Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Categories:

Спасение демографии советами православных.

Хотелось промолчать, но так много в последнее время набралось учителей из поповичей, что нет сил читать из вздор и молчать. Но вначале о теме:

Инициатива московского священника поощрять раннее деторождение вызвала бурю эмоций в Сети. Но оказывается, Библия не видит греха в том, чтобы 17-летние девочки становились мамами.
В дни новогодних праздников сетевое издание «Русская народная линия» опубликовало некоторые высказывания протоиерея Александра Ильяшенко по поводу демографической ситуации в России.

Эти мысли вызвали взрыв эмоций в Сети, хотя отец Александр не предложил, в общем-то, ниспровергать никаких основ, ни церковных, ни светских.

«Смех и слезы» у аудитории интернета вызвало предложение священника снизить возраст разрешенного вступления в брак для россиянок, причем опять же не радикально: до 17 лет (вместо нынешних 18).

Статью протоиерея растащили на цитаты, среди которых имеются, например, такие:

Необходимо сделать нормой ранние браки и деторождения. Девушка в 17 лет спокойно может стать прекрасной мамочкой. В этом возрасте юная девушка еще не растратила себя, не нахватала различных болезней и инфекций, поэтому вполне может быть хорошей и доброй мамочкой.
В школе надо объяснять ученикам, что демографическая ситуация в стране угрожающая. И им решать эту проблему таким естественным способом, как ранний брак.

И как вишенка на торте:

Ранние браки избавляют страну от ненужного огромного контингента с высшим образованием. Кому нужно высшее образование?
Чтобы разобраться, что на самом деле имел в виду Александр Ильяшенко, а что приписали ему сетевые комментаторы, мы обратились непосредственно к первоисточнику.


В духе российских традиций
Отец Александр Ильяшенко, настоятель московского храма Всемилостивого Спаса, совсем не производит впечатления религиозного мракобеса, готового ради спасения России преступать все законы, земные и данные Богом.

Напротив, и по интонациям, и по очень рационалистическому подходу к избавлению нации от демографической катастрофы отец Александр вполне мог бы быть чиновником, главой департамента какого-нибудь Министерства труда, которому поручено разрабатывать эту в самом деле сложную и неоднозначную тему.

«Я не отрекаюсь от своего заявления, что надо максимально снизить возраст вступления в брак и поощрять девочек рожать в 17 лет. Я исхожу в том числе из того, что ранние браки вполне укладываются в российскую традицию, да и ничуть не противоречат религиозным установкам», — рассказывает он.

Настоятель предлагает вспомнить хоть цитаты из Пушкина «А девушке в семнадцать лет какая шапка не пристанет!» (из «Руслана и Людмилы») или «Мой Ваня моложе был меня, мой свет, а было мне тринадцать лет» (из «Евгения Онегина»).

В общем, с теоретическим, историческим и фольклорным обоснованием у отца Александра никаких проблем не возникает. Шум же в Сети поднялся, по его словам, из-за того, что предложение о снижении детородного возраста было вырвано из контекста, который намного шире, чем просто разрешить старшеклассницам заниматься сексом без предохранения.

«Наша страна не просто катится к катастрофе, она уже одной ногой там. Простым увеличением многодетности эту ногу оттуда обратно не вытянуть. Ведь недостаточно того, чтобы в российских семьях было много детей. Надо, чтобы у родителей еще была возможность детей вырастить, дать им образование, поставить на ноги», — говорит он.

Он признаёт, что его предложение очень далеко от принятой в России общественной нормы, и если в Сети из-за его инициативы поднялся шум, то в церковной среде оно было, наоборот, встречено «гробовым молчанием».

«Я бы вообще предложил внести соответствующие изменения в семейное законодательство. Хотя речь идет, конечно, не о юридической стороне, а о психологической. При этом я совсем не имею в виду, чтобы 17-летние девочки выходили замуж за мужчин, которые им годятся в отцы и деды. Их мужьями должны быть юноши лет 20—22», — предполагает священник.

«Вот вы говорите, что „ранние браки избавляют страну от ненужного огромного контингента с высшим образованием. Кому нужно высшее образование?“ Зачем стране миллионы новых граждан, если они будут нищими и необразованными? И как, по вашей мысли, такой 22-летний отец семейства будет содержать жену и их „чем больше, тем лучше“ детей?» — задаю вопрос отцу Александру. Но готового ответа у него, кажется, нет. Он задумывается.

«А что, сейчас в стране нет нищеты и бескультурья? Пойдите на вокзал и посмотрите! Просто это не показывают по телевизору, закрывают на это глаза. Миллионы девушек продаются в сексуальное рабство. Кино и интернет наполнены всякой пошлятиной. Надо не механически поднимать рождаемость, а думать, как вытянуть народ из нищеты и бескультурья, вынырнуть из этой ямы», — рассуждает он, на мой взгляд, на сей раз не очень убедительно.

Священник приводит в пример будни своего храма — вряд ли они чем-то отличаются от церковно-приходской жизни в любом благочинии страны.


«Кто мои прихожане в основном? Это женщины, часто многодетные — у них по пять детей, но нет мужа. Потому что после рождения такого числа детей женщина неизбежно теряет формы, упругость, привлекательность. И мужья уходят к тем, кто помоложе», — сокрушается над долей россиянок отец Александр.

Он обосновывает свое нетерпение именно болью за страну, а не какими-то личными мотивами: «Я сейчас живу намного лучше, чем я жил тридцать или даже пятьдесят лет назад. И мои дети и внуки живут лучше. На моем веку все будет хорошо. Но значит ли это, что я могу спокойно спать, зная, что происходит с демографией в стране?»

С чисто христианским смирением настоятель подчеркивает, что его инициатива — не панацея от всех бед России: «Я — человек ограниченный, я даже не могу говорить, что представляю точку зрения РПЦ. Я всего лишь ее офицер».

«Но нам сейчас надо всем миром поднимать рождаемость в стране, а не кидать в меня камни за то, что я предложил задуматься над этой проблемой», — призывает он.

************************************

P.S. "Не кидать в него камни". Очень милая просьба. Но вначале попам нужно ознакомиться с жизнью в своей родной стране, а не на приходе.
Ему, правда, задали важные вопросы, но он их вряд ли понял.
Неужели наши духовные учителя так стали хорошо жить, что у них даже мозги жиром заплыли.
Я поверю, что он живет лучше, чем 50 лет назад, потому что 50 лет назад поп, как и любой гражданин не имел возможности класть себе в карман все, что зарабатывал храм, не имел возможности уходить от налога и обогащаться без предела, что ему не мешают делать сейчас.
Любой семинарист как раз в 20-22 года женится на 17-летних и даже 16-ти летних. Вначале только венчание, а по достижению разрешенного брачного возраста регистрирует брак у государства, часто уже имея детей. Почему? Да потому что не женившись, бывший семинарист не получит приход, а в монахи идти все-таки не каждому хочется. Женился, рукоположился и уже никакая злая воля работодателя или кризиса не лишат его и его семью ни куска хлеба, ни крыши над головой.
"Сытый голодного не разумеет". Возьмем обычных ребят. Если поп отводит ребятам возраст в 22 года, то подразумевается, что это возраст окончания высшего или средне специального заведения. А дальше? А дальше молодая семья должна сесть на шею родителям, потому что в 22 года даже с приличным местом в банке или офисе квартиру не купишь, а на зарплату жену с ребенком содержать только на голодном пайке. Неужели поп не знает статистику Роскомстата, который при всей своей лояльности не может поднять среднюю зарплату выше 50 тыс. А ведь по поповским расчетам женщине ненужно образование и в 18 лет, обзаведясь ребенком, она будет сидеть на иждивении мужа. Иными словами, 50 тыс - это те деньги, на которые предлагается жить семье с ребенком, и, возможно, раз такие переживания по вопросу демографии, не с одним.
Он желает такой жизни своим внукам? У него самого и у его внуков все отлично. А остальные пусть живут в нищете, но не по вокзалам, без наркотиков и проституции. (Это ему так видится)
Теперь об образовании. Конечно, образование - это жупел церковников. Чем выше уровень интеллекта населения, чем больше людей с высшим образованием, тем меньше проданных свечек. Зависимость вполне определенная.
Ладно, пошлем молодежь на заводы и фабрики. Пусть будут рабочим классом и улучшают демографию в заводских бараках. Хоть какая-никакая, а крыша над головой. Но где те заводы и фабрики? Ау... Где рабочий класс?
Почитаешь поповские бредни и не знаешь, плакать или смеяться. Ведь на своем богатом (московский приход заведомо богатый) этот "мудрый" батюшка вряд ли потчует своих прихожанок более сытным обедом, чем доброе пастырское наставление. Уж он-то знает, что живи эти женщины благополучно с мужьями вряд ли они часто заглядывали к нему на огонек. Вот и призывает: рожайте, женщины в 18 лет. Авось паства не иссякнет.
В стране, где нет заботы государства о молодом поколении, где у молодежи нет перспектив и смысла жизни более высокого, чем автомобиль, айфон и клубная тусовка, не может быть ни роста рождаемости, ни благополучия.

Впрочем нас святой отец не одинок в абсурдности умозаключений. Довелось недавно встретить статью, посвященную вопросам рождаемости. И в ней содержался такой вывод: "уровень жизни, доходов, материальные условия, согласно опросу россиян, практически НИКАК не влияют на желаемое число детей.
А странах с низким ВВП разброс рождаемости велик, но почти везде превышает 2 ребенка.(Ангола, Саудовская Аравия) А вот с увеличением ВВП он быстро уменьшается, и почти во всех странах со средним или высоким доходом рождаемость ниже уровня воспроизводства.
Таким образом, достаток СНИЖАЕТ рождаемость.
Одними материальными мерами демографию уже не исправить"


Следовательно, вернемся к истокам: к Анголе или Саудовской Аравии.Зачем нам высокий уровень жизни и достаток. В нищете дети рождаются лучше. Осталось ввести запрет на аборты и контрацептивы.Консенсус между попами и либералами достигнут
Tags: Россия и церковь
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 15 comments

Recent Posts from This Journal