личного мыслительного процесса.
Отчего они поощряются, отчего тиражируются их нелепые домыслы?
Люди-великаны, откопанный Петербург, инопланетяне, создавшие наскальные рисунки, пирамиды или античные храмы построенные англичанами, история, существующая лишь с 16 века, слова, заведомо сходные по звучанию, отнесенные к одному народу, занимавшему весь мир, или же Палестина, пребывающая на юге Франции. И несть числа этим байкам, совсем в духе Высоцкого: «это все придумал Черчиль в 18-м году».
Я не берусь развенчивать эти дилетантские труды по дискредитации человечества как такового.
Вопрос в другом: что они имеют в сухом остатке после всех своих разоблачений истории и историков, скульпторов и архитекторов, ученых-естествоиспытателей и археологов? Ведь отказавшись от истории или изменив ее исчисление, вы не отмените число людей, населяющих планету, которые не могут явиться ниоткуда, вы не отмените старинные города и населенные пункты, вы не отмените настоящее, которое вам демонстрирует плоды длительной, а не одномоментной работы человеческой мысли. Вы не найдете осмысленных рациональных доказательств тому, что все древности сочинили англичане, потому что следом возникнет резонный вопрос: зачем? Стоила ли эта афера затраченных денег? И как один человек, даже самый умный, мог создать разнообразие архитектурных орденов, стилей керамики, рисунка и скульптуры? Только очень наивные люди могут полагать, что исторический процесс зависит от усилий одной или нескольких личностей, даже если это «Комитет 300». Мир накапливает знания не вдруг и не разом, а как сосуд под дождем: он накапливает воду по капле, чтобы потом переполнившись, вода хлынула через край. Так накопленные трудами многих и многих умов знания дают толчок новому этапу развития.
Все в мире связано в одну единую систему. И если строились пирамиды в Египте, то и рисунки, и материалы, и орудия труда, и даже, если хотите, культура питания, одежды и внешнего облика были связаны именно с периодом строительства пирамид. И какой ум может соединить все это в своем вымысле и воссоздать материально?
Античная Греция или Рим, христианская средневековая Европа или эпоха Возрождения имеют различия не только в памятниках архитектуры или письменных текстах. Не понимать этого невозможно, а вот намерено отрицать и окружать домыслами – вполне в духе определенной идеологической обработки населения.
Не следует забывать, что человек – Homo sapiens, и он всегда имеет цель, а не суетится как частица при броуновском движении. Следовательно, дискредитация науки кому-то очень нужна. И не просто дискредитация, а отрицание прогресса и развития человечества от низшей точки к высшей.
Если вы проанализируете все нынешние выпады против науки, весь ворох лжезнаний и фальшивок, выдаваемых за новое слово, вы поймете, что вся эта вакханалия вокруг науки имеет под собой цель отобрать у массы те знания, которые она получила когда-то, в период советской власти у нас, и в тот же период на Западе, когда капитализм стремился показать, что его мир и знания не хуже советских.
Особенно остро проблема эта стоит у нас, потому что, как заметил Борис Юлин, наши люди знают историю, знают античность, древний Египет, знают Иоанна Грозного и Петра 1, поэтому их и окружают ложными измышлениями и фальшивками, чтобы окончательно лишить этих знаний. На Западе идет тот же процесс, но гораздо менее интенсивно и более скрыто, потому что масса простого народа, особенно мигрантов, не имею понятия ни об истории, ни об археологии, ни о физике или химии. Для нас же это важно еще и потому, что в суете отрицания и искажения истины очень легко уничтожить саму память о Советском Союзе, понимание разницы между новой Россией и СССР, понимание сущности классового общества, эксплуатации и целей капитализма.

Нет, не свободное распространение информации виновато в безграмотности населения и деградации культуры в обществе. Не в дилетантах дело, а в том, что в новом обществе нежелательны группы людей, творящих культуру и знания. Они должны стать посмешищем с их устаревшими взглядами, с их наукой и культурой. Их нужно дискредитировать и лишить авторитета, чтобы население жило иллюзиями в сумеречном сознании, не умея отличить ложь от правды.



Tags: культура будущее прогресс
Subscribe

  • Светлое будущее Третьего Рима

    Ректор МГУ предлагает изучать церковнославянский язык в средних общеобразовательных школах России. Виктор Садовничий подчеркнул, что речь пока идет…

  • Православная церковь, получившая свободу.

    Демонтаж Никодимова наследства. Итоги яркой синодальной недели в РПЦ МП Заседание Священного Синода РПЦ МП (очное 13 апреля и…

  • Единственный выход

    Государство, нацеленное на войну Об официальной исторической памяти. В истории СССР было два несомненных триумфа добра, два…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments