Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Демография как средство зомбирования населения.

С января по декабрь 2017 года рождаемость в России снизилась на 10,9% по сравнению с аналогичным периодом 2016 года. Об этом говорится в материалах Росстата.
Отмечается, что этот показатель стал минимальным за последние десять лет, — меньшее число новорожденных в стране было зафиксировано лишь в 2007 году (1,61 млн человек). При этом за год в России также уменьшилась и смертность — на 3,9%.
Уточняется, что в прошлом году в России родилось 1,689 млн человек, что на 203,4 тыс. меньше, чем годом ранее. Смертность по сравнению с 2016 годом уменьшилась на 63,6 тыс. человек, до 1,824 млн. Убыль населения в 2017 году достигла 134,4 тыс. человек, тогда как в 2016 году отмечался прирост населения на 5,4 тыс. граждан.

Решать демографические проблемы предложено ранними браками и многодетностью. Предложение может быть и эффективное, но для общества гораздо менее цивилизованного и современного, чем нынешнее.
Ранние браки и многодетность когда-то являлись следствием неустроенности человеческого бытия. Ранние смерти. Например, в Англии 17 века из трех женщин одна непременно умирала от родов. Продолжительность жизни была короткой. Женщины фертильного периода часто доживали только до 35 лет. Не менее высокой была и детская смертность. Даже в королевских семьях не так много детей выживало и дорастало до совершеннолетия.
Но и идеологическая составляющая была, естественно, иной. Завет Бога «плодитесь и размножайтесь» исполнялся неукоснительно, будь то богатые или бедные. Каждый должен был жить в условиях своего социального круга, и забота о подрастающем поколении решалась так же как решалась бы она в дикой природе: как жили отец с матерью, так будут жить дети. Спуститься вниз можно было легко, подняться вверх – никогда.
Для короля и аристократов нужны были наследники. Для государства –трудящиеся и носящие оружие руки.
Так и шло. И богатые, и бедные могли иметь по 10-15 человек детей. Но и у тех и у других до взрослого возраста доживали далеко не все. Даже благоприятные условия жизни богатых не были причиной долголетия и выживаемости. Кроме материального достатка нужно было умение лечить и предупреждать болезни. А с эти как раз дела обстояли неважно, уравнивая тем самым богатых и бедных перед лицом эпидемий и обычных болезней. Городская жизнь тоже не способствовала здоровью.
Но времена меняются. Просвещение, образование, новые достижения науки и техники, способствующие продлению жизни, спасению от эпидемий и ранних смертей повысило степень ответственности каждого здравомыслящего человека.

Многодетность в условиях нищенского существования стала рассматриваться как признак отсталости, невежества и непонимания смысла жизни. Однако и в самых развитых странах бывали всплески повышенной рождаемости. Причем ни государству с мерами соц. защиты, ни идеологии с методами пропаганды не приходилось включаться в рекламную компанию по повышению рождению детей.
Общество само генерировало в себе радость бытия и ожидание счастья. После разрухи войны, после ужасов массовой смерти дети и надежды на будущее приходили вместе с ростом благосостояния в обществе и надеждами на социальное равенство, дающими будущее для потомков.
Бэби – бумы, как именуют сейчас всплески демографического роста в тех или иных странах, стали примечательным явлением в характеристике условий жизни и социальных изменений в обществе.
В 20-м веке пресловутый бэби-бум охватил Европу, да и Россию в послевоенный восстановительный период, когда общество не только залечило раны нанесенные мировой войной глобального характера, но и повысило собственное благосостояние до такой степени, что люди ощутили возможность счастливого будущего, увидели перспективы для себя и детей. И перспективы эти оказались не только материальные, но что важнее, духовно-нравственные. Человек поверил в собственную ценность. Это был период 60-х годов.
Для СССР всплеск рождаемости произошел еще раз, в 80-е годы двадцатого столетия в результате повышения мер по заботе о многодетных семьях. Но в тот период уже потребовалась и государственная пропаганда многодетности (фильм «Однажды двадцать лет спустя» с Н.Гундаревой в главной роли.) Фильм 1980 г. Но никакая пропаганда не заставила бы нищие семьи обзаводиться детьми, если бы следом за пропагандой не шла социальная забота и защита многодетных семей.
Но вот мы пришли в новый капиталистический мир. И что? Не прошло и десяти лет после разрушения социально благополучной страны, как новая Россия свалилась в глубочайшую демографическую не яму, а пропасть, из которой не может выбраться и по сей день.
Государство делает подачки: материнский капитал на 2-го ребенка. Воз ни с места. Увеличение выплат на первого ребенка. Только рожайте.
Но люди прекрасно понимают, что единовременное пособие или материнский капитал будут израсходованы в первый же год жизни ребенка. А дальше? Кто гарантирует, что родители не потеряют работу? Кто гарантирует лечение и обучение ребенка при платном лечении и образовании по доступным ценам? Кто, наконец, позволит их ребенку жить, а не прозябать, скатываясь в пьянство или наркоманию?
Изменить подобное распределение, повысить рождаемость и ликвидировать демографическую яму можно только в условиях изменения всей системы социально-экономических отношений в обществе.
Но подобная перестройка не входит в расчеты власти. Соответственно, все платные психологи и социологи стали уверять наивное население, что от уровня жизни ничего не зависит. Что в богатых странах, где уровень жизни высок, рождаемость падает еще быстрее, чем у нас. Хорошо живущие люди просто-напросто эгоисты. Они не хотят детей, потому что хотят жить для себя. Чем лучше жизнь, тем больше эгоизма.
Справедливо только одно: на Западе тоже существует проблема демографии. Но и там, как и у нас семьи с одним двумя детьми отнюдь не дань собственному эгоизму.
Чем выше уровень жизни в обществе, тем выше градус социальной ответственности человека. Люди рассчитывают свои возможности и понимают, что семья в 10-12 человек в большинстве случаев (если только у тебя нет большого капитала) – это непременное снижение возможностей будущего блага для каждого следующего ребенка. Из любви к своим детям родители не решаются становиться многодетными. Продолжается то, что было всегда: чем больше в семье детей, тем ниже социальный статус семьи, тем ниже уровень образования и понимания ситуации. Иными словами, плодят нищету только те, кто находится социально и культурно в нижнем слое иерархической лестницы.
Это в патриархальном обществе ранних цивилизаций многодетность была не только условием сохранения рода, но еще и экономически выгодным предприятием для каждой отдельной семьи. Детьми можно было увеличить число рабочих рук в своем хозяйстве, расплатиться за долги с кредитором (патриархальное рабство). Детей можно было продать в рабство ради дополнительного дохода (продажа в рабство братьями Иосифа – это отголосок практики тех веко). Вот и пишет Библия о многодетности как о благословении Божием. Но кстати и разъясняет: чтобы потомки этого рода (рода Авраама) смогли заселить все земли от Нила до Евфрата. Государственная стратегия, совпадающая с интересами семьи, налицо. И нет здесь никакой особой идиллии, как думают сейчас, нет никакой особой ценности духовно-нравственного порядка. Только неизбежное условие социально-экономических отношений, господствующих в обществе в тот или иной период.
Развитие цивилизации, культуры, рост экономики и научно-технической мысли вкупе со свободой личности и устранением сословных рамок привели к тому, что уровень жизни повысился настолько, что человек наконец-то смог увидеть самого себя, свою жизнь и будущее в реальном свете.
Образование, карьера, движение по социальной лестнице вверх, материальное благополучие, определяющее статус личности и его семьи, заставили человека понять, что даже в условиях современной цивилизации человек не может жить так, как ему хотелось бы. Он зависим от экономики и социальной политики в обществе, и потому желание иметь детей не может быть ведущей мотивацией в его жизни. При наличие благосостояния и потребительских высоких требований не эгоизм, а разочарование и духовно-нравственный пессимизм царят в обществе европейской культуры. Люди не видят будущего в бесплодных усилиях по сохранению однажды завоеванного статуса. Они не могут взять на себя груз большой семьи, потому что неизбежно либо сами, либо их дети окажутся ниже той ступени, на которую с таким трудом поднялись родители.
Со стороны кажется, что человек имеет высокий социальный статус и должен остаться на этом уровне в любом случае. Но, к сожалению, он подобен белке в колесе: пока он из последних сил крутится в этом круге для поддержания пресловутого статуса, он его не теряет, но стоит лишь на мгновение выскочить из колеса, как он теряет все, без надежды на возвращение. Это только в Голливудском кино происходят хэппи-энды. А в жизни люди не успевают даже создать семью в погоне за социальным статусом и карьерой. Кончают жизнь самоубийством при потере работы или невозможности найти ее на том же уровне.
Это только в СССР человек должен был работать в соответствии с уровнем квалификации и полученного образования, а не идти в дворники со степенью кандидата наук.
Во всем же остальном мире если ты не способен удержаться на уровне определенного положения, никто не будет учитывать твою квалификацию и заслуги.
По большому счету, не воспитанный изобилием эгоизм, а отсутствие веры в завтрашний день воспитывают в человеке эгоизм. Человек живет настоящим, отлично понимая, что от крушения иллюзий и собственного благополучия завтра или в ближайшем будущем он не гарантирован, как не гарантированы и его дети.
И все-таки демография – не последняя проблема, волнующая и западное и российское общества.
Дело в том, что в любом обществе, в любую эпоху государству нужны дешевые рабочие руки, не просто рабочие руки, а дешевые, как можно более дешевые. И чем больше будет предложений, тем ниже опустится цена на этот товар.
Кроме того, все разговоры о роботизации, о Три Д технологиях только разговоры. Промышленность и рабочие людские руки никто не отменял. Роботы были и будут дорогим удовольствием. Как и в Древней Греции, когда труд раба был дешевле и выгодней, чем труд машин, так и теперь. Труд рабочего выгодней, чем труд робота. А сырье и сами принтеры нужно добыть и изготовить. Из ничего не будет ничего. Так что рабочие руки нужны повсеместно и руки эти – руки живых людей, а не машин.
С другой стороны, роботы не могут быть потребителями произведенных ими благ. А капитализм заточен только на то, чтобы создавать товар, который нужно покупать. Без товара не будет прибыли, не будет смысла в самом производстве. Значит люди остаются для общества необходимой ценностью. Лучше платить безработным небольшое пособие, стимулирующее спрос ( в условиях низкого социального статуса все деньги будут потрачены на товар, а не положены под подушку), чем этот спрос остановить.
От количества трудоспособных людей зависят темпы роста экономики. А капитал, хотите вы того или нет, все-таки зависит от экономики, ее роста и прогресса.
Но человеческое общество – это не механизм по производству необходимого продукта, даже если речь идет о рабочих руках
И государству приходится включаться в кампанию по росту населения.
На Западе проблема рабочих рук решается за счет эмигрантов. Они нужны Европе, ее властям и капиталу. Обыватель возмущен наплывом чуждых ему по культуре представителей других народов. Он считает, что правительство обязано изменить миграционную политику, и это его мнение является глубоким заблуждением. Мигранты нужны государству. Их статус гораздо ниже статуса коренного населения и соответственно, намного дешевле обходятся капиталисту, чем свои соотечественники, которые добившись в годы холодной войны благ для себя и защиты своих прав, не хотят их терять. Ухудшение жизни собственных граждан – это дестабилизация. А мигранты смирятся с любым предложением.
Но кроме рабочих рук и пополнения армии у нынешних государств есть еще одна цель, которая заставляет их решать вопросы демографии.
Человеческое общество в условиях имущественного неравенства рано или поздно приходит к необходимости закрепления этого неравенства еще и социально путем создания сословий и закрытия путей перехода представителей низа в верхние слои общества.
Призыв к многодетности – это один из способов закрепления социального статуса той или иной семьи. Ясно, что небогатые обыватели, обремененные большим семейством уже никогда не смогут продвинуть ни себя, ни своих детей в верх по социальной лестнице. Если родители поднапрягшись, могут дать одному ребенку элитное образование, то 5-ти или 10 – ти без социальной помощи государства – никогда.
Вот это и есть главная задача, поставленная перед демографией сегодня, задача, которую превратно и искаженно взялась излагать вслед за социологами и политиками церковь. И использует она для этого не проповеди Христа, который ни в коей мере не заботился о решении демографических проблем. А использует она древнееврейский опыт « плодиться и размножаться», чтобы заселить чужие земли своими потомками. Многодетность – благословение Божие в глазах евреев. И при этом ей совершенно безразлично, на каких хлебах и в каких условиях вырастут эти новые граждане. Логика проста: государству нужно - церковь поддержит. И не только поддержит, но и благословит. Ведь по мнению церкви, Бог сам позаботится о будущем семьи и детей. Значит, не стоит думать и бояться: главное родить, а там пусть будет, как будет.
Европейские мигранты являются для Европы не только источником рабочих рук, но и не угрожают социальной катастрофой обществу. За белым население останется духовный и культурный приоритет. Оно сохранит свои позиции в среднем слое общества, тогда как мигранты займут низшую ступень, с их многодетными семьями, архаическими традициями и низким материальным уровнем. Жить они будут лучше, чем в своих странах, но никогда не станут высокооплачиваемыми статусными членами общества.
Но у нас нет мигрантов. Временные рабочие руки из Среднеазиатских республик возвращаются на родину, и проблема дешевой рабочей силы остается для нас насущной проблемой.
Вот и пытаются ангажированные патриоты и церковь убедить бедное население в необходимости ранних браков и многодетности. Эта часть населения так и останется в самом низу социальной лестницы, и дети их будут пополнять не только ряды безработных, но и ряды дешевой рабочей силы. Надежда, правда, останется. Но это только надежда и вера в то, что Бог поможет.
Пропаганда – мощное оружие в руках власти, особенно нынешняя пропаганда, использующая все средства теле и интернет коммуникаций. В способности нынешних СМИ зомбировать население и внушать ему определенные идеи мы уже убедились в момент президентских выборов. Пропаганда патриотизма и внушенная уверенность, что от Запада и либерализма исходит угроза не только государству, но и самому существованию российского народа, решила судьбу выбора в максимально возможных пропорциях.
Но проповедь многодетности не стоит отдельно. Она – часть системной борьбы по ухудшению социально-экономических и культурных условий жизни человека.
Вспомним с чем еще выходят в эфир и пишут в соцсетях «патриоты»- пропагандисты?
А пишут о вреде прививок, пугают некомпетентных граждан тем, что прививка – это якобы болезнь, раскручивают лживые предположения, что прививками проводят испытания новых видов на наших детях.
Другой излюбленный жупел нынешней пропаганды – это медицина и врачи. Если даже СК принял новые законы о превентивных методах против врачей, о якобы ятрогенных преступлениях врачей, т.е. ухудшение физического или эмоционального состояния человека, ненамеренно спровоцированное медицинским работником.
Говорит член комиссии РАН по борьбе с лженаукой, доктор медицинских наук, профессор ВШЭ Василием Власовым.
-- Я совсем не являюсь сторонником теории заговора, но история с преследованием врачей в России носит системный и планомерный характер. Судя по всему, в 2016 году было принято некое непубличное решение, согласно которому в 2017 году полностью изменили следственную практику. И выступление Бастрыкина по ятрогенным преступлениям шло уже на фоне массированной атаки всех органов насилия на врачей. Эта практика развивается до сих пор. Не удивлюсь, если для врачей скоро устроят колонии особо строгого режима. Жалкие ответные выступления медиков не эффективны. Думаю, что есть единственный реальный рецепт для сопротивления этому явлению — создание профсоюзных организаций в медицинских учреждениях. При этом профсоюзная система [Михаила] Шмакова, происходящая от советских еще профсоюзов, не подходит для этого. Наиболее одиозный пример тому — слитая в интернет запись с совещания у главы минздрава Москвы. Там председатель московского отделения профсоюза медработников учит главных врачей, как увольнять персонал при закрытии больниц так, чтобы люди не смогли потом восстановиться через суд.

В то же время пропагандируется примитивный образ жизни. Вспоминаются традиции и обряды древних славян, будто славянство извиняет отсутствие цивилизации, культуры, научных знаний. Те же, кто не являются родноверами, усиленно вербуются традиционными религиозными конфессиями и прежде всего православной церковью.
Людям предлагают гектар земли и возвращение к истокам. А это бороды, сарафаны, землепашество, многодетность, и, конечно, церковь вместо школы.
Все это явления одного порядка: опустить нижнюю планку уровня жизни культурного общества до примитивного невежества и религиозного фанатизма.
Дискредитация медицины и борьба с прививками это способ убедить бедную часть населения, что блага медицины, профилактики заболеваний и лечения болезней, которые для любого цивилизованного общества является наивысшей ценностью, есть зло. И, следовательно, недоступность медицины, оставленной только для богатых, должна восприниматься обманутым населением как благо естественного образа жизни. Смерть детей в больших семьях будет рассматриваться вполне рутинно, а для государства станет регулятором количества населения.


Tags: демография население россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments