Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

К вопросу о частной собственности


Дискуссии, которые постоянно ведутся по вопросам репрессий, коллективизации, отрицательного отношения к кулакам и интеллигенции, являются следствием очень глубокого непонимания проблемы частной собственности и классового сознания.
В революционный и постреволюционный период все вопросы, связанные с социально-экономическим развитием общества были понятны и воспринимались в соответствии с их подлинным значением. Но период социализма в нашей стране невольно стер трезвость взгляда на вопросы, связанные с собственностью и классами.
Обленившейся в отсутствии борьбы за выживание интеллигенции, пользующейся правом на труд и отдых, мысль о частной собственности, о конкуренции и рынке труда стала казаться очень интересной, вещью в себе, абсолютно абстрактной умозрительной игрой, никак не связанной с человеком.
Некоторые граждане доходят до того, что считают страшной несправедливостью то, что государство изымает у них часть прибыли в виде налогов, а другие в полной уверенности считают что доход и прибыль – это одно и то же и соответственно они не видят преступления в действиях теневиков советского периода, считают их настоящими предпринимателями, а расстрелы совершенно незаслуженной мерой наказания. Для них слова «равенство» и «экспроприация» видятся через убогий кругозор Шарикова: отнять и поделить, и совершенно не учитывают, что отнимают и делят отнюдь не трудящиеся, а эксплуататоры.
Отсюда, из непонимания классового антагонизма и стали рождаться химеры репрессий, сталинизма и тоталитаризма. Начались поиски заговоров по захвату власти, начались доказательства того, что Сталин боролся только за власть, что бывшие сподвижники стали ему врагами лично. И никто, ни на одну минуту не задумался над тем, что в той ситуации не власть представляла собой ценность, а правильно выбранный путь для построения бесклассового общества. Кулаки стали врагами не из-за зажиточности и трудолюбия, а из-за частнособственнической сущности. Разве нет у христиан в Деяниях апостолов рассказа о Анании и Сапфире? Разве не соответствует наказание Божие этим людям наказанию в советский период всем, кто утаивал собственность и доходы от нее от общины? Кто не знает, может ознакомиться в первоисточнике. Но вкратце суть такова. Когда первые христиане собирались в общины, то они продавали свое имущество и всю собственность и деньги приносили в эту общину. Муж и жена, Анания и Сапфира, продав свое имущество, утаили часть денег, жалея расстаться полностью со своими средствами. Апостол Петр, глава христианской общины, узнав об этом, призвал их к ответу, но они попытались солгать и Бог наказал их в тот же момент смертью. Почему так жестоко?
Да потому, что пришедшие для новой жизни люди, остались непригодными для нее из-за собственной жадности и представления о благе только в материальном переложении.
Вот с такими Ананиями и Сапфирами и столкнулись большевики при строительстве новой социальной общности.
Неужели люди со времен античных философов и Христа так и не поняли, что собственность – это начало всех зол. Она стоит между Богом и людьми, она стоит между истиной и ложью, между любовью к ближнему и эгоизмом.
Слова Христа о верблюде и игольном ушке пытаются трактовать как угодно, только бы не признать, что Он говорил вполне однозначно: где богатство ваше, там и сердце ваше; нельзя служить двум господам: Богу и мамоне. Ибо об одном будешь заботиться, а о другом не радеть, а верблюд и игольное ушко – это усиленная формула всех Его предыдущих высказываний.
Но как можно. Лучше мы трактовать будем по-своему, но от собственности не откажемся. Ведь собственность – это свобода и прогресс.
В самом деле, чем плоха частная собственность, если она будет только подстегивать конкуренцию и рождать производственную инициативу в собственнике? Или что страшного в том, что ленивый и нерадивый останется без работы? Все эти рассуждения были наивными фантазиями возможными лишь в обществе, где классовая сущность эксплуататора и эксплуатируемого давно потеряли остроту и значение.
Частная собственность представлялась большинству лишь чисто юридическим моментом в отношениях между начальством и подчиненным. Был директор, а стал хозяин, как думалось нашим экономистам, ничего кардинального не произошло. Пожалуй, собственник будет только более ответственен, чем директор. Не будет бюрократии и бумажной волокиты.
Но суть проблемы частной собственности заключалась совершенно в ином, чем виделось в условиях социализма. И то, что вначале Адам Смит, Оуэн и Давид Риккардо увидели в частной собственности, а затем дополнил Маркс, то, что понимали и осознавали мыслители того времени, нивелировал в нашем сознании социализм.
Частная собственность с самого начала выступала как способ концентрации богатства в одних руках, как основа власти и управления народной массой. Она вела к отчуждению труда от капитала.
«Частная собственность, — отмечают классики в «Немецкой идеологии», — поскольку она в рамках труда противостоит труду, развивается из необходимости накопления.
В «Происхождении семьи, частной собственности и государства» Энгельс разъяснял: «Лишь только производители перестали сами непосредственно потреблять свой продукт, а начали отчуждать его путём обмена, они утратили свою власть над ним. Они уже больше не знали, что с ним станет. Возникла возможность использовать продукт против производителя, для его эксплуатации и угнетения. Поэтому ни одно общество не может сохранить надолго власть над своим собственным производством и контроль над социальными последствиями своего процесса производства, если оно не уничтожит обмена между отдельными лицами».
Ладно, то был 19 в. и рассуждения классиков относились к тому периоду, когда труд был не только отчужден от работника, но и настолько тяжел, что заведомо ставил рабочего на низшую лестницу даже в свободном демократическом обществе. Сейчас у нас нет заводов и фабрик, а там, где они сохранились, новые технологии, компьютеризированное производство делает рабочего равным « белым воротничкам». Уже нет антагонизма между рабочим – производственником и наемным менеджером офисов и банков. На самом деле это иллюзия.
Зло частной собственности не только в экономике. Частная собственность как основа классового общества меняет весь духовный облик человека, меняет его морально-нравственные нормы и отношение к другим людям. Анания и Сапфира хотели стать христианами, но жадность не дала им открыть сердце навстречу новому взгляду на мир.
Жизнь на каждой ступеньке человеческого общества зависит напрямую от твоих доходов и отношения к средствам производства. Хозяин до сих пор на всех уровнях получал и будет получать неизмеримо больше, чем наемный работник. А раз его доход в сотни и тысячи раз больше, чем у трудящейся массы, он и требования к жизни будет предъявлять иные, чем тот, кто живет на одну зарплату. И здесь уже вопрос не только отчужденного труда, присвоенного капиталистом-хозяином, но и психологии.
Хозяин уже априори считает себя вправе поступать с работником по своему произволению: средства производства его и этим все сказано. Попробуйте изменить эту психологию . Ничего не получится, иначе не было бы революций и гражданских войн.
От ранних христианских времен идет укоренившаяся в человеке собственническая психология. Не случайно в Деяниях апостолов дан рассказ об Анании и его жене Сапфире. Расстаться с собственностью оказалось очень трудно.
Мы рассуждаем о зарплатах, о коррупции, о росте цен на продукты. Нас уверяют, что в Советском Союзе был на все дефицит, а вот сейчас все и для всех сколько угодно. И все верят. Люди полагают, что классовая рознь, богатство и бедность остались в прошлых веках. Разве не пользуются все люди сейчас всеми благами цивилизации: интернет, телефоны, колбасы, квартиры, машины. Великолепие сытости и развлечений. Но так ли это? Видимое большинству далеко не всегда очевидная истина. Ведь изобилие имеет кроме термина количество еще дополнительный термин: качество.
Нам говорят об импортозамещении. Прекрасно и замечательное: свое производство, свой мелкий бизнес. Нам демонстрируют фермы, где готовят изысканные сыры и колбасы, даже хамон.

Фермерские продукты из-под Ярославля

Сырный стол. Школа сыроделия.
Отлично. Но ведь это продукты категории деликатесов. И цены на них совсем не потребительские, а эксклюзивные как и продукция. Во всяком случае на фестивале сыров в Москве фермерские сыры стоили от 1000 р. (самая обычная Гауда) до 3000 р. и выше. А где доступные и качественные продукты для обычного потребителя? Ведь далеко не все могут позволить себе сыр за 3000 руб даже на один бутерброд для завтрака. А их нет.
Расчет простой. Затраты на дорогостоящие деликатесы и на обычные колбасы одинаковые. Иногда, пожалуй, на обычные продукты затраты дороже, так как требуют нового оборудования, контроля и компьютеризации. А хамон на ферме – ручное производство. Делай сам и своими руками. Но вот цены – это другое дело. Для широкого потребителя на фабричном оборудовании колбаса будет стоить столько, сколько изысканный хамон, ну, чуть-чуть дешевле и по времени быстрее. Ведь оборот тоже имеет значение. Но потребителю, с его тощим кошельком – дорого. И тогда удешвление идет за счети снижения качества. И снижается это качество так качественно, что уже разного рода передачи «Доверяй, но проверяй», «Естественный отбор» и « Пищевая революция» не стесняясь завляют, что колбасы дешевле 600 руб. – фальсификат. Хотя по большому счету и за 600 р. Нет гарантии, что будет что-то качественное.
Вот невидимая рука рынка и расставила все точки над i : при капиталистическом частнособственническом производстве предпринимательство – это либо поиски путей обмана и фальсификаций, либо производство для элиты. Массовый потребитель частнику неинтересен, как бы нас ни уверяли в начале перестройки, что много и качественно будет за счет конкуренции. Но оказалось, что дорого и эксклюзивно выгоднее, чем массово, но дешево. Думаете, отчего у нас сыроварни растут как грибы после дождя, а помидоры даже летом без импорта оказались в провале? Их попросту не было, хороших и съедобных. Да потому, что сыры в моде и дают хорошую прибыль. А помидоры, продукт скоропортящийся, цены, даже при дефиците, особо не завысишь. Вот и нет интереса к их производству.
Правда, сыроварни сегодня, это как хлеб Германа Стерлигова вчера. Не будет ажиотажа, будет много и на том импортозамещение закончится.
Нужно иметь климат Турции или Сирии, чтобы овощи в сезон стоили копейки. Или советское колхозное хозяйство, которое тоже в сезон производило такую массу фруктов и овощей, что собрать их полностью было просто невозможно и стоили они 10-15 коп. за кг. А зеленые помидоры в сентябре продавались вообще по 4 коп. Но то было колхозное хозяйство и государственная розничная торговля, которые существовали только для потребителя, а не для эксклюзивных аппетитов того же фермера-частника, который хочет продать не столько ради изобилия на столе граждан, сколько ради собственного дохода, на который он построит себе новую виллу, купит Бентли или поедет на Мальдивы.
Вот мы и оказываемся в том же порочном кругу, из которого не вышла ни одна система, построенная на частной собственности: одним, избранным,-вершки, а остальным – корешки, или наоборот, в зависимости от того, что сегодня слаще: вершки или корешки.
Когда-то это было образование, сытость, культура.
Теперь это качество, натуральность или искусственность.
Но уверяю вас, что и с культурой дела обстоят немногим лучше, чем с хамоном или сырами по 3000 за кг.
Кто-то может пойти в театр, в кафе-ресторан, на выставку, а кто-то вернуться домой и сесть у телевизора, потому что на прочие виды досуга у него нет ни времени, ни денег.
Так что увлечение молодежи компьютерными играми это далеко не деградация, и не наркотическое пристрастие, как думают некоторые. Это безысходность.

Маркс в Манифесте Коммунистической партии заявлял: "Вы приходите в ужас от того, что мы хотим уничтожить частную собственность. Но в вашем нынешнем обществе частная собственность уничтожена для девяти десятых его членов; она существует именно благодаря тому, что не существует для девяти десятых. Вы упрекаете нас, следовательно, в том, что мы хотим уничтожить собственность, предполагающую в качестве необходимого условия отсутствие собственности у огромного большинства общества. Одним словом, вы упрекаете нас в том, что мы хотим уничтожить вашу собственность. Да, мы действительно хотим это сделать" (К. Маркс и Ф. Энгельс, Манифест Коммунистической Партии).


«Когда с современными производительными силами, – пишет Энгельс в «Анти-Дюринге», – станут обращаться сообразно с их познанной, наконец, природой, общественная анархия в производстве заменится общественно-планомерным регулированием производства сообразно потребностям как общества в целом, так и каждого его члена в отдельности. Тогда капиталистический способ присвоения, при котором продукт порабощает сперва производителя, а затем и присвоителя, будет заменён новым способом присвоения продуктов, основанным на самой природе современных средств производства: с одной стороны, прямым общественным присвоением продуктов в качестве средств для поддержания и расширения производства, а с другой – прямым индивидуальным присвоением их в качестве средств к жизни и наслаждению» (см. Анти-Дюринг. М. 1977. С. 284).

Tags: частная собственность
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Кудрин назвал пути снижения бедности в России По словам главы Счетной палаты Алексея Кудрина, адресная помощь нуждающимся семьям позволит…

  • Ждем ответов конспирологов или богословов

    И снова ковид. Глава Роспотребнадзора Анна Попова сообщила о росте скорости мутации коронавируса. По ее словам, год назад…

  • Как уничтожить историю, не переписывая ее целиком.

    «Ликвидируя топоним, ответчик фактически воплощает идеи украинских неонацистских идеологов». В противостоянии РПЦ МП жители Петербурга обращаются…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments