Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Categories:

Прошлое и настоящее

«Какие сказки - такой и народ
Интересно, неужели и русские народные (необработанные литераторами) сказки такие же людоедские, жестокие и кровавые? Сложно такое представить....»

Вот такая попалась статья.

Уже не в первый раз встречаю удивленные и даже как бы самоуспокоительные рассуждения о том, что вот де были народы, которые по природе жестоки и потому в древности приносили человеческие жертвоприношения или сочиняли кровожадные сказки, а вот мы не такие. У нас, у славян, и сказок нет кровожадных, и человеческих жертвоприношений никогда не было. Это национальное возвеличивание и особое самомнение вполне умещается в рамки обычного националистического невежества.
Но есть и более широкое убеждение, касающиеся уже всей цивилизации в целом. По мнению большинства, древние были очень жестокие и кровожадные, а вот мы, современные гуманисты, просто полны человеколюбия и взаимопонимания. И делают далеко идущие выводы, что если и был где-то у кого-то варварский жестокий обычай приносить в жертву детей и молодежь, то через зло мы все-таки пришли к благу и более того, именно благодаря архаической жестокости стали такими культурными и цивилизованными.
Но нет и не было особо жестокого периода в истории или особо жестоких народов в этнографии. Поведение человека в обществе в любой период истории или обитаемой территории определяется множеством объективных причин, наиважнейшие из которых – это уровень развития знаний, производства и степень социального неравенства.
Вспомнить вначале «блестящее» шествие христианства по Европе с убийствами языческих жрецов и разрушением античных храмов. А потом для самоуспокоения и самореабилитации почитаем сочиненные этими же христианами жития святых, в которых пытки и сладострастное любование мучениством как святостью затмевают и древние сказки и кровавые жертвоприношения инков и ацтеков.
Вспомним святую инквизицию и бескровные через сожжение жертвы христианскому Богу во спасение самих жертв. Вспомним свои собственные российские преследования еретиков и староверов. Чем это лучше древних сказок?
Стоит вспомнить законодательное преследование политических диссидентов, отправляемых на виселицу или гильотину только потому, что они высказали недовольство правящим режимом.
Здесь и декабристы, и народовольцы и революционеры. Их убийство достойнее жертвоприношений инков или ацтеков?
Стоит вспомнить рабство и крепостное право, с взглядом на человека как на говорящее орудие или вещь. Неужели эти факты человеческой цивилизации в период ее научных достижений, культурного расцвета и благосостояния не так страшны и омерзительны, как человеческие жертвоприношения?
А вот совершенно современный и очень гуманный способ наказания за прелюбодеяние и супружескую измену, восстановленный в 2007 г. в исламских государствах Иран, Афганистасн и т.д.
«Буквально в октябре этого года (2011) все СМИ облетела информация о том, что афганская женщина была забита до смерти камнями. Убийство, факт которого подтвердил представитель местного руководства, произошло на северо-востоке страны. Женщину к побиению камнями приговорил местный религиозный лидер...

В докладе "Международной амнистии" приводится рассказ очевидца о подобной казни, состоявшейся в Иране: "Рядом с пустырем из грузовика высыпали множество камней и гальки, затем привели двух женщин, одетых в белое, на их головы были надеты мешки... На них обрушился град камней, окрасивших их мешки в красный цвет... Раненые женщины упали, и тогда стражи революции пробили им головы лопатами, чтобы окончательно убить".
Правда, стоит оговориться, что побиение камнями, сожжение на костре или смертная казнь через повешение – это жестокость по отношению к преступникам. Но тем оправданнее становится жестокое жертвоприношение, что это не казнь, а акт умилостивления богов и спасения своего народа.
Конечно, как бы ни называлось то или иное действо, оно кровавое, жестокое и антигуманное.
Чем же продиктованы все эти акты жестокосердия? Врожденным садизмом, данным человеку от природы? Отсутствием морали и нравственности? Необразованностью и архаизмом? Разницей между диким прошлым и цивилизованным настоящим?
Отнюдь. Все это результативные продукты социализации человеческого общества. И верно в развитии мира лишь одно: накопление знаний, умение наблюдать, учиться отказываться от врожденного эгоизма и видеть другого человека как самого себя, расширение сферы благосостояния общества способно исправить зло первоначального непонимания, заблуждений и ошибок. Все эти компоненты вместе взятые делают человеческое общество способным на гуманизацию, совершенствование духовной сферы, на сопереживание и сострадание.
Кроме того не стоит забывать, что страшные явления человеческой жизни в обществе, рождены отнюдь не самой натурой человека, не стремлением жить в коллективе и необходимостью ограничивать эгоизм личности, а факторами присвоения благ одних людей в ущерб другим.
Именно потому, что общество стало делиться на богатых и сильных, на бедных и подвластных и потому слабых, родились религиозные ритуалы, которые просто обязаны были стать пугающими и устрашающими для современников. Они кажутся нам чем-то из ряда вон, чем-то несообразным с человеческой моралью и нравственностью, но по сути они – лишь отражение социальных условий общества, необходимости подчинения большинства меньшинству и жаждой для себя бессмертия, а следовательно, верой в то, что жертва не только умилостивляет богов сейчас, но будет защитой живущим и в ином мире. Вера рождает насилие.
Первоначально зависящий от страха перед природой человек, стал зависим от страха перед правителем. И формы насилия над зависимой личностью стали приобретать самые жестокие и мрачные черты. А как еще, по вашему мнению, в условиях отсутствия регулярной армии и при вооруженности всего населения (охота ведь не отменялась, а была источником получения мясной пищи для всех, во всяком случае, когда-то лук и стрелы были у каждого) заставить человека бояться правителя? Убедить всех, что бог и император как бы одно целое. Что важно для бога или богов, то важно для императора.
Боги жестоки и кровожадны. Найти их и договориться с ними невозможно. Чем их ублажить? Как и себя: самым дорогим и важным. Конечно, красивая и знатная девушка, маленький и чистый ребенок или поверженный враг. Что может быть лучше?
Попутно запомните две вещи. Древние люди верили безоговорочно и честно, поскольку вместо разума и его сомнений в них жила уверенность в силе богов и в жизнь после смерти, умереть им хоть и было страшно, но не безнадежно.
И второе, древние не видели в детях того исключительного существа, которое видим мы. Рождались дети постоянно, в неограниченном количестве и умирали так же часто и неограниченно, отчего привыкнуть к ним и видеть в них нечто исключительное никому не приходило в голову. Вспомните русскую крестьянскую крепостную среду. Из 10-12 человек детей выживали два-три, а то и один. Всех оплакать просто невозможно, а вот воспринять как обычное явление (Бог дал, Бог взял) вполне в натуре человеческой.
Когда на раскопках на Ближнем Востоке находят под храмами детские захоронения в кувшинах и предполагают, что это – жертвоприношения, то возраст детей обычно не старше 3 лет, иными словами это возраст еще несмышленыша, который даже не понимает того, что его ждет.
Жестоко так говорить, скажите вы, но попытайтесь стать на позицию древних: страх перед богами сильнее жалости. Жалость рождается к уже привычному, родному, тем более нужному и незаменимому. Вот их, взрослых, и важно сохранить. И ужасаться нужно не человеку и его поведению, а ситуации, когда религия вместо единства с богом и любви к нему, стала устрашать человека богом, сулить ему кары небесные и смерть, если он поставит себя и своего ближнего выше богов.
Вы даже не представляете, как религия может управлять человеком, лишая его природного гуманизма, сострадания и взаимопонимания. Не умиляйтесь религиозным сказкам, а смотрите честно и прямо. Бога в религии нет и не было. Есть только стремление подчинить человека определенному ритуалу, частной властной структуре, заставить его потерять свободу и видеть только страх, запреты и угрозу наказания, если он не исполнит предписанного религией действия.
Природную веру человека в защитника и помощника религия превратила в средство управления этим же человеком.
Человек – существо разумное. Убедить его и уговорить на компромисс можно в любом случае. Но когда одному нужно что-то отобрать у другого, то убеждениями уже не поможешь. Только насилие и страх. И наивная потребность слабого в непонятном мире, жаждущего защиты и жизни вечной и радостной, в классовом обществе переродилось в религию насилия и контроля над человеком и его свободой.
Отсюда и такие жестокие ритуалы.
Теперь о том, что один народ лучше другого. Это величайшее заблуждение. Путь развития и формирования человеческого общества един для всех народов. И если в чьей-то истории не находится следов жертвоприношений, то это отнюдь не доказательство их отсутствия. Это либо плохая изученность прошлого, либо разрушение древних слоев с уничтожением материальных остатков.
Чем Моисей лучше ацтекских жрецов, наказывавший смертью всех ослушников ? А разве не отголосок варварского ритуала проявился в готовности Авраама принести в жертву своего сына Иакова? Бог повелел заменить ребенка на ягненка, но это значит, что до этого ребенок был практикой.
Португальские и испанские конкистадоры пришли в ужас от обычаев ацтеков. Но этот ужас никогда не был истинным. Политика, а не сострадание руководила уничтожением этой империи.
Так же, как некогда римляне разрушили Карфаген под предлогом их слишком жестоких религиозных ритуалов, а на деле, потому что он был сильным конкурентом для Рима. Такой демонстрационный гуманизм, тем не менее, не помешал римлянам в свою очередь наслаждаться гладиаторскими боями.
Человеческие жертвоприношения у славянских племен были таким же обыденным явлением, что и у остальных народов. Есть много тому свидетельств. И хотя нынешние родноверы убеждены, что такого быть не могло, они ошибаются в самом главном: человеческие жертвоприношения ужасают только нас. Для людей каменного, бронзового и даже железного века смерть своя или чужая ради умилостивления богов никогда не рассматривалась как трагедия. Боги были для того мира всем: и прошлым, и настоящим, и будущим, в которое уходили предки, продолжая жить рядом в виде духов-охранителей.
Теперь о сказках. И снова та же самая ошибка. Никто не учитывает того, что славянская культура не отличается от других. Путь развития она прошла тот же самый, что и другие народы. Отличия, конечно, были, но не столь кардинальные, как предполагают нынешние патриоты.
Разве нет в наших сказках бабы Яги, которая питается человечьим мясом? Разве не говорит она: «покатаюсь, поваляюсь на Ивашкиных косточках, Ивашкина мясца поевши?»
В сказке «Три царства» старшие братья бросают в пропасть младшего, потом отец отрубает голову матери, и в конце выживший младший брат сварил в котле отца.
Сказки – это отражение той жизни, которую вели древние: страх, бессилие, мистика, заговоры, и убийства ради собственного блага. Кровь не пугала древних, а пережить чувство страха и обрести в конце спасение и радость победы – это своего рода такой же момент заклинания зла, как и ритуальные обрядовые действия.
До сих пор люди любят пережить страх через фантастический рассказ, чтобы потом получить разрядку через возвращение к мирной действительности, через спасение и победу. Любят страшные сказки дети, любят люди малообразованные и малоразвитые. Так и в древности, человек был подобен ребенку. Эпос, сказания, сказки были для него средством возвыситься над злом и обрести очищение чувств через разрушенную и побежденную чужую жестокость.
Ни сказки, ни религиозные ритуалы, связанные с человеческими жертвоприношениями не говорят о природной жестокости и бесчувствии древних народов, а только отражают степень их привычки к определенным социальным явлениям.
Каждая эпоха имеет свои образцы жестокости. И прежде, чем ужасаться древним, следует оглянуться вокруг.
Разве не жестоки наши современные блок-бастеры или боевики, где кровь льется рекой?
Разве не пугают публику мистическими ужасами с мертвецами, зомби, инопланетными монстрами?
Разве не стал детектив с непременной серией убийств любимым жанром читателей и зрителей всех возрастов?
А чтение «Житий святых» разве не похоже на увлечение садо-мазохизмом?
Обилие крови и жестокости отнюдь не свидетельствует о жестокости нынешнего населения и пристрастии его к садизму.
Если уж быть особенно пристрастным, то зависимость между фантазией и жизнью прямо противоположна.
Жестокие сказки, эпосы и ритуалы рождаются в период довольно мирного благополучного существования народа. Повседневная жизнь обретает краски только в фантазиях и ритуалах
Когда же в литературе и искусстве процветают куртуазность и изысканность манер, то на деле в обществе не прекращаются войны, насилие, фанатизм и бедность.
На прошлое нельзя смотреть прямолинейно: раз далеко отстоит во времени, значит невежественное, безграмотное неспособное на работу мысли. Отсюда рождаются дикие теории, что прошлого не было вообще, что все создано за два предшествующих столетия, что древние не могли ни построить пирамиды, ни создать античную культуру, даже мастера неспособны на работу с мрамором и что простым резцом и зубилом не сотворить тонких складок одежды, раздуваемой ветром, завитков волос, ясности глаз, что все обман и фальсификация. Другие же вдруг начинают видеть в прошлом некий вездесущий славянский народ, единственный создатель всех цивилизаций и языков. И тогда в представлениях обывателя поселяется твердая уверенность, что истории нет, а если и есть, то только в виде дикого населения, жестокого, грязного и бесталанного.
Увы, человек далекого прошлого ничем не отличается от человека современного. Только вместо нелепых исторических теорий Фоменко с Носовским, или конспирологических теорий Фурсова с чудом Благодатного огня, в их умах и душах жили ведьмы, которые наводят порчу, еретики, которые оскорбляют Христа или страх похоронить близкого не по ритуалу и тем самым закрыть ему доступ в загробный мир.
Человек – продукт той социальной среды, в которой живет. Его жестокость в прошлом равна его жестокости в настоящем. Его страхи и несвобода равны страхам и несвободе нынешним. Разница лишь в причинах их порождающих и в названиях им даваемых.
Что же касается мастерства и профессионализма, то многие древние могут дать фору нынешним современникам, разлененным техническими усовершенствованиями и отученными от профессионализма и мастерства.



Tags: история и культура
Subscribe

  • Хоть режь

    В старину на Руси любой деревенский дизайнер руководствовался одним главным правилом — «чтобы было баско». Красиво, значит. Поэтому все предметы…

  • Шинель. История в стиле милитари

    Форменное пальто со складкой на спине согревало на фронтовых дорогах армию Российской империи, прошло путем революции, защищало от непогоды советских…

  • Школа «маленьких капитанов»

    В кадетских погонах начинали свой жизненный путь доблестные полководцы и адмиралы, известные ученые и писатели, композиторы и художники. Вспоминаем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments