Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Categories:

Константин Маковский

Оригинал взят у ansari75 в Константин Маковский
300
Константин Егорович Маковский



Владимир Егорович Маковский

Два брата Владимир и Константин Маковские, знаменитые русские живописцы. В своем творчестве, в образе жизни, в привычках и интересах они далеко отошли друг от друга. Если для старшего Константина удовольствия, комфорт и богатство стали главным смыслом жизни, то для младшего гражданственность, служение народу и будущему остались основной ведущей линией жизни. И как ни странно, сейчас оба они стали знаменательным символом идеологической перестройки России. Один остался среди идеалистов, борцов за просвещение и культуру своего народа в Советском прошлом (сейчас он в серии «Забытые имена»), а другой как когда-то стал модным салонным любимцем нуворишей постсоветского капиталистического настоящего. Главное его достоинство: писал красиво, масштабно и продавался дорого.
Покупателем картин первого был русский меценат П.М. Третьяков, второго – американские банкиры.
Широкий успех, популярность и даже мировая известность не вскружили голову Владимиру Маковскому, как это случилось с его старшим братом Константином, блестящим, талантливым живописцем,.
"Я не зарыл своего богом данного таланта в землю, но и не использовал его в той мере, в какой мог бы. Я слишком любил жизнь, и это мешало мне всецело отдаться искусству".- писал Константин.
«Картина — не слово, она дает одну минуту, и в этой минуте должно быть все, а нет — нет картины.» - слова Владимира.
Итак, старший брат Константин Маковский. Он родился 20 июня 1839 года. Отец будущего художника, Егор Иванович, был художником-любителем. В доме Маковских постоянно бывали художники, артисты, писатели, в том числе К. Брюллов и В. Тропинин. Егор Иванович привил всем своим детям любовь к искусству. Дочь Александра, сыновья Константин, Николай и Владимир, все стали художниками.
В 12 лет он поступил в Московское училище живописи и ваяния. Академия художеств в 1857 году присудила ему за этюд с натуры малую серебряную медаль. Юношу считают подающим большие надежды. В 1858 году Маковский по настоянию отца едет в Петербург и поступает в Академию художеств. Но в 1863 году произошёл знаменитый "бунт четырнадцати": четырнадцать соискателей на Большую золотую медаль во главе с И. Крамским демонстративно покинули Академию, отказавшись писать программную работу на заданную Советом Академии тему "Пир в Вальгалле". Академисты потребовали, чтобы им позволили самим выбирать тему для картин, но их просьбу Совет с негодованием отклонил, и художники, в том числе Маковский, вышли из Академии, получив только лишь звание классного художника второй степени по исторической и портретной живописи. Сразу после этого Маковский вступил в организованную И. Крамским Артель художников, но состоял в ней недолго.
Эти произведения, хотя вроде бы и изображают жизнь, имеют явственный налёт сентиментальной красивости. Маковский вырабатывает собственный стиль изображения идеального типа человека из народа, что особенно проявляется в изображении женских и детских головок. В 1867 году за картины "Селёдочница", "Бедные дети" и несколько портретов Маковский получает звание академика.
Лучшей картиной раннего периода признана "Народное гулянье во время масленицы на Адмиралтейской площади в Петербурге" (1869, ГРМ). Художник удостоился за неё звания профессора Академии. Её отправили в 1872 году на Всемирную выставку в Лондон, где она имела большой успех.
В последующее десятилетие Маковский принимает активное участие в жизни Товарищества передвижных выставок. Он пишет в основном картины бытового жанра: "Дети, бегущие от грозы" (1872, ГТГ), "Деревенские похороны" (1873, у К. Солдатенкова в Москве).


Похороны ребенка в деревне

Дети, бегущме от грозы
Постепенно он отходит от прозы жизни и переходит к историческим и мифологическим сюжетам. В 1880-е годы Константин Маковский серьезно увлекся так называемым «боярским жанром», в котором наиболее ярко проявились и достоинства, и недостатки живописи художника. Первым крупным полотном на эту тему стала картина «Боярский свадебный пир в XVII веке».

Боярский свадебный пир в 17 в.
Затем последовали картины - «Выбор невесты царем Алексеем Михайловичем», «Поцелуйный обряд», «Смерть Димитрия Самозванца» и другие. В его картинах повторялись персонажи, интерьеры, костюмы и аксессуары из огромной коллекции художника. Для основных женских образов позировала супруга художника Юлия Павловна Маковская.

Выбор невесты царем Алексеем Михайловичем
Предполагая большой успех картины «Боярский свадебный пир», Маковский, регулярно принимавший участие в выставках передвижников, в 1883 году отказался экспонировать картину на очередной выставке, а в 1884 году вышел из объединения Товарищества передвижников. Он организовал персональную выставку в Петербурге, а в 1884 экспонировал полотно «Боярский свадебный пир в XVII веке» в Москве, Париже и Лондоне. На Всемирной выставке 1885 года в Антверпене за эту картину художник получил большую золотую медаль и орден короля Леопольда.
На протяжении жизни Маковский неоднократно был участником Всемирных выставок – в Лондоне (1872), Вене (1873), Париже (1878, 1889, орден Почетного легиона и золотая медаль), Антверпене (1885), Чикаго (1893), Риме (1911).
Константин Маковский становится модным салонным художником. Дорогие заказы приносят ему кроме популярности и довольно солидный доход. Интересы народа, увлечения демократических художников правдой жизни его не интересуют. В погоне за славой, богатством, легкой жизнью он пошел на угождение вкусам богатых и знатных заказчиков


Кроме аристократических заказов он получает заказ на роспись храма Христа Спасителя.



Константин Маковский много путешествовал, некоторое время жил в Париже, трижды побывал в Африке, и все это обогащало его творчество, в котором можно обнаружить черты нарождающегося модернизма. За свои художественные заслуги Маковский был награжден орденом Почетного легиона и святой Анны.
Живописной манере художника присущи черты нескольких стилей. Выйдя из школы и являясь представителем академизма, он в то же время демонстрирует некоторые качества, которые наиболее ярко проявятся в творчестве русских импрессионистов. Помимо этого, некоторые из его исторических картин, например «Наряд русской невесты» (1889), демонстрируют идеализированный взгляд на жизнь в России предыдущих эпох.

Художник был трижды женат. Первая жена умерла от туберкулеза, а со второй он развелся. Всего у него было девять детей, среди которых есть художники и деятели культуры. 30 сентября по новому стилю 1915 года трамвай сбил человека - так закончил свой путь Константин Маковский.
Жизнь и творчество художника остались в истории русской живописи, но не как реалиста-живописца и передвижника, а как почитателя старой боярской Руси и салонной аристократии современной ему империи. Разве можно забыть такого своего по духу и образу жизни художника? Вот и фигурируют два брата Маковские по разные стороны современного восприятия: один – в разделе «Забытые художники», другой – в плеяде идеологически близких художников, расписывавших храм Христа Спасителя.
Вот нынешние критики пишут о Константине Маковском: «По объемам продаж произведения Константина Егоровича Маковского (старшего из сыновей династии художников Маковских) сравнимы разве что с полотнами Айвазовского, одного из самых плодовитых русских мастеров.
Знаете, почему в отечественных музеях практически нет работ Маковского? Потому что российским коллекционерам они были просто не по карману.
Так Маковский просил у Третьякова за свой "Боярский свадебный пир в XVII веке" ни много ни мало 20 000, и это была нормальная цена за его работу. Третьякову такие расценки оказались не по карману, и "Пир" ушел к американскому ювелиру Шуману за... 60 000.
- Лучшие красавицы наперебой позировали мне. Я зарабатывал громадные деньги и жил с царственной роскошью. Успел написать несметное количество картин, - писал сам Маковский. - Я не зарыл своего Богом данного таланта в землю, но и не использовал его в той мере, в которой мог бы. Я слишком любил жизнь, и это мешало мне всецело отдаться искусству.»
И в словах художника, и во фразах его почитателя звучит одно и то же: успех, выражающийся в денежных знаках. Очень важная перестройка современного сознания.
В последнее время некоторые почитатели искусство с упорством повторяют как мантру, обычную фразу о том, что после революции «парадную» живопись, как чуждую советской идеологии, изъяли из экспозиции и отправили в запасники, а именно полотна Брюллова, Бруни, и, конечно, Константина Маковского. Это странно уже по одному тому, что сами же исследователи пишут, что в Третьяковской галерее находятся всего три полотна Маковского Константина, потому что он предпочитал оставлять свои труды не для народа, а продавать их как можно дороже во все страны мира. Даже сам Третьяков пенял Константину, что он не патриот. И уж совсем несправедливо писать, что Константин Маковский был забыт в советское время. Так же как «На бульваре» его брата, картина «Дети, бегущие от грозы» воспроизводилась не только в школьных учебниках, но и в настенных календарях и в виде репродукций на стену.
Если мы обратимся к творчеству братьев, то поймем, что не в идеологической ангажированности советских критиков, мало популяризировавших картины Константина, нужно искать причину того, что из двух братьев время выбрало младшего, Владимира. Именно время и трезвая оценка.
Что нам дают картины Константина? Красивые картинки творческой фантазии автора. Это модерн а ля рюс, это псевдо-русская живопись, как и псевдо-русская архитектура переходного периода от 19 в. к 20-му, призванные возродить былое величие Византии в новом облике Российской империи.
А вот полотна Владимира – это подлинная жизнь России, и ее народа. Это живая история, талантливо запечатленная в художественном произведении. Это на века сохраненный типаж русского человека, образ его жизни, обстановка, которая окружала его. Конечно, тот, кто понимает назначение живописи, обратит свое внимание на Владимира Маковского, тогда как для любителя красивости, иллюзии и фантазии по душе будет Константин.
Очень характерно, что нынешние почитатели живописи не стесняясь говорят, что Константин Маковский, возможно, талантливее своего брата Владимира. Ведь его картины продавались по всему миру и продавались очень дорого. Разве это не печать подлинного таланта? Да, нашим ценителям прекрасного не понять, что талант, а что нет, если на нем не будет ценника. Для них вершиной искусства являются яйца Фаберже, потому что они такие дорогие, там столько золота и драгоценных камней и их так любил царь. А оценки творчества художников их современниками для нынешних почитателей материального блага не значат ничего. По мнению Стасова, Владимир Маковский "решительно может считаться первым московским художником". Он говорит о его картинах, как о картинах, "идущих в самую глубь русской народной жизни". В заграничной прессе неоднократно отмечались оригинальность и сила этих произведений, их самобытность и национальный характер.
Он был дорогим художником. У Павла Михайловича Третьякова были определенные проблемы с приобретением произведений именно Константина Маковского. Он считал, что цены на работы неоправданно завышены, и поэтому в собрании Третьяковской галереи очень мало было работ Константина Маковского.
Из-за высоких цен, запрашиваемых живописцем, очень многие большие холсты еще при его жизни ушли за границу. Там были готовы платить деньги
А мода есть мода. Побывать в доме Маковского — уже дело общественного престижа, а заполучить его в свой дом — великое счастье...
Маковского окружала сказочная роскошь, какая и не снилась никакому русскому художнику. Но титанический непрестанный труд ради заработка породил творческую всеядность, огульную неразборчивость в выборе темы.
Он любовался узорами древней жизни, писал вакхическое панно в духе Тьеполо, головки красоток, аллегории и декорации, соглашался расписывать ширмы для спален, выдумывая украшения для паланкина немощной аристократки, портрет ученого или содержанку нувориша.





Очень часто Константин Егорович сумрачно признавался «Все некогда! Но знаете, меня давно ждет Минин!».
Кисти Маковского принадлежит самое большое станковое полотно в России – картина «Воззвание Минина к нижегородцам», которую он писал шесть лет.
Естественно, после написания, первой картину увидел Нижний Новгород в 1896 году. Огромное, более 6 квадратных метров, патриотическое полотно произвело настоящий фурор, вызвало множество споров и пересудов, не утихающих и по сей день.
Год написания картины: 1896.
Размеры картины: 273 x 233 см.
...После Нижегородской выставки картина была показана в Санкт-Петербурге, в Москве и за рубежом. В 1908 г. Министерство двора приобретает ее у художника и преподносит в дар Нижнему Новгороду в связи с празднованием 300-летия Дома Романовых и в ознаменование заслуг нижегородцев перед Отечеством. До 1972 года картина находилась в здании Городской Думы (теперь это Дворец Труда) на центральной площади Нижнего Новгорода. Это затрудняло доступ к ней широкой публики, но нижегородцы хорошо знали произведение по многочисленным копиям и репродукциям. В 1972 году «Воззвание Минина» передали художественному музею, для чего был построен специальный павильон, примыкающий к основному зданию музея на Верхне-Волжской набережной."



В "Нижегородском листке" (номер 159 от 11 июня 1896 года) Горький так описал свои впечатления от картины в небольшом очерке "На выставке":
"Первое впечатление не в пользу картины. Она кажется тусклой, в ней мало солнца, и кучи ярких одежд, набросанные на земле, кубки, стопы, братины – всё это недостаточно ярко, недостаточно вырисовывается, как-то очень массивно. И толпа тоже кажется массивной, неживой, без движения. Но стоит посмотреть минут десять, и картина оживает, и вы видите действительную, возбуждённую, полную страшной силы толпу, собравшуюся «делать историю».
Фигура Минина, стоящего на бочке, – очень хороша; понятно, почему всё вокруг него так кипит: это его огонь зажёг толпу. Всё более и ярче вырисовываются в ней отдельные фигуры – убогие, калеки, снимающие с себя крест, красавица боярыня, вынимающая из ушей серьги, кожемяка, сующий свою кису возбуждённому Козьме, стрелец, свирепо взмахнувший над головой своей секирой. Очень оживляют толпу личики детей, выписанные кистью художника, должно быть, очень любящего их. Особенно хороша заспанная девчурка, в одной рубашонке, стоящая почти на первом плане об руку со своей сестрой; старуха, сидящая на земле, около кучи всякого скарба и открывающая бурак, не обращая ни на что внимания, тоже очень типична. Вдали сквозь толпу пробивается вершник, толпа течёт из ворот кремля такой густой волной, над ней туча пыли, и выше всего старик кремль. Его серые хмурые стены очень хороши на фоне неба в лёгких, белых облаках. Левый угол картины открывает зелёный кусок Заволжья с церковью, утонувшей в купе деревьев.
Можно повторить, что в картине мало воздуха и солнца, но едва ли можно отрицать её историческую и художественную правду. Толпа Маковского глубоко народна, – это именно весь нижегородский люд старого времени собрался отстаивать Москву и бескорыстно, горячо срывает с себя рубаху в жажде положить кости за родную землю. Картина не нравится.
А быть может, она потому нам не нравится, что уже чужда нам, что слишком далека от наших дней, когда мы, раньше срывавшие свои последние рубахи для нужды страны, – теперь собрались срывать рубахи с наших выставочных гостей?"

По разному сложилась и личная жизнь двух братьев. Константин часто ездил по разным странам мира, продавал картины тем, кто дороже заплатит, так что основная часть его картин оказалась в США в частных коллекциях, одно время жил в Париже, и не погибни он трагически в 1915 году, непременно оказался бы в числе эмигрантов, покинувших Россию после Октябрьской революции. Это исполнили его вдова и дети.
Владимир жил в России и умер в России, не отрекаясь от страны и народа. По Евангельским словам происходило и происходит размежевание в понимании патриотизма, красоты, культурной ценности, гражданственности : «“Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше” (Матф. 6:21). Многие, очень многие, культурные и образованные, могущие служить отечеству и своему народу, предпочли богатство и жизненные блага, покинув страну в период ее наибольшего разорения и материальных трудностей. Наследники Константина Маковского оказались в числе последних.
Жаль, что идеология мешает ценить творчество по таланту и значению для истории и правды жизни, а не по вкусам богатых или властных.
И как бы подтверждением того, что в наше время людей хотят заинтересовать не правдой жизни, а демонстрацией богатства, красочности, грандиозности, интернет вслед за моими поисками информации о братьях Маковских, стал предлагать мне репродукции картин.


И все они были живописными головками русских боярышень Константина Маковского и ни одной репродукции Владимира Маковского интернет мне не предложил. На всех рекламах был только его брат Константин, так полюбившийся русскому богачу и чьи картины стоили так дорого, что приобретали их только американцы. Очень символично.



Tags: культурное наследие
Subscribe

  • Святая Параскева, нареченная Пятница

    Христианство и язычество — две стороны древнерусского праздника. Особое благоговение православных перед великомученицей Параскевой Пятницей,…

  • Братские союзы

    Б ратья и сестры, которые перешли от совместных детских игр к совместному творчеству, — не редкость в российской истории. Вспоминаем, что стало…

  • Каргопольская игрушка

    Каргопольская глиняная игрушка — традиционный промысел в Архангельской области. О том, сколько лет самой старой фигурке, как в давние времена мастера…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments