Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Category:

Выход из традиционного общества или как происходит разрыв культур

Европейский индивидуализм, это не просто выбор между личностью с ее стремлениями и обществом в пользу личности. По сути, нынешний индивидуализм есть не что иное, как освобождение от традиционного общества, Это не столько свободомыслие, начавшее эпоху Просвещения, сколько освобождение от оков условностей, выработанных прошлыми веками и сдерживающих естественные проявления человеческой натуры. Не только человек, но общество, прежде всего, должно измениться само.
Догма, традиция, ритуал, сковывавшие свободу чувства и мысли в конце Средневековья аналогичны оковам потребительства, философии мещанства, своеволию эгоизма, принявшего философию гедонизма и поставившего богатство на место Бога. Освободиться от оков ритуала и условностей, именуемых традицией, было первым шагом на пути освобождения человека от пережитков классового общества. Следующий этап – это освобождение от потребительского эгоизма, жаждущего лишь материального удовлетворения и плотских радостей от еды и совокупления. Освободиться от них можно только выйдя из игры «иметь-не иметь», став отдельной свободной личностью. Это и есть индивидуализм: я сам по себе, я против благ потребительства, я не ищу богатства и не верю в его мощь.
Индивидуализм как свободомыслие отнюдь не равен эгоизму и не лишен солидарности с теми, кто противостоит капиталу. Взаимопомощь, сострадание, общая работа и труд – все это доступно индивидуализму в большей степени, чем стадное увлечение единых в своем порыве потреблять, индивидов якобы традиционного общества.
И здесь нужно четко разделять индивидуализм как свободомыслие и духовное освобождение от оков стереотипа благосостояния, выраженного в потреблении, от эгоцентризма, когда идеологи капиталистических ценностей пытаются анархию, разрушение и хаос выдать за новую свободу.
Именно на разрушение эмоционального состояния души человека, на лишение его душевных переживаний, слез сострадания, радости дружбы и взаимопонимания, направлены все виды культурной деятельности нынешнего капитала. Он боится потерять не только рынки сбыта, но самого человека, как главного потребителя производимых продуктов, приносящих прибыль.
Поэтому борьба с традиционным обществом принимает искаженные, подчас аморальные формы. По требованию капитала традиция должна быть разрушена в умах граждан, но сохранена по форме поведения, как необходимая составляющая в управлении массами. Довести до абсурда, чтобы потом смирить и уничтожить свободную личность.
Это естественная направленность капитализма – воспитание примитивной, мало эмоциональной эгоистической личности. На Западе еще верят, что их обыватель и мещанин – свободная личность, свободный художник. К сожалению, это не индивидуализм и не свобода, это потеря эмоциональной составляющей души человека.
Люди не замечают, как их опутывают новыми условностями и формируют новые традиции толерантности, законопослушания, моды и понимания чувств и эмоций как проявления насилия в семье, в обществе, в культурных традициях.
Все проявления страстности, порыва творческого или инициативного теперь записываются в патологии и маниакально-депрессивные синдромы.
Да, человек болен психически, он не выдерживает разрушительного давления бездушной погоне за выгодой, карьерным успехом, благополучием. Но болезни эти отнюдь не результат его генетики или наследственности. Они – результат влияния окружающей среды. Но именно это, социальную составляющую, формирующую личность, сейчас всячески пытаются отрицать.
Появились уже не просто последователи Фрейда и специалисты психоанализа, а целые отрасли медицины и психиатрии, которые любую индивидуальную непохожесть пытаются лечить лекарствами и выдавать за нарушение соматическое, связанное с его наследственностью. Более того, любое эмоциональное движение души и разума теперь клеймят с двух сторон. Либералы приписывают нестандартность поведения и жажду активной жизни давлению традиций и невосприимчивостью к свободе в их понимании. Традиционалисты приписывают поведение, идущее в разрез их стереотипу, вредному влиянию неумеренной свободы в либеральном ее понимании и склонны тут же оформлять все в происки разрушителей морали и нравственности.
Свободный человек не должен зависеть от условностей, рожденных классовой психологией. Но он и не должен быть врагом общества и эгоистом. Если раньше общество требовала исполнений определенного ритуала, традиционной условности, в результате действия которых человек не имел права отличаться в поведении и образе жизни от других, то теперь человек хочет иметь право распоряжаться собой, своей жизнью, целями и желаниями по своему усмотрению. Естественно, не в ущерб ближнему. Если развивать идеи индивидуализма правильно, то можно заметить, что индивидуализм в принципе, не отличается от разумного эгоизма Чернышевского. Это свобода и честность в выражении чувств и мыслей с одновременным жестким самоконтролем и самоограничениями в пользу общего дела.
Высокий уровень благосостояния, завоеванный нынешней цивилизацией, ослабив борьбу за выживание на самом примитивном уровне, начал способствовать переформированию человеческой психики на жизнь без страха за завтрашний день. В результате человек очень быстро понял, что жизнь вовсе не является вечной борьбой за место под солнцем и место это, если ты здоров, работоспособен и интеллектуально развит, есть в любом месте и положении, какие бы ты не занял.
Нет смысла тратить жизнь на борьбу за миллионы, за карьеру топ-менеджера, когда полнота жизни и возможность жить, не оглядываясь на страх за завтрашний день, доступны каждому. Нужно только найти в себе силы отрешиться от стереотипов традиционного общества, в котором престиж, социальный статус, количество денег в кошельке определяют всю твою жизнь от быта до душевных переживаний. Человек наконец-то обрел возможность стать самим собой.
Но традиции мешают. Традиции, но не те, что способствуют развитию и улучшению социального поведения человека в коллективе, а традиции, сформированные классовым архаичным менталитетом, когда богатство и власть диктовали свои условия, чтобы быть сохраненными для определенного слоя общества.
Перед нами происходит явное перемещение поведения человека в формы, характерные для самых ранних этапов его социализации. А если проанализировать более глубоко, то можно понять, что происходит перемещение человеческой личности к тому состоянию, которому пытался научить человека Иисус Христос. Все поучения Христа, вписанные в Евангельские тексты – это есть естественное состояние человека, с одной стороны индивидуалиста, но с другой – альтруиста, соединенного с обществом любовью и взаимопомощью. Отсюда стремление не зависеть ни от традиционного отношения к личности, основанное на невозможности существования ее без владения собственностью и средствами производства, ни от условностей традиционных взаимоотношений. От того, имеет ли он поместья, фабрики или торговые караваны в твердой защищенной от посягательств собственности зависело будущее человека и его потомства. Вот основа традиционного общества.

"Частная собственность сделала нас столь глупыми и односторонними, что какой-нибудь предмет является нашим лишь тогда, когда мы им обладаем (haben. – Прим. Э. Ф.) , т. е. когда он существует для нас как капитал или когда мы им непосредственно владеем, едим его, пьем, носим на своем теле, живем в нем и т. д. , – одним словом, когда мы его потребляем, – хотя сама же частная собственность все эти виды непосредственного осуществления владения, в свою очередь, рассматривает лишь как средство к жизни, а та жизнь, для которой они служат средством, есть жизнь частной собственности – труд и капитализирование.
Поэтому на место всех физических и духовных чувств стало простое отчуждение всех этих чувств – чувство обладания. Вот до какой абсолютной бедности должно было быть доведено человеческое существо, чтобы оно могло породить из себя свое внутреннее богатство" Маркс К. , Энгельс Ф. Соч. Т. 42. С. 120.
Христос понимал, что богатство это господин, на которого трудится человек, забывая о своем ближнем и высшем духовном мире. «Нельзя служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне»( 6:24 Матф. 6:24).Его притчи о богаче и бедном Лазаре, о верблюде и игольном ушке однозначно говорят о зле богатства и напрасно искать казуистические нюансы в оправдание блага богатства. Христос знал, что говорил.
Но Христос не был коммунистом, как некоторые сейчас пытаются доказать. Он был родоначальником свободного общества свободных личностей, объединенных единством бытия и необходимостью взаимопомощи.
Продолжение следует.
Tags: общество
Subscribe

  • Примирение «красных» с «белыми» или антисоветский реванш?

    Александр Дейнека. На добросе. Штаб белых. 1933 Открывшийся на днях в центре Москвы храм Новомученикам, жертвам коммунистической идеи, — лишь…

  • Еще раз о примирении

    Примирение, говорите? Но возможно ли оно? Оно возможно либо в силу незначительности нанесенных обид, либо в силу признания ошибок и извинения за…

  • (no subject)

    Кудрин назвал пути снижения бедности в России По словам главы Счетной палаты Алексея Кудрина, адресная помощь нуждающимся семьям позволит…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments