Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Category:

Говард Рорк и Айн Рэнд

Еду в метро. Как всегда из желания знать новые увлечения молодежи, заглядываю к соседке в книгу. Книга объемная, в бумажном переплете, видимо в твердом переплете такой том будет просто разорителен. Читаю: «Часть четвертая. Говард Рорк». Название ничего мне не говорящее. Дома лезу в компьютер и натыкаюсь на очередную грандиозную клюкву, но уже не в виде откровенной сказки о Гарри Поттере или Властелине колец, а о реальном герое нашего американского времени. Просматриваю по диагонали роман, потом обнаруживаю кучу восторгов в коментах и постах. Одна поклонница пишет: «Мы все живём по принципу "Как избежать боли и получить больше наслаждения". Ради этого мы готовы душу свою продать. Говард говорит, что это лёгкий жизненный путь, трудней не продать свою душу. У него это получается. Он не живёт по этим принципам. Если ему больно, он терпит эту боль и справляется с нею»
Постойте, откуда следует, что быть упрямым и не считаться ни с кем обязательно тяжкий труд, а не удовольствие для законченного эгоиста, такое же, как кому-то уступка и приспособленчество?
Роман абсолютно откровенно пропагандистский, заказной и лишенный какой бы то ни было оригинальности. Как следует из текста, герой противопоставляет себя обществу (почему-то – коллективизму) и хочет действовать по принципу разумного эгоизма, но не разумного эгоизма Чернышевского, а капиталистического, т.е крайнего индивидуализма. (Опять пресловутые «права человека», понятые Достоевским как: «если Бога нет, то все позволено» и ставшие в нынешней интерпретации без Бога простым и доступным: «если деньги или связи есть, то все позволено», а Богу можно и на исповеди когда-нибудь покаяться).
Откуда проистекает вся нынешняя неразбериха? Да из того, что никто ничего не хочет определять и давать словам их первоначальный смысл.
Кто скажет, что легче: быть эгоистом и отстаивать только свои желания и представления или где-то наступить самому себе на горло ради высокой цели, ради ближнего своего, ради истины. Вот так и происходит подмена понятий. Далеко не всех пугают трудности. Дело не в них и не в удобствах, а в цели, ради которой ты чем- то жертвуешь. И пожертвовать личными амбициями, собственным, эгоизмом-индивидуализмом очень трудно именно в отношении удобств для себя, чем понять смысл происходящего и уступить.
Все видели маленького ребенка, требующую желанную вещь. Его не пугают ни родительские упреки, ни наказание, даже побои. Он, заливаясь слезами, требует своего и готов терпеть любые лишения ради исполнения желания ибо знает, чувствует на уровне инстинкта, что удовлетворенное желание восполнит все сиюминутные невзгоды и трудности. Наслаждение от исполненного желания через все преграды, слезы и боль, и есть эгоизм в полном его масштабе. Так что неизвестно, что больший источник наслаждения – конформизм и уступка или битва за свой кусок. В любом случае и то, и другое всего лишь личные амбиции и стремление получить наслаждение в том или ином виде в зависимости от темперамента и привычек. Эгоизм не имеет иной цели, кроме удовлетворения собственной прихоти, будь – то индивидуализм или конформизм. Разумный эгоизм лишь тогда допустим, когда общественное благо и цель выше личностной, становятся его оправданием. Права человека, свободное удовлетворение личных потребностей, ограниченное пониманием общественных ценностей и общественного блага есть настоящий гуманизм и свобода личности. Все остальное, особенно буржуазный разумный эгоизм, подчиняющийся законам гражданским, но тем не менее ставящий свои личные цели, амбиции и понимание истины выше любого общественного блага, являются сродни «все позволено» Достоевского.
Никогда и ни в чем нельзя искать общих черт не определив социально-экономического состояния общества. При капитализме любые права человека выливаются уже не в разумный, а полный эгоцентризм.
Когда-то ученые шли на костер, терпели невзгоды и лишения, остракизм и безвестность, но не потому, что им хотелось осуществить свое желание и выставить на показ миру свое «я». Они жили ради истины, которую открыли в интересах всего человечества. Они не получали за эту истину никаких наслаждений и удовлетворенных желаний. Все это они получали в процессе познания и труда ради истины. Результат им был безразличен кроме одного: мир должен увидеть свет новой научной картины мира.
Когда-то советские конструкторы, ученые, общественные деятели боролись за свою истину всеми возможными методами. Отстаивали ее в спорах, доказывали правоту в расчетах, убеждали общество в пользе для него того или иного открытия, но никогда ими не руководила эгоистическая цель объявить таким способом о себе, о собственном «я», вопреки общему благу.
И вот теперь молодежи вешают на уши очередную макаронную стряпню, именуя ее философией. Талмуды необъятных размеров, написанные, с одной целью – вбить еще один клин в дело по развалу традиционного общества.
Айн Рэнд называют «столп капитализма» и «единственный мужчина Америки». Вполне созвучно моему мнению. Штамп на штампе, стереотип на стереотипе. Приятная сказочка о всепобеждающем упорстве, собственное видение мира и чудесные крайне благородные методы борьбы, приводящие к неслыханным результатам. Американский идеализм высшей пробы. Бороться за свои личностные цели и представления, чтобы, в конце концов, какой-нибудь продюсер или инвестор разглядел в проекте денежную выгоду и поддержал индивидуума. Как это скучно и уныло, ведь по сути побеждает не личность с ее идеями, а подоспевший в обществе момент, когда любая глупость, преступление или вызов могут дать доход. И чем меньше в обществе сдерживающих начал, будь то традиции, красота, общественное благо, тем легче извлекать прибыль из любого выгодного на этот момент проекта. Вся роль инвесторов или продюсеров заключается в умении убедить публику, что то или иное варево на сегодня вершина творческой мысли. Кому-то повезет, кому-то нет. Совершенно лживая, но имеющая целью вполне реальное насаждение индивидуализма и эгоизма в борьбе за выгоду, наживу и власть.
Собственно, само восхождение на Олимп славы Айн Рэнд демонстрирует лучше всего не ее упорство и талант, а конъюнктуру момента. Сказка о ее герое, сказка о ней самой на самом деле планомерное внедрение идей индивидуализма в борьбе с традиционным обществом, в разрушении коллективного начала, атомизация общества с последующим превращением людей в управляемый скот, живущий несбыточной мечтой о том, как упорство сделает тебя миллионером.
Воспитание людей в духе индивидуализма – это не просто чье-то злое намерение. Это неизбежный процесс дальнейшего развития капиталистической системы. Индивида легче убедить в том, что успех – это результат его личных свободных усилий. Случай, главное на пути к успеху, всегда сопутствует только одной личности, но никак не коллективу. Концентрация денежных средств как правило происходит в кармане одного человека, а не коллектива. Иными словами, очевидность, которая всегда перед глазами большинства и которая вполне логична для неискушенного ума, но в сути своей не имеет прозрачности и требует усилий по осмыслению причин и следствий, убеждает человека в значимости только личности, а не коллектива. И уж тем не способствует убеждению, что стать специалистом, благодаря методичному образованию, воспитанию и культуре, которые дает тебе общество. Важен личностный интерес, возникший спонтанно и требующий сиюминутных усилий. Для этого нет необходимости в заботе общества о создании тебе условий по развитию твоих способностей, накоплению знаний, движению к намеченной цели ради того же общества и его блага.
В русле воспитания индивидуалистов существуют разного рода конкурсы певцов, артистов, дизайнеров, модельеров, фотомоделей, королев красоты, бодибилдинга. Вся эта свора необученных профессионально, не имеющих багажа культуры, знаний и воспитания, благодаря случаю становятся звездами массовой культуры, доступной и понятной обывателю. Там, где нужен профессионализм, труд преподавателей и воспитателей, личные способности и собственный труд: оперные певцы, музыканты, исполнители классической музыки, спортсмены по классическим видам спорта, наконец, ученые и техники, нет и популярности и славы. Эти виды деятельности коллективных усилий общества на благо самого общества не популяризируются. Они не приносят мгновенных миллионных прибылей, не увлекают обывателя и даже не рекомендуются для его ознакомления с ними. Обыватель должен быть уверен, что достаточно твоего собственного желания, усилий по нахождению спонсора и ты будешь победителем.
И последнее, литературные достоинства романа.
Толстой писал «Войну и мир» 10 лет. Булгаков писал, правил и вновь начинал писать «Мастера и Маргариту» до самой смерти. А тут вдруг объемом во все творчество Гоголя или Пушкина, эпопея, написанная в год. Чудны дела твои, Господи. И после этого кто-то будет позиционировать мне мадам авторшу как писателя и философа? Увы, чудес не бывает. Все это результат новых технологий, великолепно набранный компьютерный суррогат с определенной, далеко не безобидной и совершенно безнравственной идеологической подоплекой.
Бедная молодежь, увлекающаяся такой низкопробной литературой и воспринимающая развесистую
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments