Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Еще раз о религии и вере.

Религию у нас возрождают по вполне понятным причинам. Восстановили классовое общество, а ему необходимо идеологическое обоснование. именно религия всегда была верным союзником всех классовых обществ. Но вот возможно ли возродить вместе с религией еще и веру. Ведь, если быть честным, то сейчас нет ни одного человека, который был бы верующим в той мере, в которой ими являлись люди до Промышленной революции и появления материализма.
Те, кто готов простаивать часами на службах, исполнять все предписания священноначалия и верить во встречу с родными в загробной жизни не только нельзя считать адекватными, но они не являются полноценными гражданами, производящими материальные и духовные блага своим трудом.
В то же время очень многие заявляют открыто о своей вере в Бога. Итак, вера есть, верующие тоже, но что собой представляет вера современных людей? Вера их - это некая смесь из прагматизма, материализма и духовных блужданий в поисках смысла жизни и надежды на бессмертие.
У тех, кто вырос в церковной среде, кто долгое время служил в церкви, вера превратилась в образ жизни. Так надо и они исполняют эти правила. Вопросы: зачем, почему, они себе не задают. Они служат и верят в благодатность и необходимость своей службы.
Но если эти люди, вращаются в миру, то ни о какой вере речи быть не может. Они могут вычитывать правила, могут любить Николая Второго, но к состоянию души верующего человека это не имеет никакого отношения. Они верят в догму, но в правильность канонов православия и вполне рационально отстаивают определенные правила, вписанные в религиозный ритуал. Они готовы бороться за них и считать единственно верными, но с верой в Бога это не связано. Это связано с верой в ритуал и каноны.
Задайте себе вопрос: почему возникло монашество, почему подвижники веры избегали мирской суеты? Да потому что религиозная вера, заключенная в религиозный регламент, правила и запреты, заставляет человека иначе воспринимать жизнь. Общение с обыденной реальностью разбивает сложившийся церковный ритм и превращает человека в обычного, совсем не религиозного обывателя. Попробуйте сами включиться в церковный ритм, не слишком общаясь с светским миром и следом устремиться в этот светский мир. Тогда вы почувствуете, как мир церковный, вкоренившийся в вашу душу, будет сопротивляться реальности и прагматизму жизни, и заставлять вас отказаться и от здравомыслия, и от свободы, и личного желания жить так, как живут все вокруг. Поэтому люди, жившие сейчас и когда-то, никогда не включались полностью в религиозную жизнь, исполняя лишь предписанные правила и каноны. Никогда людей не судили церковные иерархи за силу веры, а только за внешние нарушения определенного регламента, за инакомыслие и свободомыслие, выходящие за строго регламентированные рамки.
Почему так рьяно борются сейчас с иноверием и признают все нетрадиционные религиозные общины за тоталитарные секты? Да потому что в этих сектах-верах более ярко проявляется то, что содержится в любой религии, уход от светской жизни и признание себя иными в этом мире. Даются даже определения тоталитарных сект, которые свидетельствуют о том, что вера и ритуал вводят человека в иное состояние, чем обычная жизнь. Те, кто пытается соответствовать церковным требованиям, становятся такими же остраненными личностями, что и сектанты, потому что вера – это человеческая психика, неподвластная разуму.
По большому счету никакой объективно существующей веры в Бога нет. Есть личные психологические переживания, моменты радости и страдания духовно-нравственные, поиски интеллектуальные, которые, соответственно психическому типу личности, не могут быть определены и зафиксированы как четыре правила арифметики. Загнать веру в религиозные рамки канона можно, но вот вывести из религии веру – никак невозможно. А потому никогда невозможно объединить веру и религию. Религия есть форма общественного правопорядка и упорядочения человеческих взаимоотношений с Богом и людьми. А вера это сугубо личностное переживание и состояние духа. Верующими были язычники, верующими являются все адепты иных конфессий и религий, но между этими верами общее лишь в системе управления человеком, тогда как сам момент веры может быть абсолютно различен во времени и обстоятельствах.
Формы религиозного управления людьми за две тысячи лет очень устарели. Рамки, в которые религиозный ритуал загоняет человека, не оставляют ему ни свободы духа, ни свободы поведения. Но современный человек вступил на путь отрицания и разрушения всех традиций, так или иначе связывающих его личность. То, чего так боятся наши патриоты – западный либерализм, это всего лишь попытка в условиях несвободы классового общества освободиться от патриархальных традиций, искажающих подлинную сущность человека.
Но, несмотря на то, что религия стала цепями на свободе человека, вера продолжает жить.
Когда апологеты православия начинают писать, что советские воины в окопах молились и проявляли веру в Бога, они не понимают того, что вера тех людей, даже если кто-то и говорил о ней, не являлась никоим образом связанной с православием и церковью. Вера имела совершенно иной характер. Это была вера, свойственная всем людям на свете: вера в необходимость и важность своего предназначения.
Соединять веру только с религией – это означает обеднение человеческого бытия, уничтожение смысла его деятельности.
Человек осознает себя личностью через веру в себя, в свои силы, а даны ли они Богом или системой образования и культуры, уже для него не важно.
Православных пугают сближением нашей церкви с католической, пугают Антихристом, указывают на знаки, которые якобы свидетельствуют об исполнении пророчества Апокалипсиса. Но это вряд ли истинный сценарий жизни.
Будущее религии и ее институтов – это полное отмирание вместе с пережитками традиционных обществ, держащих до сих пор человека в тисках условностей, несвободы и лжи, формирующих в личности комплексы и неуверенность в себе. А вера должна вывести человека к состоянию духовного, творческого осознания себя как творца, отбросив прочь стяжание материальных благ, неравенство социальное, бедность и богатство.
Недавно мне одна знакомая с удивлением сказала: «Есть люди, которые не верят в Бога, но живут по-христиански. Как это возможно? Как можно быть нравственным и честным без Христа и Евангелия?»
А как существовал Советский Союз, как существовали язычники античности, а сейчас народы и государства, где христианства никогда не было или оно не являлось основным?
Советский Союз показал миру возможность существования без классового неравенства, без религии как института по контролю за культурой и личностью, без насилия духовного с верой в собственную значимость и свободу от ненужных условностей и традиций классового общества.
Людям нужно понять, что миф о репрессиях в Советский период, о судах над инакомыслящими и индивидуалистами – собственниками, нужен для того, чтобы люди не поняли, как они были духовно свободны в то время. Никакая традиция или религия не управляли ими, а только память о прошлом и разумное устройство жизни в настоящем.
А если обратиться к частному, то миф о репрессиях за слова и анекдоты, это способ внушить, что нынешняя безответственность и безнаказанность – и есть свобода.
Источник зла и уродование личности коренится в частной собственности. Именно через нее человек недооценивает себя как личность. Ищет блага не в душе, личных качествах и знаниях, а в материальном богатстве. Когда человек в прошлые века стяжал богатства, он понимал, что это единственный путь к культуре, творчеству, труду и свободе. Но то время ушло, а нам вместе с религией снова навязывают несвободу и зависимость от традиций, которые ушли вместе с эпохой феодализма.
Религии, как и человеческие общества прошли сложный путь от человеческого стремления к жизни и благополучию через прямое общение с богами, до превращения в инструмент классового разделения общества с возможностью избранным эксплуатировать собратьев.
Вера и религия разделились с момента появления частной собственности и классов. С того времени религии стали деформировать психологию человека, через страх и незнание принуждать его к подчинению, покорности и поведению в строго заданных границах.
Очень многие нынешние мыслители приписывают религиям положительное влияние на первобытное общество. Они полагают, что религии способствовали выработке этики, норм морали и нравственности в человеческом обществе.
Но не следует забывать, что нынешняя мораль и нравственность формировались не в момент выхода человека в социализацию, в момент превращения стада в общество, а в момент разделения его на классы. Это очень значительный момент. Именно он определяет нынешние религии, диктующие нам традиции и этику. Вера у людей была всегда, с момента осознания себя человеком. И вера эта не обязательно связывалась с богами. Но вот религии как институт оформились и развились только с появлением частной собственности и классов.
Нужно понимать, что деформация человеческой психики длилась тысячелетия. В этом причина того, что и Маркс, и Ленин всегда указывали на необходимость нравственного перерождения человека, на изменение его традиций и этических норм, связанных с частнособственническим сознанием. И на этом пути религия, как и институт частной собственности, играют огромную отрицательную роль.
Вера человека перерождается вместе с познанием мира, с наукой и рационализмом. А вот религия не может изменить своей сущности, потому что она должна устанавливать рамки и принуждать человека мыслить не свободно, а традиционно, по строгому канону. В этом ее роль и значение.
Борьба идет не за Бога и веру в Него. Борьба идет за человека – творца своей жизни, личности и будущего.

Tags: религия атеизм власть
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 11 comments

Recent Posts from This Journal