Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Национальная гвардия

Владимир Бушин
28 апреля 2016 4

5 апреля президент В.В. Путин направил в Думу законопроект о создании национальной гвардии.
Гвардия — отборные, привилегированные войска. Само слово guardia (охрана, защита) появилось в XII веке в Италии. Но ещё в рабовладельческом обществе создавалась гвардия в качестве телохранителей монархов и полководцев: в Древней Греции — под названием "священная дружина", в Древней Персии — "корпус бессмертных", в Македонии — "царские любимцы", в Древнем Риме — "преторианцы". В литературе чаще всего встречается "преторианская гвардия". В Италии первоначально так называли отборный отряд для защиты боевого знамени. Позже гвардия появилась и в других странах, особенно известна национальная, а потом императорская гвардия Наполеона. Именно там родился девиз "Гвардия умирает, но не сдаётся!". После свержения Наполеона гвардия была сильно сокращена и использовалась для охраны королевского дворца.
В России гвардию создал в 1690 году молодой царь Пётр из своих "потешных войск" в составе Преображенского и Семёновского полков. Но официально они получили звание гвардейских после боевого крещения в Северной войне 1700-1721 годов. Как сказал Пушкин, писавший о царе в грозный час Полтавской битвы:
Тогда-то, свыше вдохновленный,
Раздался звучный глас Петра:
"За дело! С Богом!" Из шатра
Выходит Пётр. Его глаза
Сияют, лик его ужасен,
Движенья быстры. Он прекрасен,
Он весь как Божия гроза…
Так повелось и дальше: звание гвардейских давали за отличие в боях. Советская гвардия родилась летом 1941 года в боях за ликвидацию на Смоленщине ельнинского выступа. Операцией руководил генерал армии Г.К. Жуков. Тогда приказом №308 от 17 сентября наркома обороны И.В. Сталина звание гвардейских было присвоено четырём стрелковым дивизиям: 100-й (генерал-майор И.Н. Руссиянов), 127-й (полковник А.З. Акименко), 153-й (генерал-майор Н.А. Гаген) и 161-й (полковник П.Ф. Москвитин). К концу войны гвардейскими у нас были 11 общевойсковых, 6 танковых армий и других соединений и частей. Гвардейцы получали нагрудные значки с изображением красного знамени и пятиконечной звезды. На гвардейских знаменах было изображение В.И. Ленина. Кого изобразят сейчас? Судя по всему, Ельцина.
Путин производит в гвардейцы 400 тысяч военнослужащих. За что? За послушание? За почитание? За голосование? По меркам Великой Отечественной войны — это 7-8 общевойсковых армий. В конце войны в таком примерно составе воевал 4-й Украинский фронт.
В тексте законопроекта, как он представлен в интернете, многое вызывает недоумение, если выразиться с галантностью гвардейского офицера. Например: "Нац-гвардия может участвовать в ликвидации последствий природных и техногенных аварий". Может!.. Вот, мол, теперь закон разрешает. А кто может запретить и без закона помогать людям? Но, во-первых, прежде всего надо думать и заботиться не о последствиях, а о причинах аварий, о предотвращении их и о борьбе с ними. О том, что в таких случаях во всём мире привлекаются армия и разного рода военизированные организации, — это только для Дмитрия Медведева оказалось большой неожиданной новостью.
А это? "Представители нового органа могут проверять документы у подозрительных лиц". Во-первых, тот, кто "представителю" показался подозрительным, другому может показаться обожателем президента. Во-вторых, о каких документах речь? Ни в Конституции, ни в Уголовном кодексе, ни ещё где нет и не может быть требования, чтобы граждане России всегда имели при себе паспорт или другой аналогичный документ. И если на улице ко мне подходит неогвардеец и требует предъявить документ, а у меня его нет, что из этого следует — задержание? И это — демократия? Чтоб тебе, родимый, всю жизнь в такой демократии жить.
Читаем дальше: "Гвардейцы имеют право стрелять на поражение, если подверглись нападению с применением оружия, при побеге арестантов". Что за новость! Так было всегда. Формулировка "убит при попытке к бегству" известна с незапамятных времен. Что за нужда повторять это?
Но вот жутковатая новость: "В особых случаях служащим нацгвардии разрешат открывать огонь без предупреждения". Что за особые случаи? Кто определит их особость? Под неё можно подвести многое. Подвёл же царь Николай II 9 января 1905 года под такой случай многотысячную манифестацию обнищавших, голодных, измученных жителей Петербурга, шедших к нему, к батюшке, с его портретами и хоругвями за помощью и защитой от Дерипасок и Вексельбергов того времени. И генерал Толстой приказал: "Пли!". Кровавое воскресенье. На площади перед Зимним дворцом — больше тысячи убитых, в том числе старики и дети… А сколько подобных "особых случаев" находил Столыпин, которому поставили памятник? Кажется, больше семи тысяч. А Ленский расстрел? Там предупреждали рабочих? А разве забыть 4 октября 1993 года?.. Даже по признанию Ельцина — полторы тысячи убитых…
О Кровавом воскресенье как об "особом случае" невольно вспомнилось в связи с недавней выставкой Валентина Серова. Он, свидетель расстрела, написал тогда гневный цикл "1905 год", но на выставке не было его ни малейшего следа. Изъяли! Как можно-с! И вот, на выставке — портреты царей, роскошные дамы высшего света… А говорят, у нас цензуры нет. Для правды — ещё какая, включая классиков!
Дальше о законопроекте ещё страшней: "Гвардейцы могут привлекаться к выполнению задач с оружием в руках по прямому решению президента". По прямому — то есть безо всяких ордеров и прочих бумаг: на кого президент покажет пальцем, того надо и кокнуть? А как иначе это понимать? Между прочим, когда 4 октября 1993 года Ельцин приказал министру обороны Грачёву расстрелять Дом Советов, тому мало было указующего перста, он потребовал письменный приказ, и Ельцин дал приказ. Выходит, даже ельцинского уровня демократия — побоку…
И опять загадка: "В остальных случаях (кроме туманно-многозначных "особых" — В.Б.) гвардеец перед применением физической силы, спецсредств или оружия обязан сообщить, что он является военно-служащим нацгвардии". То есть обязан представиться: это, мол, я, царский любимец из корпуса бессмертных; если укокошу, не взыщите — служба такая.
А дальше пошёл черный юмор: "Национальной гвардии запрещается применять специальные средства в отношении женщин с видимыми признаками беременности". Во-первых, что такое "видимые признаки беременности"? А с невидимыми признаками, значит, не запрещается, можно палить. У некоторых женщин беременность незаметна до восьми месяцев. Тем паче, если дело происходит осенью или зимой, и женщина не в сарафане, а в пальто или в шубе. Во-вторых, беременная женщина может находиться в толпе, и "видимые признаки" для храброго гвардейца могут быть совершенно невидимы. Так не ввести ли для беременных женщин в обязательном порядке яркую форму одежды, допустим, оранжевую кофту, красные брюки и островерхий зеленый колпак с бубенцами? В-третьих, а в небеременных женщин можно стрелять? По тексту закона — безо всяких сомнений.
Юмор продолжается: "При пресечении массовых беспорядков нацгвардия имеет право применять боевую технику с последующим уведомлением прокурора". Дескать, уважаемый тов. Чайка, довожу до вашего сведения, что на прошлой неделе в результате применения пулемётов, вертолётов и танков при пресечении беспорядков мы ухлопали 257 человек, в том числе 165 небеременных женщин. Глава нацгвардии, генерал армии Виктор Золотов…"
Так вот, совершенно ясно, что законопроект написан в большой спешке и комически неграмотно. 7 апреля состоялась большая встреча президента с представителями прессы, во время которой он позволил себе шутить по поводу возможной в России четвёртой революции, не понимая, с чем шутит, — революция весьма неподходящий для этого предмет.
А ещё мы услышали, в частности, историю об оружейном плутонии, начавшуюся ещё в 2004 году. Путин говорил об этом довольно невнятно, но суть ясна: "Это материал, который используется для подготовки ядерного оружия". Понятно. Но — "он был наработан нашими предприятиями и американскими". Вместе, что ли, работали? "С обеих сторон — 34 тонны". Что значит "с обеих сторон"? Надо было ясно сказать, сколько у них и сколько у нас. Но главное вот что: "Подписали соглашение, договорились, что этот материал будет уничтожаться определённым способом, а именно промышленным. Для этого надо было построить специальные предприятия. Мы эти предприятия построили, мы свои обязательства выполнили, а наши партнёры — нет". А чтобы уж окончательно застыдить невоспитанных американцев, президент вспомнил американский лагерь Гуантанамо: "Ведь договорились же, что он закроется. Ну и что? Закрыли? Нет! До сих пор там люди в кандалах ходят. Можете себе представить, чтобы у нас такое было? Даже в голову не приходит!". Да нет, в некоторые памятливые головы кое-что из подобного рода фактов, хоть и без кандалов, приходит. Умер в тюрьме приговорённый пожизненно Юрий Шутов… Какой уже год томится за решёткой дважды оправданный судами полковник Владимир Квачков… А осуждённые на долгие сроки за простое хулиганство нацболы! Ещё?
В воскресных недельных обзорах телевидения на каналах и НТВ, и Россия, и Первый сюжету с плутонием было уделено большое внимание, но никто не задался вопросом: а что мешало нашей стороне вести себя так же, как американская? Что заставило наших деятелей трусить впереди паровоза? Да, Путин стыдил американцев и наглядно показал, какие они бяки. Но ведь, сударь, всем, с американцами давно всё ясно. А вы продолжаете стыдить "наших друзей"! Это всё тот же застарелый "синдром Бакатина", того самого забытого ныне, ещё горбачёвского, главы КГБ, который выдал американцам государственную тайну и ожидал, миляга, что они ответят тем же. Ну, тогда просто плакать хотелось при виде такого незамутнённого тупоумия…
Есть основания полагать, что законопроект о нацгвардии запущен ныне потому, что вдруг резко запахло жареным. Со всех концов страны, на самых разных "сходках", из уст совершенно непохожих лиц громом гремит: "Долой! К чёрту всю систему!". Это на днях Москва слышала и на митинге дальнобойщиков, и на международном Московском экономическом форуме из уст члена-корреспондента Руслана Гринберга; Ленинград слышал это же на митинге, устроенном обществом "Солидарность".
В заключение можно заметить, что прохождение законопроекта в Думе будет, надо полагать, непростым. Во всяком случае депутат Александр Кравец, коммунист, заявил: "Там, наверху, просчитывают всё и готовятся к серьёзной борьбе за сохранение своих рычагов власти. Вот и понадобилась им нацгвардия… Такой законопроект нельзя поддерживать ни в коем случае". Ему вторит депутат Юрий Синельников: "За произвол коммунисты голосовать не будут". То же и Вадим Соловьёв: "В пору кризиса, боясь массовых выступлений сограждан, власть формирует военизированную структуру по типу американской, которая будет разгонять протестное движение… Коммунисты не будут поддерживать такой законопроект". Вот так решительно.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments