Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Categories:

Граф Муравьев. Забытые имена.

Когда-то, когда еще принято было ходить в гости, к подружкам или знакомым родителей вместе с родителями, я у некоторых москвичей, иногда из числа "бывших", встречала на стенах картины с пейзажами зимнего леса и оленями или лосями, иногда лисой среди елей, сосен и сугробов. У одних знакомых картина с зимним лесом и лосем на опушке, представляла собой довольно внушительных размеров полотно. Как я узнала позднее, эти знакомые были не из "бывших", но чтобы сойти за них они купили картину в комиссионке. У другого моего знакомого на стене над диваном висел небольшой пейзаж, но тоже с лесной чащей на закате и оленем. Вот этот знакомый был из бывших, из рода купцов Карзинкиных, и его картина вместе с необъятных размеров буфетом из мореного дуба с удивительно не вместительными шкафчиками на фасаде, с застекленными дверцами и густым ковром резных излишеств, составляли единственное наследие предков. Впрочем, квартира в небольшом особнячке во дворе одного из переулочков центра, тоже была наследием. Но наследием очень урезанным в период уплотнения, так что часть лепного карниза по краю потолка ушла далеко в чужую квартиру.
Довелось мне увидеть и еще дважды зимние или осенние лесные чащи с диким зверьем.
Такое обилие лесных чащ, оленей с лосями, снежных сугробов или туманных просветов осеннего леса меня чрезвычайно заинтересовали. Помню как запомнив фамилию автора и манеру его письма по первому монументальному полотну, которое мне приходилось созерцать довольно часто, я, придя в гости и увидев еще одну лесную чащу, с азартом охотника кинулась искать авторскую подпись, потому что не сомневалась, что новое полотно принадлежит кисти все того же уже знакомого мне художника. И не ошиблась. Картина была написана художником графом Муравьевым. От автора я в восторг не пришла, а вот обилие в московских квартирах полотен этого, неизвестного мне графа Муравьева, меня удивило.
Позднее его картины я встречала и в комиссионных магазинах. А потом узнала и про самого графа Муравьева, который несмотря на то, что был графом и родился не за сто лет до событий 1917 года, тем не менее никогда не покидал родины и всю жизнь прожил в России - СССР, не подвергаясь никаким репрессиям, гонениям,заключениям, потому что предпочитал заниматься живописью, а не политикой. Правда, в СССР он жил и умер не в Москве, а в Ростове на Дону, но не изгоем, а беженцем в годы разрухи из голодной Москвы в более сытые районы необъятной родины.

Граф Муравьев Владимир Леонидович (1861 — 1940) — модный в начале 20 века в Петербурге художник-пейзажист, едва ли не единственный из русских художников, которому удалось опоэтизировать русскую охоту и привлечь к ней внимание широкой публики. Вольноприходящий ученик Академии художеств с 1881 г. Учился у М.К. Клодта и Ю.Ю. Клевера. Состоял членом Санкт-Петербургского общества художников и Общества русских акварелистов. Принимал активное участие в академических выставках, его работы много публиковались в дореволюционной периодике. Персональная выставка проходила в 1893 г.После Октябрьской революции Муравьев работает в прежней технике и использует те же сюжеты. Произведения В.Л.Муравьева хранятся в художественных собраниях Иркутска, Днепропетровска, Козьмодемьянска, Сыктывкара и других музейных и частных коллекциях. С 1922 г. работал в Драматическом театре. Произведения В.Л. Муравьева хранятся во многих региональных музеях, а также в частных коллекциях в России и за рубежом. Свои работы всегда подписывал с титулатурой — Граф Муравьев. Муж великой русской актрисы В.Ф.Комиссаржевской.Веру Федоровну Комиссаржевскую, величайшую актрису начала ХХ века, называли «чайкой русской сцены» и «солнцем России». Публика, которая готова была носить любимую актрису на руках, была уверена – Комиссаржевская настолько гениальна, что, перевоплощаясь в созданный автором образ, начинает буквально жить на сцене. И лишь немногие знали, что это было не только перевоплощение – на сцене Комиссаржевская вновь и вновь переживала собственную драму, переплавляя свою жизнь в высокое искусство трагедии.Вера, первоначально не желала становиться актрисой: ей было необходимо иметь дом, любящего мужчину, хотелось детей... Хорошенькая Вера, в чьих огромных глазах были страсть и невысказанная тоска, пользовалась у мужчин большим успехом. Наконец, среди нескольких претендентов, девятнадцатилетняя Вера остановила свой выбор на самом блестящем кандидате. Граф Владимир Муравьев был красив, обаятелен и талантлив – он был неплохим художником-пейзажистом и в то время обучался в Академии художеств. В 1883 году сыграли свадьбу. Вера обожала своего мужа – она, со свойственной ей страстностью, целиком отдалась супружеской жизни, отдавая все силы и время на обустройство семейного гнезда. Но счастье, как это часто бывает, оказалось непрочным.Вскоре после свадьбы выяснилось, что Владимир не был создан для семейной жизни.

Навязчивая опека и избыточная любовь жены его раздражала. Он пил, устраивал скандалы, постепенно отдалялся от Веры, перестал с ней разговаривать – а ведь их разговоры о жизни, об искусстве значили для нее очень много. Однажды Владимир заявил ей в сердцах: «Да что ты понимаешь в искусстве? Наводи красоту в гостиной, занимайся своими туалетами – что тебе еще?»Владимир Леонидович Муравьев был сыном герольдмейстера Леонида Михайловича и внуком первого графа Муравьева, получившего свой титул за подавление восстания в Польше. Владимир Муравьев отринул блестящие карьерные перспективы ради служения искусству. Он в 1881 году бросил Пажеский корпус и записался вольноприходящим учеником в петербургскую Академию художеств. Муравьев посещал пейзажный класс, которым официально руководил Михаил Клодт – правда, в те годы Клодт по состоянию здоровья уже осуществлял свое руководство лишь номинально, и Муравьев сам искал себе учителей среди признанных в те годы художников-пейзажистов. Возможно, он посещал сеансы К.Я. Крыжицкого, хотя никаких данных об этом не сохранилосьНе испытывая нужды в средствах, Муравьев вел жизнь гуляки и повесы, ни в чем себе не отказывая. Он с детства обожал охоту и отдавал своему увлечению все свободное от гулянок время.Женился он на Вере Комиссаржевской, еще состоя учеником Академии, еще не получив ни признания, ни более-менее нормального образования. В жене он хотел обрести обыкновенную светскую супругу: красивую, скромную, занимающуюся домом и детьми, пока муж ведет светскую жизнь. Однако Вера Федоровна мыслила свой брак по-иному: она искренне собиралась служить искусству в лице мужа, собиралась сопровождать его на этюдах, вдохновлять и советовать, а он искренне был убежден, что женщине в искусстве, как и на охоте, не место. Жена упрекала его в том, что он готов ради очередной гулянки бросить незаконченную картину, «предать искусство ради праздности» - то, что она ненавидела всю оставшуюся жизнь. Естественно, что уже скоро этот брак дал трещину величиной с Великий каньон: Муравьев сошелся с сестрой Веры Федоровны Надеждой, прижил с нею ребенка и в итоге тайно обвенчался с нею в 1885 году. Впрочем, через пять лет распался и этот брак.Своеобразным итогом расставания с Верой Федоровной стала первая картина Муравьева на выставке. В это же время Муравьев находит себе нового кумира – пейзажиста Юлия Клевера. В свое время он бросил Академию художеств , поскольку считал, что там его ничему не смогут научить, и быстро добился успеха – в том числе и коммерческого – своими пейзажами, в которых сочетал виртуозную технику и новые сюжеты: природа Крайнего Севера, сказочные зимние пейзажи и особенно прославившие автора лесные закаты. Муравьев настолько преклонялся перед Клевером, что даже работал, как его кумир: ставил рядом с мольбертом бутылку вина и бутерброд (правда, Клевер предпочитал коньяк).После развода уехал из Петербурга. Революционные события 1917 застали его в Ростове-на-Дону, где он опустился, пристрастился к алкоголю, жил в грязной и темной комнатушке, добывая себе на хлеб копированием своих прежних работ и рисованием открыток. Участвовал в городских выставках (1928, 1938). Он прожил долгую жизнь и еще в 30-х годах сбывал свои изящные работы по бросовым ценам на ростовском рынке.










Муравьев писал не только закаты «в духе Клевера», но и разработал собственную нишу - сцены охоты, полные романтики и глубокого знания охотничьих премудростей и повадок животных. Недаром его поклонниками были в основном представители дворянской верхушки, так же отдававшие дань этому увлечению, вплоть до царской семьи.Творческая биография Муравьева не знала взлетов и падений, не увлекался он и новомодными течениями. Даже после 1917 года Муравьев продолжал писать тетеревиные тока и медвежьи охоты, лишь сменив подпись с «Графъ Муравьевъ» на просто «Муравьев», да возводя свой род не к укротителю Польши, а к известному декабристу. Во время гражданской войны он оказался в Ростове-на-Дону, где Климент Ворошилов, сам страстный охотник, устроил его художником в красноармейскую военную часть. В 1922 году он работал в Драматическом театре, однако из-за невостребованности и отсутствия перспектив он постепенно опустился, начал пить, за бесценок продавал свои картины на ростовском рынке. Муравьев скончался в 1940 году, почти полностью забытый. Его имя упоминали лишь в связи с Верой Комиссаржевской и только как «отъявленного негодяя» - однако как не вяжется с этим определением оскорбленной женщины светлый и поэтический мир его картин.
Tags: история и культура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments