Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Школу заканчивает в 1,5 раза больше детей начальников, чем детей рабочих



В 1960-е новосибирский социолог Шубкин начал исследование проблем образования молодёжи. За полвека накопился большой массив данных. Из него видно, что сегодня школу заканчивает 22% детей руководителей и 33% — специалистов, а детей рабочих – всего 15%. Дети низших классов вымываются из школы до 9-го класса.

«Новосибирское исследование» было инициировано в 1960-х выдающимся отечественным социологом В.Шубкиным, оно продолжается в настоящее время исследователями Института социологии РАН. В результате этого многолетнего проекта, нацеленного на социальные проблемы образования и молодёжи, удалось получить уникальный для мировой социологии динамический ряд протяжённостью в полстолетия. На материалах этого исследования Института социологии РАН, в частности, видно, что изменения, происходившие в течение 50-летнего периода, значительно модифицировали картину социальной дифференциации молодёжи.

Об этом исследовании говорится в статье «Проект В.Н.Шубкина. 50 лет реализации» (Ежегодник Института социологии РАН, 2015).

Сфера образования оказалась вовлечённой в процессы социального отбора. Начинается он с возраста, которому соответствуют ясли и детские сады, и получает развитие в подростковом, когда ребёнком призвана заниматься школа. Результаты на этом этапе отбора видны по составу выпускников дневных средних (полных) школ — той части молодёжи, которая смогла достичь этого решающего рубежа в российской образовательной системе и тем самым открыла для себя доступ к достижению статусов, требующих высокого уровня образования.



Таблица выше представляет социальный состав выпускников средних (полных) школ с 1963 года и по 2013-й, с интервалами длительностью в среднем в 10 лет. Дети руководителей в Новосибирской области начала 1960-х составляли менее 1/10 всех выпускников дневных средних школ области. Дети специалистов — около 1/4. В сумме — примерно треть выпуска из школ. При этом дети — выходцы из семей рабочих и крестьян — составляли более 1/3 школьного выпуска; дети служащих — немногим менее 1/42. В начале 1980-х социальный состав выпускников средних школ стал несколько иным, поскольку производились целенаправленные акции по социальному управлению, когда среднее образование пытались сделать всеобщим. Доля детей руководителей уменьшилась вдвое. В большей степени представлены выходцы из семей служащих (этот показатель увеличился на треть): ясно, из каких слоёв черпалось пополнение при массовизации образования.

К середине 1990-х произошли изменения очень значительные и по количественным показателям, и по социальному содержанию. В 1994 году группа детей руководителей превысила 1/4 всего числа выпускников средних школ области. Относительное увеличение доли детей руководителей таково: она выросла в 7 раз по сравнению с началом 1980-х, в 3,5 раза — относительно начала 1960-х. Дети руководителей потеснили детей из других групп, при этом доля детей рабочих и крестьян уменьшилась в 2,5 раза. Это означает, что дети руководителей продолжали учиться в школах и оканчивать их, в то время как другие из школ уходили.


Дело в том, что к концу рассматриваемого периода сложилась новая ситуация в школьном образовании. Она была обоснована законодательно и отразилась в общественном мнении. В отличие от 1980-х, государство не только не настаивало на всеобщем среднем образовании, но и меры, которые были приняты для того, чтобы школы допускали к учёбе в старших классах всех желающих, стали реальными лишь в результате воздействия общественности. В официальных документах укоренились термины: основная школа; основное общее образование. Именно это, девятилетнее, образование стало массовым.

Перераспределение шансов на получение детьми полного общего среднего образования произошло, как свидетельствуют результаты исследования, в основном между рабочими и крестьянами, с одной стороны, и руководителями — с другой, в пользу последних, подтвердивших своё право «входить в дверь первыми». Дети рабочих и крестьян стали «отсеиваться» из школы на предыдущих ступенях обучения в значительно большей мере, чем прежде. А суммарная доля детей руководителей и специалистов в выпуске из средней школы возросла до 50%. Группа, прежде самая многочисленная, оказалась в меньшинстве, а самая малочисленная в прошлом получила более четверти объёма выпуска.



Наблюдение происходящего в динамике показало не просто некоторые изменения социального состава. Перемены кардинальны, они могут быть квалифицированы, по аналогии с физическими явлениями, как смена социальной поляризации молодёжи, получающей аттестат зрелости в качестве мандата на дальнейшее продвижение и готовящейся занять ведущие позиции в завтрашнем обществе. Или — как смена социальной ориентации деятельности школы.

Важной причиной изменений в соотношении групп выпускников стало также восстановление привлекательности высшего образования в 2000-х. В это время росла значимость обладания вузовским дипломом для получения более или менее достойной позиции на рынке труда и построения успешной карьеры. Семьи специалистов раньше, чем другие, восприняли эту ситуацию на рынке труда (это видно уже по данным 2004 года) и яснее представляли её себе; они мобилизовали свои ресурсы для того, чтобы сформировать будущее своих детей наиболее эффективно. Это «сильная» группа; она обладает существенными ресурсами, такими, как культурный капитал; в ней крепко укоренены, устойчивы к внешним изменениям традиции получения высшего образования, престиж квалифицированного труда. Доля детей специалистов выросла и потеснила доли других групп.
Толкователь______________________________________________________________________________

P.S. Статистика, только статистика и ничего кроме статистики. Но причины абсолютно очевидны. Дело не в привлекательности или не привлекательности высшего образования, не с социальном статусе семьи, а элементарно в материальном ее состоянии. Поляризация произошла по причине прежде всего имущественного расслоения в обществе на богатых и бедных. Высшее образование - платное.Количество бюджетных мест минимально, при том условии, что даже эти бюджетные места пытаются распределить между знакомыми и знакомыми знакомых без учета способностей абитуриентов. Как можно писать о привлекательности высшего образования, если в научных институтах зарплаты самые минимальные, а стипендии аспиранта не хватает даже на поезд в транспорте? Вполне естественно, что поступают в вузы не ради науки или достойного завтра, а ради статуса, имея в запасе родительские капиталы.
Да, статистика - упрямая вещь, и она абсолютно безжалостно объявляет о том, что наша страна и народ вернулись к состоянию катастрофической социальной и имущественной розни.


Tags: образование будущее россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments