Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Category:

Аристократизм

Postée à l'origine par zeleninsergey sur Граф Лев Толстой - предисловие к 1-му варианту "Войны и мира"

Я пишу до сих пор только о князьях, графах, министрах, сенаторах и их детях и боюсь, что и вперед не будет других лиц в моей истории.

Может быть, это нехорошо и не нравится публике; может быть, для нее интереснее и поучительнее история мужиков, купцов, семинаристов, но, со всем моим желанием иметь как можно больше читателей, я не могу угодить такому вкусу, по многим причинам.

Во-первых, потому, что памятники истории того времени, о котором я пишу, остались только в переписке и записках людей высшего круга грамотных; даже интересные и умные рассказы, которые мне удалось слышать, слышал я только от людей того же круга.

Во-вторых, потому, что жизнь купцов, кучеров, семинаристов, каторжников и мужиков для меня представляется однообразною и скучною, и все действия этих людей мне представляются вытекающими, большей частью, из одних и тех же пружин: зависти к более счастливым сословиям, корыстолюбия и материальных страстей. Ежели и не все действия этих людей вытекают из этих пружин, то действия их так застилаются этими побуждениями, что трудно их понимать и потому описывать.

В-третьих, потому, что жизнь этих людей (низших сословий) менее носит на себе отпечаток времени.

В-четвертых, потому, что жизнь этих людей некрасива.

В-пятых, потому, что я никогда не мог понять, что думает будочник, стоя у будки, что думает и чувствует лавочник, зазывая купить помочи и галстуки, что думает семинарист, когда его ведут в сотый раз сечь розгами, и т.п. Я так же не могу понять этого, как и не могу понять того, что думает корова, когда ее доят, и что думает лошадь, когда везет бочку.

В-шестых, потому, наконец (и это, я знаю, самая лучшая причина), что я сам принадлежу к высшему сословию, обществу и люблю его.

Я не мещанин, как с гордостью говорил Пушкин, и смело говорю, что я аристократ, и по рождению, и по привычкам, и по положению. Я аристократ потому, что вспоминать предков – отцов, дедов, прадедов моих, мне не только не совестно, но особенно радостно.

Я аристократ потому, что воспитан с детства в любви и уважении к изящному, выражающемуся не только в Гомере, Бахе и Рафаэле, но и всех мелочах жизни: в любви к чистым рукам, к красивому платью, изящному столу и экипажу. Я аристократ потому, что был так счастлив, что ни я, ни отец мой, ни дед мой не знали нужды и борьбы между совестью и нуждою, не имели необходимости никому никогда ни завидовать, ни кланяться, не знали потребности образовываться для денег и для положения в свете и тому подобных испытаний, которым подвергаются люди в нужде. Я вижу, что это большое счастье и благодарю за него Бога, но ежели счастье это не принадлежит всем, то из этого я не вижу причины отрекаться от него и не пользоваться им.

Я аристократ потому, что не могу верить в высокий ум, тонкий вкус и великую честность человека, который ковыряет в носу пальцем и у которого душа с Богом беседует.

Все это очень глупо, может быть, преступно, дерзко, но это так. И я вперед объявляю читателю, какой я человек и чего он может ждать от меня. Еще время закрыть книгу и обличить меня как идиота, ретрограда и Аскоченского, которому я, пользуясь этим случаем, спешу заявить давно чувствуемое мною искренное и глубокое нешуточное уважение.

P.S. Я не знаю, что толкнуло блогера zeleninsergey привести эту объемную цитату , но судя по тому, что это касалось спора о народе, то можно предположить, что делалось это не ради защиты и восхваления этого самого народа.
И вот тут-то хотелось бы нынешнему «аристократу немного возразить. Никогда нельзя видеть в любых словах только то, что хочется тебе. Это раз. А два – любое высказывание или мнение должно быть привязано к конкретной ситуации и конкретному времени.
Начнем по порядку. Прежде всего, Л.Толстой – великий писатель и как любой великий он не может рассуждать или рисовать предметы отвлеченные, на заданную тему. Любой настоящий писатель пишет от « полноты сердца», а не по убогому стремлению попасть в тему или заработать деньги. Толстой пережил, все, о чем написал. Это его мир, это его любовь. Он пишет, чтобы сохранить ту часть своей жизни, жизни дорогих или просто знакомых ему людей, и приобщить к этой жизни тех, кто достоин его понять и оценить.
Далее, в период, когда появилась масса писателей-народников с их повестями и романами на тему народной жизни, он остался писателем не по заданию, а по чувству искренности и любви к тому, что ему было дорого.
И наконец, все, что он написал об аристократизме, верно и справедливо в отношении любой личности, имевшей счастье в то время родиться не в простой семье. Но в то же время, собственное положение и собственный аристократизм не могут явиться сами по себе. Они являются продуктами той среды, которая одних делает аристократами, а других рабами. Не по собственному желанию народ остался в грязи и потемках, а в силу несправедливо устроенного общества. Общество, построенное на неравенстве, лишает очень многих получать благие плоды аристократизма, которые имеют избранные. И Л.Толстой это прекрасно понимал. Он не презирал тех, кто стоял ниже него на социальной лестнице. Одно дело не находить общего интереса и повода для общения, и совсем другое – презирать, не уважать и считать скотом тех же купцов, мещан и крестьян.
Слова Л.Толстого показывают как велико значение культуры и знаний, как важно воспитание в чистоте и достатке, в честности и благородстве. И страшно то общество, которое большую часть своих членов держит во мраке невежества, в нищете, грубости и грязи.
То, что дала русскому народу советская власть, невозможно оценить простыми словами благодарности. Это был по истине великий подвиг вызволения рабски воспитанного, грубого невежественного мужика из плена мрачного бесправия и духовной слепоты.
Уже в 30-е годы стало понятно, что план Сталина в воспитании нового человека заключался в том, чтобы дать аристократизм Л.Толстого всем, кто стремился к свету , кто хотел обрести культуру во всем: и в поведении, и в одежде и в знаниях .
Сейчас модно охаивать все, что делалось в тот период. Но нужно помнить, что народ только-только освободился от безграмотности. И этому народу, наивному, малокультурному, еще недавно бывшему крепостным было дано гимназическое образование, доступность театров, музеев и концертов, выбор профессии по склонности ума и способностей, правила хорошего тона, доступность чистой красивой одежды и продуктов питания. Это все кажущиеся мелочи. Но они формируют человека достойного, воспитанного, грамотного, культурного, того самого аристократа, быть которым так импонировало графу Толстому.
К сожалению, те, кому возражал граф Тостой, сделали все, чтобы уничтожить эти достижения, отобрать у народа блага высокой культуры и спокойной жизни. И теперь большинство когда-то культурных и грамотных людей опустились в пучину мелкособственнического примитивного интереса, забыли, что значит быть аристократом и завидуют не прекрасному воспитанию и образованию, а только шикарной квартире и дорогому автомобилю. Другие же вдруг решили без всякого нравственного права присвоить себе лавры аристократов только потому, что их предки родились не в деревне и не в мещанской семье. Эти, так называемые, аристократы, забывают, что в настоящее время не давние твои корни составляют твой аристократизм, а широта и глубина твоих знаний, твоих личных человеческих качеств и способность не презирать тех, кто имел несчастье родиться в иной семье, чем твоя, но тем не менее, не потерял свою душу и совесть.
Все эти воспеватели Белой гвардии, предателей всех сортов, типа Власова и Псковско-Печерской миссии, всевозможные Егорушки Холмагоровы, Дугины и пр. уж никак не могут называть себя аристократами, потому что никакого отношения к благородству мыслей и дел не имеют. Их мечта – вернуть под скипетр и державу освобожденных рабов, приведя их к тому состоянию, из которого их пытались вызволить настоящие аристократы, начиная с Родищева.
И все эти мечты прикрываются злобной критикой советского периода и попытками доказать, что все советские люди – это неумытые совки, сиречь быдло, которое смело разрушить их идеальный аристократический мир для избранных, где они бы в свое удовольствие могли бы хрустеть французской булкой и бить по щекам прислугу. А в подтверждение своего благородного происхождения, приводят слова Л.Тостого, который и помыслить не мог, что окажется в одной компании с теми, кто не понимает, отчего высоко оценивается аристократическое происхождение, что важно не оно само, а плоды, которые оно дает.
Tags: Аристократизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments