Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Социальная справедливость и борьба с коррупцией вместо войны с Западом


Данные Института социологии РАН осенью 2017 года показывали, что россияне постепенно осознают цену противостояния с Западом. Начиная с 2016 года фокус общественного внимания начал смещаться с внешнеполитической повестки дня на внутриэкономические и внутриполитические процессы. У россиян совсем небольшой запрос на противостояние США, на реванш в республиках постСССР (всего 8% адептов), на наращивание оборонных расходов (28% одобрения). Главный же запрос - на социальную справедливость, борьбу с коррупцией в верхах (51% россиян). Не интересны россиянам и крайности: либерализм с консерватизмом и скрепами (лишь 10-14% одобрения).

О том, каковы были представления россиян о внутренней и внешней политике, о социальных отношениях в России осенью 2017 года рассказывается в статье социолога В.Петухова "Внешнеполитические ориентации россиян в контексте современных вызовов и угроз" (сборник "Россия и мир: глобальные вызовы и стратегии социокультурной модернизации. Материалы Международной научно-практической конференции, Москва, 12-13 октября 2017 года"). Данные в статье основаны на мониторинге Института социологии РАН. Мы приводим в сокращении его доклад.

Внутриполитические и международные события последних нескольких лет существенным образом повлияли на социальное самочувствие россиян. В обществе стали расти настроения тревожной неопределённости. Сегодня лишь 29% россиян полагают, что страна в ближайшие годы будет развиваться успешно, в то время как большинство опрошенных скептически настроены в отношении позитивных сценариев развития страны – 37% считают, что ситуация в ней принципиально не изменится, а 29% и вовсе уверены, что Россию в ближайшие годы ждут трудные времена.

В значительной степени это связано с тем, что в окружающей реальности россияне не видят "точек роста" ни в экономике, ни в социальной сфере, ни в функционировании демократических институтов. В результате многолетний тренд на стабильность, на сохранение в неизменном виде сложившейся в иной политико-экономической реальности системы социальных и политических институтов, начал смещаться в сторону формирования запроса на перемены. Как показывают последние опросы, число тех, кто полагает, что страна нуждается в существенных переменах, политических и экономических реформах, выросла за последние пять лет весьма существенно, сразу на 16 процентных пунктов и впервые превысило (за многие годы наблюдений) число ориентированных на статус-кво (51% против 49%).

Причём запрос на перемены, экономические и политические реформы в наибольшей степени соответствует интересам молодых, хорошо обеспеченных, живущих в столицах россиян. Особенно он силен в самых младших возрастных когортах (18-20 и 21-25 лет), что в значительной степени связано с тем, что кризисная стабильность предшествующих лет обернулась закупоркой многих каналов социальной мобильности.

Начиная с 2016 года фокус общественного внимания начал смещаться с внешнеполитической повестки дня на внутриэкономические и внутриполитические процессы. За последние полтора года (с марта 2015-го до октября 2017 года) с 79 до 65% сократилась доля россиян, уверенных в том, что все проблемы, с которыми столкнулась страна, инспирированы исключительно Западом, и, наоборот, с 21 до 35% выросло число тех, кто полагает, что главный источник проблем и трудностей, которые сегодня переживает страна, находится в ней самой.



Отмеченный тренд общественных настроений коррелирует с характером общественного запроса на перемены, его ключевыми слагаемыми. Как показали результаты очередной, седьмой, волны нашего мониторинга (октябрь 2017 года), этот запрос в основном связан с массовыми общественными настроениями в отношении реалий сегодняшнего дня. Три первые позиции общественного запроса на перемены занимают: усиление социальной справедливости, борьба с коррупцией (эту позицию отметили 51% опрошенных), экономические реформы, нацеленные на преодоление нефтегазовой зависимости (41%) и реформы социальной сферы (науки, образования, здравоохранения, культуры) (37%).

Несмотря на то, что большинство наших сограждан по-прежнему видят главный источник угроз безопасности России за её пределами, усиление обороноспособности страны респонденты считают хоть и важной, но всё же не первоочередной, по сравнению с вышеперечисленными, задачей. Ее актуальность отметили 28% опрошенных. Либерализация и демократизация страны, сближение со странами Запада, впрочем, как и консервативный дискурс (возрождение традиционных ценностей, защита русских на постсоветском пространстве) актуализированы в массовом сознании в ещё меньшей степени. Их важность для будущего страны колеблется в диапазоне 10-14%.



Иными словами, вектор общественного запроса на перемены носит модернизационный характер. Что же касается сохранившегося в массовом сознании почти двукратного превышения опасений внешних угроз над внутренними, то это можно объяснить тем, что многие из формально внешних угроз за последние несколько лет стали уже угрозами внутренними, или воспринимаются значительной частью российского общества таковыми. Например, популярное ещё пару лет назад мнение, согласно которому, живя в России и получая зарплату в рублях, можно не обращать внимания на колебания курса доллара и рубля на валютном рынке, сегодня практически не имеет сторонников. Его разделяют лишь 4% россиян. Именно снижение курса рубля по отношению к доллару в 2015 году, а также падение цен на нефть наши сограждане считают главными негативными трендами развития страны последних лет, препятствующими выходу страны из кризиса. Их в этом качестве отметили ещё в начале 2016 года 90% и 83% опрошенных соответственно.

К концу 2016 года более 60% россиян признали, что западные санкции негативно сказались на экономике страны и, соответственно, жизни её граждан. А число россиян, разделяющих точку зрения, что российские контрсанкции в отношении европейского и американского продовольствия будут стимулировать развитие отечественного сельского хозяйства, за два последних года сократилось почти в два раза, и сегодня её разделяют чуть более трети россиян (37%).

Даже на фоне экономического кризиса и обострения отношений России с Западом россияне сохраняют хладнокровие и не поддаются алармистским настроениям. Они в большинстве своём не верят в вероятность катастрофических сценариев для России, таких, например, как новая революция или распад страны. Не более чем конспирологической страшилкой представляется им вероятность "дворцового переворота" или введение в России жёсткой диктатуры.

Не проходит незамеченным и нарастающее внешнеполитическое "одиночество" России, сокращение стран, которые можно считать её надежными союзниками и друзьями. Что касается нынешнего международного статуса России, то респонденты оценивают его по-разному. Более трети опрошенных (35%) уверены, что современная России по-прежнему является великой державой, сопоставимой по своему экономическому и политическому весу с США и Китаем; 28%, не считая её сверхдержавой, тем не менее ставят нашу страну в один ряд с такими ведущими государствами мира, как Германия, Великобритания, Франция, Япония; немало и тех (20%), кто полагает, что современная Россия не может быть причислена к ведущим стран мира.



В последнее время всё большее значение в этом плане приобретает "цена вопроса", и, прежде всего, то, как достигается это величие и как оно сказывается на повседневной жизни граждан. Проведённые опросы со всей определенностью зафиксировали, что для большинства россиян главной предпосылкой возвращения России в число ведущих мировых держав является не агрессивная внешняя политика, а решение внутренних политических, социально-экономических и культурный проблем. Для того чтобы претендовать на статус великой державы, нашей стране, по мнению большинства россиян, необходимо модернизировать экономику, сделав её конкурентоспособной (так считают 58% опрошенных), повысить благосостояние своих граждан (53%), обеспечить безопасность государства, имея мощные вооруженные силы (44%). Иначе говоря, величие России должно "коваться", прежде всего, внутри страны, а не за её пределами.

Большинство опрошенных отчётливо осознают, что современная Россия - это не Советский Союз и уже никогда им не станет. Соответственно, за возвращение России статуса аналогичного тому, каким обладал СССР, а именно мировой сверхдержавы, высказываются чуть более четверти опрошенных (26%). А ещё в 2007 году их было более трети. Большинство россиян (51%) считает более реалистичной задачу вхождения России в число наиболее экономически развитых и политически влиятельных стран мира.

В отличие от многих представителей правящего класса, наших сограждан также не привлекает перспектива получения контроля, а значит и ответственности над территориями, ранее входившими в СССР. Её адептами являются лишь 8% россиян. Это кажется парадоксальным на фоне всеобщего одобрения вхождения Крыма в состав России и поддержки стремления населения некоторых регионов восточной Украины сделать то же самое.



Таким образом, россияне, похоже, надолго отказались от стремления чем-то облагодетельствовать человечество. Отсюда – смена тренда с ориентации на статус-кво на перемены, экономические и политические реформы. А это, кроме всего прочего, означает постепенное преодоление значительной частью россиян опасений будущего, которое до недавнего времени воспринималось многими из них как некий конгломерат не очень понятных и потому пугающих угроз.
__________________________________________________

P.S. Данные 2016-2017 гг. Их изучение позволяет лучше понять причины нынешнего патриотического мейстрима, развернутого властью во всех сферах жизни России.
Выводы авторов на их же собственном материале сделаны абсолютно неадекватные, скорее призванные до некоторой степени минимизировать тревожные сигналы. Но развитие событий в течение того же 2017 года показали их полную несостоятельность.
Да, народ не заботится о престиже державы, потому что положение большинства внутри страны скатывается к положению беспросветной бедности и бесперспективности.
Ситуация многозначительна и отражает готовность народа к открытому недовольству властью. Более того, совершенно очевидно, что эйфория в момент присоединения Крыма была вызвана надеждами большинства на возврат к ситуации благополучия бывшего СССР. Крым будоражил воспоминания и рисовался неким спасительным началом возврата к благополучию и возможностям. Поездки на свои курорты, жешевизна и доступность преобладали над торжеством победителей.
Но уже через год-два у большинства пробудились подозрения, что Крым стал разыгранной картой в международном покере по обману населения. Особенно сильно сказалось разочарование в политике повышения международного престижа после оставления Донбасса в зоне катастрофы и нерешенных проблем.
Народ стал понимать, что международные силы, включая Россию провели рокировку, поменяв Крым на Украину. И в этой шахматной партии Россия отнюдь не была победителем, а только бедным родственником, которому ради молчания населения отдали Крым, превратив всю Украину в зону отчуждения ради того, чтобы она никогда не стала военной угрозой на западном направлении.
И о каком престиже России в качестве мощной державы можно говорить после этого?
И народ, полный разочарования, опять погрузился в состояние ожидания чуда. Но чуда не произошло. Кризис разрушил последние надежды и людям пришлось задумываться о будущем. И поскольку будущее это не сулило перемен и сеяло надежд на материальные улучшения и культурный расцвет, то угроза радикализации явилась объективным фактором. Именно это и демонстрирует данный выше анализ.
В отличие от авторов, власти правильно истолковали данные и занялись перемещением центра общественного мнения с внутренних экономических проблем на внешние угрозы. Все в духе давно известных ситуаций, когда чем хуже в стране положение народа, тем громче кричат о военных угрозах во всем мире, о петле анаконды, о кольце врагов, о неповторимости собственной культуры, о значимости и чистоте собственной веры, о необходимости сплочения против внешней угрозы, и наконец, о патриотизме. Патриотизм всегда становится разменной монетой в деле спасения правящего режима, потому что народ лишь в последнюю очередь способен отделить режим от национального культурно-духовного бытия народа.
В его глазах власть сливается со страной и ее образом жизни. Именно поэтому во всех войнах, даже захватнических народ легко поддается призыву защитить Отечество, хотя на самом деле защищает не народ и отечество, а власть и ее окружение.
Процесс этот является откровенной фашизацией общества. Но в последнее время проправительственные аналитики стали вдруг усиленно загонять понятие "фашизм" в узкие историко-национальные рамки. Фашизм - это Италия, а вот в Германии - национал-социализм. Но суть от этого не меняется.
Фашизм стал абстрактным понятием, вобравшим в себя все черты отдельных националистических проявлений. Заменить этот термин значит лишний раз внести в головы людей хаос и сумятицу, завуалировав сущность происходящего.

Tags: общество и пропаганда
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments