Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Categories:

"Рыбный день" или ликбез для любителей мифов.


Уже который раз встречаю в интернете глупость, посвященную советскому «рыбному дню». Миф о нехватке в СССР мяса и мясомолочной продукции удачно ложится на факт существования в 30-х годах прошлого века, а потом начиная с 1976 г до развала СССР «рыбного дня». Но как в пословице: « не ставь телегу впереди лошади», так и с этим мифологическим образом голодного СССР.
Умники, понимающие только то, что солнце встает и садится, никогда не поверят, что движется земля, а не солнце. Так и здесь: чтобы завалить прилавки рыбой в не рыбной стране, где выход к морям -явление позднее, и традиционно народ рыбу никогда не рассматривал как основной продукт питания, само собой не получится. Да еще заставить весь народ питаться рыбой один день в неделю. Ее попросту не хватит. Это в Средиземноморских странах рыба и прочие продукты моря составляют основу белкового рациона. И как ни странно, даже вглубь этих стран народу рыба не попадает в большом количестве.
Чтобы ввести рыбный день по всей стране даже в 1932 году, нужно производить, то есть, вылавливать этой рыбы гораздо больше, чем выращивать скота. Ведь крестьянин в своем хозяйстве не каждый день питается мясом, и даже не каждую неделю, а пожалуй и месяц. В лучшем случае – курица. А свинина и говядина – по большим церковным праздникам. И вот вдруг всю страну поголовно заставляют один день в неделю есть рыбу. Что за притча! Откуда столько рыбы-то? Неужели глупый крестьянин не мог в свое старинное голодное время питаться рыбой взамен мяса?
Неужели на нефть закупали по высоким ценам, а продавали по 40 коп. за килограмм, в 5 раз дешевле мяса?
А ненужно разыгрывать из себя идиота-мыслителя. Наличие рыбы в достаточных для всей страны количестве, при том, что открытый доступный промысел только по Черному, Каспийскому, Балтийскому морям, а Ледовитый океан – это уже специфика, даст достаточно продукции только для местного потребления. От того все Средиземноморские страны и не кормят мир своей рыбой.
Чтобы ловить много промысловой рыбы, нужен промысловый ОКЕАНИЧЕСКИЙ флот, а не удочка с леской.
Малый креветочно-рыболовный траулер

Рыболовецкий флот колхоза "Большевик" Лиепайского района
Вот так от недалекого ума и рождаются фантазии о нехватке мяса. Следовало бы нынешним мыслителям понимать, что питание – это не мечты о фаст-фуде. Питание населения – это стратегическая задача, тем более требующая решения для страны, где заботятся о каждом гражданине.
Но не только в СССР, во всем мире мыслящие люди ищут пути получения дешевой, но полноценной продукции для питания населения. Вот такой дешевой, легко получаемой и является промысловая рыба. Ее не нужно выкармливать, заботится о ее здоровье и содержании. Нужен только рыболовецкий флот. И тогда граждане получат дешевую калорийную белковую пищу, которую так рекламируют в наши дни и которая по цене превосходит любую мясную продукцию.
«Стимул быстрого роста мирового Рыболовство — возможность получения животного белка быстрее и дешевле, чем в животноводстве. Основа материально-технической базы Рыболовство — рыбопромышленный флот; береговой базой Рыболовство служат рыбные порты, предприятия, изготовляющие рыболовные орудия, судоремонтные предприятия.» Вот так пишут о рыболовстве в научных журналах. Вот так создавался в СССР «рыбный день».
«В дореволюционной России рыболовство было развито главным образом на Каспийском, Аральском, Азовском, Белом морях и в прибрежных водах Баренцева моря, а также на пресноводных водоемах главным образом Европейской России.

Промысел велся с небольших, большей частью парусных судов, примитивными орудиями лова. В настоящее время положение в корне изменилось. В период с 1929 г. начинается интенсивное развитие советского рыболовства в открытых морях, в частности Японском и Охотском, а также в Северном Каспии. Вот причина появления Указа за подписью А.И.Микояна.


После Великой Отечественной войны, с 1948 г., начинается бурное развитие океанического рыболовства, создается мощный рыболовный флот, оснащенный новейшими судами с большим радиусом плавания. Эти суда оборудованы холодильными установками и рыбообрабатывающими устройствами, вся обработка рыбы производится на борту судна непосредственно после ее вылова, что повышает питательные и вкусовые качества рыбы. В порт доставляется готовая высококачественная продукция: мороженая и слабосоленая рыба, филе и консервы.
Представьте себе, страна вкладывала огромные деньги, чтобы дать народу возможность питаться сбалансированно и качественно. А нынешние остроумцы решили, что рыба у нас всю нашу история валялась под ногами как та же лебеда и всеми глубоко презиралась. А убогий Советский Союз, чтобы помучит народ, решил заменить ему мясо на рыбу.

Нет, друзья мои. Чтобы сделать рыбный день по всей стране, нужно было не таранкой на рынке промышлять или бычков на набережной в Крыму вылавливать.
« В 1970—73 мировой улов составил 70 млн. т в год. Основная часть общего улова приходится на морское и океаническое Рыболовство (в СССР около 90%). Заметьте – 90% рыбы стране давало океаническое и морское рыболовство, которого до революции либо не было совсем, либо осуществлялось только в акватории прибрежных вод. Морское и океаническое Рыболовство ведётся главным образом в наиболее биологически продуктивных водах континентального шельфа, который, занимая 7,6% площади Мирового океана, даёт около 90% улова рыбы. Развивается также пелагическое Рыболовство в удалённых от берегов районах материкового склона на глубинах до 1500 м и более. До середины 20 в. более 80% улова приходилось на северную зону Мирового океана (к С. от 30° с. ш.). К середине 70-х гг. 60% улова приходилось на тропические районы и Южное полушарие. Постоянно увеличиваются уловы пелагических рыб, к 1973 они равнялись приблизительно 75% всех морских уловов.»
А теперь обратитесь к своей памяти. Рыбные магазины были полны рыбой тресковых пород. Это породы, обитающие не в соседнем пруду и даже не в Черном море.
На 1963 год «основу нашего промысла (около 30%) составляют сельдевые и близкие к ним семейства: океанические сельди, каспийско-черноморские сельди, хамса, или анчоус, каспийские кильки. Второе место по вылову занимают тресковые: треска, пикша, навага, мерлуза, хек. На третьем месте стоят камбаловые: камбалы и палтусы.» Все это сорта океанических рыб. Никакому русскому крестьянину и не снились подобные рыбные богатства. Даже в рассказах А.Куприна о рыбаках Балаклавы фигурируют только небольшие рыболовецкие баркасы, для которых выход даже в глубины Черного моря был сопряжён с большим риском. А тут вам статистика по поводу океанических сортов рыб.

И стоила эта рыба очень дешево. Нынешний по 170 р. за кг минтай продавался по 40 коп. за кг. И по 10 коп. килька, которой кормили котов мудрые хозяйки. И дешевизна эта теперь нынешним обывателям кажется вполне естественной и говорит для них о том, что рыба – это плохо, это голод и недостаток мяса.
Должно их разочаровать.
« В послевоенный период вплоть до 1991 года одной из основных социальных государственных целей было достижение душевого потребления пищевой рыбопродукции населением в размере 17—18 кг в год, для чего была разработана стратегия ускоренного рационального освоения рыбных и других ресурсов во внутренних водоемах страны и в водах Мирового океана.» Вот в этом и кроется причина дешевизны советской рыбы.
Весь динамичный период развития морского рыболовства (1957—1990 годы) сопровождался широкими экономическими исследованиями в этой отрасли, которые были основой стратегии развития советского рыболовства в Мировом океане. Так, по инициативе А.А. Ишкова в конце 50-х годов прошлого столетия в СССР создаются: институт Гипро-рыбфлот (Ленинград) с целью экономического обоснования и проектирования современных промысловых судов для различных районов и объектов промысла Мирового океана; институт Гипрорыбпром (Москва), призванный экономически обосновывать и проектировать береговые предприятия, в том числе и рыбные порты по рыбопромышленным бассейнам страны; в Калининграде для проектирования техники добычи и обработки рыбы такие крупные организации, как НПО Промрыболовства и Техрыбпром, а также укрепляются морские бас-сейновые институты, где формируются свои экономические исследова-тельские подразделения.»
А теперь о психологии русского человека. Исторически сложилось, что в нашей стране рыбой признавалась только речная волжская стерлядь да осетр. Позднее добавилась рыба сибирских рек, но опять-таки не для всех. Эта красная рыба, по сути, являлась единственным промысловым продуктом и стоила она дорого.
Добыча осетровых рыб велась в России еще со времен Петра I.
В поисках новых источников дохода для царской казны император обратился к черной икре - с января 1704 года государственная монополия вводилась не только на импорт икры за границу, но и на всю добычу и на продажу икры внутри России.

Отныне все рыболовные угодья были «взяты в казну», и их стали отдавать на откуп с торгов. За лов осетровой рыбы без соответствующих выплат государству полагался штраф в десятикратном размере.
В течение первой четверти XVIII века, то есть на протяжении всего царствования Петра I, почти 80% черной икры шло на экспорт.
И о какой доступности рыбы для народа можно говорить? Повторяется история с нашим хлебным богатством: на экспорт продавали, а в своей стране – не доедали.
В начале XX века вылов белуги, самой крупной осетровой рыбы на Волге и Каспии, достиг своего пика — с 1902 по 1907 годы вылавливали от 10 до 15 тысяч тонн белуги ежегодно. Именно тогда подорвали запасы этой рыбы, которые никогда уже не восстанавливались до прежнего уровня.
И если еще в советское время бутерброды с черной икрой можно было съесть в кафетериях, запивая их чашкой кофе-эспрессо ( 20 коп. – кофе, 80 коп. – бутерброд) или заказать в ресторане, то сейчас это лакомство недоступно народу так же, как и во все годы процветания «России, которую мы потеряли.»
В остальном русскому крестьянину оставалась только мелкая речная рыбешка, которая никак не могла стать основным продовольственным продуктом.
Вот трактирное меню в поэме Н.В.Гоголя «Мертвые души»: «разные обычные в трактирах блюда, как-то: щи с слоеным пирожком, нарочно сберегаемым для проезжающих в течение нескольких неделей, мозги с горошком, сосиски с капустой, пулярка жареная, огурец соленый и вечный слоеный сладкий пирожок, всегда готовый к услугам» и никакой рыбы. Однако на застолье у городничего в комедии «Ревизор» Хлестакова угощают рыбой лабардан, которая ему чрезвычайно понравилась, но о которой до этого он не имел понятия. А рыба эта лабардан – обыкновенная прикамчатская треска, Еще в XVIII–XIX веках местные жители ловили треску с помощью удочек. Но промышленное освоение запасов трески у берегов Камчатки было начато американскими, а затем и японскими тресколовными судами в конце XIX – начале XX веков. Отечественный удебный и ярусный промысел трески возник позднее — лишь в конце 20-х годов прошлого века у западного побережья полуострова.
В сказках Андерсена лапландка пишет письмо подруге финке на сухой треске, т.е. для народов Севера рыба – свой продукт, а для нас, для нашего российского застолья даже треска является уже деликатесом. «Как называлась эта рыба?
Артемий Филиппович (подбегая). Лабардан-с.
Хлестаков. Очень вкусная.»
Только в рассказах А.П.Чехова начинают фигурировать балыки и икорка, как деликатес для состоятельного и культурного российского общества.
Русская кухня традиционно кроме карасей в сметане да балыков со стерляжьей ухой не имела рецептов простых и дешевых блюд из рыбы. А следовательно для народных масс рыба не являлась излюбленным продуктом. К ней население нужно было приучать, особенно такая необходимость возникла с развитием рыболовецкого флота и тем огромным количеством рыбы, которое вылавливали флотилии Советского Союза. Вылов рыбы с 1,4 миллионов тонн в 1940 году (доля РСФСР — около 1,2), увеличился до 11,3-11,6 млн тонн (РСФСР — 8-8,5) к концу 80-х годов.
Вот и пришлось популяризировать, а затем и принуждать население готовить и есть рыбу.

В настоящее время можно рассказывать байки о дефиците мяса и замене его рыбой. Мы вернулись к первоначальному состоянию, когда рыба представляется нам чужеродным элементом, причем неоправданно дорогим и не очень вкусным. У нас так и не сформировалось понимания пользы рыбной продукции. Мы не умеем ее готовить, у нас нет традиционных блюд. Это Португалия считает своей традиционной рыбой треску и сардины. Даже на прекрасных изразцах азулеже изображалась сардина. И немудрено. Это морские державы во все время своего существования, чего не скажешь о нас.


Равнодушие к рыбе и непонимание того труда, который вложило Советское государство в создание собственного рыболовецкого флота, привели страну к очень печальным последствиям.
Рыбопромысловый флот России состоит из более 2,5 тыс. судов различного назначения, большинство из них имеет возраст, превышающий 20 лет, а свыше 80% судов эксплуатируется сверх срока полезного использования.
Отечественная промышленность практически не принимает участия в создании больших и средних рыбопромысловых судов, а малые строятся в очень ограниченном количестве. В основном в страну ввозятся из-за рубежа бывшие в эксплуатации рыболовецкие суда.
Вот и внушают населению мысль, что нет ничего лучше мяса, и раз его можно есть каждый день, то значит, страна процветает.

Tags: СССР
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments