Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Российская статистика: можно ли ей доверять?


Всех нас наверное каждый день или почти постоянно интересует один и тот же вопрос: каково наше состояние дел. Мы собираем данные, стараемся анализировать прошедшие и текущие события, очерчивая ближайшую перспективу и приходим к тем или иным выводам. Приблизительно этими же действиями занимаются люди, освоившие методы и средства очень полезной отрасли знаний и достижений нашей цивилизации — статистики. Статистика известна ещё с древних времён. Методы, которые она использует в своей основе, описываются ещё в Книгах Ветхого Завета. Полезность наблюдения и анализа всевозможных данных способствует разумному распоряжению ресурсами и мудрому поведению. Всё это необходимо и применимо и для нашего выживания, и для выживания последующих поколений.

Легитимность советского государства как государства научного частично основывалась на утверждении о научном характере принимаемых властью решений.

Статистика была источником информации и средством принятия решения, но одна была также и орудием власти, так как должна была подтвердить точность государственной политики. Эта функция чисел наглядным образом проявляется в осуществлении планирования: здесь одно и то же число является одновременно и целью, которой необходимо достичь, и доказательством действия. Между тем и другим не должно быть расхождения,
— описывают французские исследователи суть советской статистики в книге «Бюрократическая анархия: статистика и власть при Сталине».

До самого распада СССР роль статистики в госуправлении формально только увеличивалась, предпринимались меры для централизации народнохозяйственного учёта в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве. Местные статорганы стали получать всю отчётность непосредственно от предприятий и организаций и предоставлять статистические подборки администрациям на местах.

Таким образом, до распада СССР статистическая отчётность была более достоверной и полной по объёму охвата, так как каждое предприятие отчитывалось о своей деятельности.

Статистика в новой России представляет собой сочетание советского опыта и позаимствованных западных методик. В 2007 году, когда Россия подала заявку на вступление в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), активизировались усилия по сближению отечественной статистики с европейскими стандартами.
Внедряемая в нашу статистику западная методология применима только на Западе, в странах, для которых она разработана. Статистика и нормальный учёт появляются там, где есть деньги и товары. У нас вместо денег — зачастую ресурсы, и если деньги идут в оборот, то ресурсы бюджетные организации в конце года списывают со счетов. Большая проблема для правительства — неосвоенные остатки средств на счетах министерств и ведомств.
У нас экономика организована совершенно не так, как в западных странах, она принципиально закрыта для описания. Реальное её описание делает невозможным принятие решений в русле директив, идущих сверху. В статорганы отчитываются постоянно только предприятия, численность которых свыше 100 человек, а деятельность малого бизнеса оценивается раз в год по особой методике. Так что погрешность статистических данных — велика. При этом следует отметить, что российские критерии по отнесению субъектов деятельности к малому бизнесу отличается от западных.

Можно ли доверять общероссийской переписи, во время которой использовался двойной учёт, и немалое число граждан отказывалось общаться с переписчиками?

Главный статистик ОЭСР Мартин Дюран считает:

Если вы не можете доверять данным переписи населения, вы не можете доверять и другим статистическим данным.

В результате наша независимая статистика в лице Росстата, равно как и государственная отчётность, очень слабо отражают реальную жизнь страны и по сути — создают её виртуальный образ.



Одна из причин сегодняшнего положения вещей заключается в особенностях понимания либеральными экономистами роли государства в современной экономике. Они считают, что рынок — самодостаточный механизм управления народным хозяйством и потому считают, что государство должно минимально в него вмешиваться. Хотя это очень далеко от истины.

Дж. К. Гелбрейт, советник двух президентов США в своей книге «Экономические теории и цели общества» усматривает в экономической системе США две подсистемы, взаимодействующие друг с другом, которые он называет «рыночной системой» и «планирующей системой».

«Рыночная система». В ней фирмы действительно функционируют в условиях конкуренции, и она большей частью представлена мелким бизнесом (главным образом семейным), который в силу своей отраслевой принадлежности и специфики рынка не имеет перспектив когда-либо стать крупным.

«Планирующая система». Она представлена крупными корпорациями, которые подчинили себе цены на рынке своей продукции и производственные издержки, работают на основе внутрифирменного долгосрочного планирования и внутриотраслевого и межотраслевого сговора (большей частью косвенного, негласного и потому юридически не наказуемого) о ценах, объёмах производства и т.п. практически без какой-либо конкуренции за рынки и покупателей. Целью их деятельности является приемлемый уровень доходов на долгосрочных интервалах времени, а не удовлетворение потребностей общества и разрешение его проблем.

«Рыночная подсистема» служит культу мифа о свободе частного предпринимательства, о наличии «планирующей подсистемы» — умалчивают. Дж. К. Гэлбрейт именует «планирующую подсистему» «социализмом для Дженерал Моторс и Локхид», поскольку они (даже при полном провале проводимой ими научно-технической политики) практически полностью гарантированы от банкротства и своим положением на рынке, и своими взаимоотношениями с государственным аппаратом, что и отличает их от фирм, отнесённых Дж. К. Гэлбрейтом к «рыночной подсистеме», которые действительно борются за своё выживание в конкурентной борьбе, и в которой социальная защищённость и наёмного персонала, и предпринимателей-собственников находится на несопоставимо более низком уровне, нежели в «планирующей системе».

Жизнь общества в условиях провозглашения «свободного рынка», когда реально он несвободен приводит к тому, что управление концентрируется в узком кругу немногих международных кланов и корпораций.


http://newyouthpolicy.org/images/ARTDLYASTATEJ/141205-consensus/Saburo-Okito.jpg
Вследствие этого совершенно прав был профессор Окито, один из творцов японского экономического чуда, когда в интервью профессору Динкевичу А.Э. высказал следующее утверждение:

Часто можно слышать, что провозглашённый в них (бывшем СССР и странах Восточной Европы — наше прим.) переход к рыночным механизмам является убедительным доказательством превосходства рыночно ориентированной экономики над централизованно планируемой. Я полагаю, что это заблуждение…
Проблема состоит в том, чтобы соединить, согласовать, объединить в едином механизме начала этих двух систем, найти эффективный путь комбинирования рыночных механизмов и государственного планирования и регулирования.
В итоге, вследствие одержимости экономистов либеральными идеями «для толпы», понимание роли и важности статистики деградировало по сравнению с советской эпохой, а необходимость создавать систему государственного стратегического планирования осознаётся ими сегодня с большим скрипом.
Tags: РФ бедность Росстат
Subscribe

  • Это просто праздник какой-то!

    Оригинал взят у diak_kuraev в Это просто праздник какой-то! Полпред президента в ЦФО Александр Беглов заявил, что годовщина патриаршей…

  • Революционер Дерипаска.

    Вы считаете, что у нас в лидерах оппозиции, в лидерах борцов за народное процветание и благополучие один только Навальный? Или интеллигенты типа…

  • Манифест поколения

    « Нам повезло, что наши детство и юность закончились до того, как правительство купило у молодежи СВОБОДУ в обмен на ролики,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments