Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

#L18Запретительная религия


На заре перестройки, еще окончательно не победившей, но уже разрушившей привычный образ жизни простого советского человека, бывшие советские граждане начали заходить в церковь и с удивлением узнавать, что в обязательный ритуал входят не просто свечки и записки, но еще и исповеди, без которой нельзя причащаться. И пораженные странным требованием, некоторые из них нерешительно интересовались у стоящих с исповедальной свечкой строгих, полных сознанием собственной праведности и покаянного смирения, прихожан: «В чем же каяться? У меня грехов нет»,- разумея под грехами нечто из УК РФ, т.е. административно и уголовно наказуемые проступки, вплоть до преступления. На что высоко сознательные христиане православные с достоинством отвечали: «Как это нет? Все грешные. У всех грехи. Без грехов нельзя». И подавленные грузом великих преступлений бедные неофиты гасли, никли и уже от желания принять Христа в сердце свое оставался только страх, страх и только страх наказания за грехи.
До того, как религия стала возвращаться в умы и сердца людей в качестве новой идеологии и ритуала, многие искусствоведы, философы и историки, воспринимали Православие только с точки зрения его вклада в развитие русской культуры и, отрекаясь от марксизма или вообще забывая о нем, борцы за русскую национальную культуру, признавали за Православием невиданную по силе и значению роль в формировании национальной русской культуры. С каким восторгом и умилением говорили они об особенностях русской храмовой архитектуры или русской иконописи. Как молитву с благоговейным трепетом произносили они волшебные слова: закомары, аркатурный поясок, иже под колоколы, лопасти, гульбища, оклад, прорези, левкас и тому подобное, ничем, впрочем, не являющееся более таинственными, чем античные абака, архитрав, канелюры, стилобат, фронтон, или антаблемент.


Какой высокой оценки удостаивали искусствоведы живописные приемы, цвет и композицию русской иконы, сколько внимания уделялось символике цвета, сюжету, характеру изображения, выполненного только в традициях строго дозволенного канона.
И вот теперь, по привычке, следуя за советскими интеллектуалами и подчиняясь веянию идеологии нового государства, все в один голос заявляют, что Православие –« это живое прошлое, настоящее и будущее русского народа. Оно представлено в каждой клеточке жизни, в образах лучших сынов нашего народа: духовных и государственных деятелей, мыслителей и творцов, воинов и простых тружеников.
«Русская церковь – хранительница народной дохристианской культуры»
Очень значимые слова. Но сколько в них правды?
Прежде всего, следует помнить, что православие как вообще само христианство в полном его значении пришло как религия, отрицающая язычество, а, следовательно, отрицающая и уничтожающая всю предшествующую народную и элитарную культуру обществ, попавших под сень христианства. Христианство – непримиримый враг язычества, антагонист от начала и до конца, прежде всего в вопросе понимания человеческой личности и природы, взаимоотношений людей и окружающего мира. То, что христианство вынуждено было принять многое из обычаев и традиций языческих народов, переработав, поменяв смысл, имена богов, праздников, традиций говорит как раз об обратном: не о хранении национальных культур, а о неспособности их уничтожить.
Когда люди, в маниловском экстазе, начинают изливаться в своей любви к православной вере и церкви, восхвалять традиционное христианство и приписывать ему великую облагораживающую роль, они забывают, что и язычество, и христианство всего лишь религии и существовать без определенной политической силы, поддерживающей их, без экономического базиса, они не могут. Не развитие духовное сделало христианство ведущей религией, а рождение сословного общества, когда знать захотела отделиться от народа, когда войны из веления богов переросли в войны, оправданные идеологией, то есть в войны, прикрывающиеся идеологической правотой агрессора, когда знать вынуждена была прибегать от религии свободы к религии запрета, чтобы управлять народной массой и менять ритуал и обряд с праздничного уравнивающего все слои населения, на запретительные меры, контролирующие поведение и быт человека.
По большому счету, для развития общества и его культуры не так уж важно, какая форма религии восторжествует. Важны условия социальные и экономические, которые позволяют обществу оптимально использовать те или иные средства производства для движения вперед. А религия уже пристраивается к запросам власти и помогает этой власти в управлении народными массами.
Древний Китай, Индия, Юго-Восточная Азия, Япония развивались на основе самых ранних форм религии, не оформившихся подчас даже в развитое греческое язычество, но это не помешало им развивать свою культуру. Музыка и танец, будучи первоначально ритуальными, постепенно эволюционировали в обрядовые, бытовые, развивая эстетику и свободу творчества.
Но главное, что отличало все языческие религии, а так же Юго-Восточную Азию, Китай, Японию и даже империю Чингис-хана – это веротерпимость. Древние обычаи и культура вливалась в новое государство и продолжали развиваться, создавая самобытные формы и воспитывая нравственные начала.
Но когда религия в попытках утвердить новое мировоззрение, пытается отрицать и разрушать привычный образ жизни общества, возникает конфликтная ситуация.

Вся эпоха развития европейской и русской культуры это эпоха противостояния многобожия и монотеизма. Так о каком же вкладе в культуру со стороны христианства может идти речь? Только о запретительном праве, о задержке развития одних сторон человеческой деятельности и поощрения других, о переделке всего творческого начала в культуре народа и мировоззрении.
Так, христианство, еще не став государственной силой, уже ни раз вступало в конфронтацию с обществом.
309г. Для показа своей силы наиболее отважные христиане сожгли храм богини Фортуны.
313г. Епископ Ириней, однако, заявил: «христианам не нужны законы, поскольку они превыше законов». Святой Антоний Великий, основатель монашества, открыто подстрекает к немедленному подавлению языческого мира … огнем.
314г. Сразу же после своей полной легализации римским императором Флавием Валерием Константином Христианская Церковь переходит в нападение на языческую религию: Синод в Анкаре клевещет на культ богини Дианы (Артемиды), обвиняя его … в колдовстве и обожании христианского сатаны.
319г. Константин издает указ, согласно которому Церковь полностью освобождается от уплаты налогов, а христианские священнослужители освобождаются от воинской повинности.
324г. Император Константин объявляет христианство единственным официальным культом империи. Отдает на разграбление храм оракула Аполлона в городе Дидима в Малой Азии, подвергает пытке всех жрецов и убивает их, обвинив их в высоком предательстве. Внезапно производит преследование язычников на священной горе Атос и уничтожает все храмы и святилища.
330г. Христиане разграбляют и поджигают в Баях святилище римского бога Аполлона и линчуют его жрецов. В дату, указанную астрологами (11 мая, «Солнце возле Стрельца с влиянием Рака, поэтому город религиозный»), Константин переносит столицу Римской империи в основанный им город Константинополь, который он украшает, разграбив для этого языческие святилища и храмы.
335г. Инаугурация церкви … «святой могилы (Гроба Господня)», построенной на месте руин храма Венеры (Афродиты) в 326-327гг. Ради ее убранства были разграблены все языческие святилища и храмы в Палестине и Малой Азии. По особому императорскому приказу были распяты на кресте как… виновники плохого урожая в этом году все «оракулы и обвиненные в магии». Вместе с ними был замучен Сопатр, неоплатонический философ, который лично пытался убедить Константина вернуть язычество путем, проложенным философией, и вызвал ненависть христиан, посещавших о двор императора.
337г. Умирающий Константин был крещен арианским епископом Евзевием из Никомедии. Спустя много лет церковь признала его и его мать святыми, и они стали называться «святой Константин» и «святая Елена», а ариане подверглись гонениям как еретики.
341г. Император Флавий Юлий Костанц (сын Константина) объявил гонения на «всех прорицателей и приверженцев эллинизма». Многие язычники были брошены в тюрьму или казнены.
346г. В Константинополе объявлены крупномасштабные преследования язычников. Был изгнан знаменитый оратор Либан, обвиненный в занятии магией.
353г. Констанц эдиктом вводит смертную казнь для всех, кто любым образом поклоняется с использованием жертвоприношений
354г. Новым эдиктом Констанц повторяет запрет всех культов с использованием жертвоприношений и статуй и снова утверждает смертную казнь за это поклонение и приказывает опечатать все языческие святилища и осквернить их, отдав азартным играм и проституткам, т.е. превратить их в игорные дома и бордели. Римский епископ Либерий постановляет праздновать день рождения Христа 25 декабря, в день, когда язычники праздновали рождение Непобедимого солнца.
361-363гг. Император Флавий Клавдий Юлиан, вошедший в Константинополь 11 декабря 361г., объявил полную религиозную терпимость. Георгий Нацианцинос (Инвективы (Бранные речи) против Юлиана, I 58-61) протестует, заявляя, что тем самым христиане были лишены… радости великомученичества.
364г. Новый император Иовиан Флавий приказал сжечь библиотеку в Антиохии.
364г. 11 сентября издается императорский указ, под страхом смерти запрещающий языческий культ. К набору пыток, которым подвергаются язычники, добавляется дробление ребер при помощи железных крюков. Рассмотрение внутренностей в утробах наказывается смертной казнью («чтобы навсегда избавиться от любопытства в связи с предсказаниями»).
Список можно удлинять и удлинять. Но достаточно того, что причиной принятия Европой христианства, стало отнюдь не мучения христиан и не глубокая вера всего народа, а совершенно однозначная политика властей в утверждении и поддержании новой веры с репрессиями по отношению к старой. Вот и вся высокодуховная сущность религии.
Утверждение христианства на Руси ничем не отличалось от Европы.
989-990 гг. «Святой князь Владимир» в процессе крещения учинил резню в Новгороде. Князь Владимир при покорении и крещении белых хорватов уничтожил десятки городов и сел. Учреждение «Церковного Устава св. Владимира», где предписывалось сожжение волхвов.
1018 г. Пожар в Киеве. Христиане, приписывая его злому чародейству, безжалостно убивают многих старых женщин, мнимых волшебниц.
1071 г. «...Восстали два Волхва близ Ярославля… И пришли на Белозеро, и было с ними людей 300. В то время случилось прийти от Святослава Собирающему дань Яню, сыну Вышатину… Янь же повелел бить их и вырывать у них бороды. Когда их били и выдирали расщепом бороды, спросил их Янь: «Что же вам молвят Боги?»… Они же ответили: «Так нам Боги молвят: не быть нам живым от тебя». И сказал им Янь: «То они вам правду поведали»… И схватив их, убили и повесили на дубе» (Лаврентьевская Летопись).
1091 гг. Подавление волхвов в Ростове («волхв погибе вскоре») — ПСРЛ I-75-78, 92 и Переяславский Летописец.
1169 г. Святой князь Андрей Боголюбский сжег Киев.
1206 г. Уничтожен кумир Макоши в Новгороде на Торгу и поставлена церковь Параскевы Пятницы.
1227 г. Новгород, четыре волхва были приведены на архиерейский двор и там сожжены: «изжьгоша волхвов четыре на Ярославлъ дворе» с разрешения архиепископа. Никоновская Летопись, т.10, СПб., 1862 г.: «Явились во Новогороде волхвы, ведуны, потворницы, и многие волхования, и потворы, и знамения творили. Новогородцы же поймали их и привели волхвов на двор мужей князя Ярослава, и связали волхвов всех, и бросили в огонь, и тут они все сгорели».
Но уничтожить одну культуру ради построения новой, не такая уж простая задача.
Церковь искореняла то, что поддавалось уничтожению. А то, что упорно держалось в традициях народа, подчас перестраивалось под христианство, меняя имена и значение. Неявный компромисс между язычеством и христианством являлся вынужденной мерой чисто внешнего характера.

В последнее время, церковники, поняв, что нельзя назвать церковь хранительницей славянских традиций, стали освещать вопрос культурного развития Руси несколько иначе, утверждая, что вся наша культура – это исключительно христианская культура и ничего языческого в ней нет.
Главные доводы: во-первых, « христианские праздники не привязывались к астрономическим датам, как у язычников, а во-вторых, 61 правило 6 Вселенского Собора (VII век), со ссылкой на Св. Писание, говорит о том, что тех, кто придаётся языческим суевериям и разного рода культам, следует либо отлучать на длительное время от общения церковного, либо, в случае неисправимости человека, извергать его из Церкви. Похожие строгие меры предусмотрены и другими церковными правилами. Таким образом, можно с уверенностью сделать вывод о том, что религиозный компромисс между христианством и язычеством, в какие бы одежды оно не рядилось, невозможен в принципе, в противном случае, христиане просто перестанут быть самими собой » (Доктор богословия иеромонах Иоанн (Курмояров).
Что сказать? Во-первых, самый великий христианский праздник Пасха именно привязан к астрономической дате. Поэтому он никогда не приходится на одну и то же число одного и того же месяца. Во-вторых, издать постановление – еще не значит заставить всех жить в соответствии с ним. Так, византийская знать, как и народ очень долго и после этого постановления продолжали праздновать календы, брумалии и русалии.
В церковных поучениях, адресованных древнерусскому обществу, звучал призыв, из которого явственно вырисовывается целый комплекс языческих верований, господствующий как в народе, так и у знати, с которыми церковь намеревалась бороться и которые подлежали уничтожению: «Не нарицаите собе бога на земли, ни в реках, ни в студенцах [родниках], ни в птицах, ни в воздусе, ни в солнци, ни в луне, ни в камении» ( Гальковский Н.Борьба христианства с остатками язычества в древней Руси, т. II, с. 69).
Древнерусский летописец, автор «Повести временных лет», замечал, что русские люди лишь на словах называются христианами, а на деле живут, точно «поганые». [1. ПВЛ. М.; Л., 1950. Ч.1. С.314.] Ревнители христианской веры Древней Руси обличали своих соотечественников в «двоеверии». Они клеймили тех, кто, именуя себя христианами, поклонялся в то же время языческим богам. Концепция «двоеверия» из старинных полемических сочинений проникла в дореволюционную историческую науку и прочно утвердилась в ней. По словам Е.Е. Голубинского, «в первое время после принятия христианства наши предки в своей низшей массе или в своем большинстве, буквальным образом став двоеверными и только присоединив христианство к язычеству, но не поставив его на место последнего, с одной стороны, молились и праздновали богу христианскому с сонмом его святых или — по их представлениям — богам христианским, а с другой стороны, молились и праздновали своим прежним богам языческим. Тот и другой культ стояли рядом и практиковались одновременно…» [2. Голубинский Е.Е. История русской церкви. М., 1880. Т. 1. С. 849.]

«Игрища», организуемые скоморохами, восходили к языческим праздникам и предполагали активное участие всего населения в песнях, хороводах, плясках, играх всякого рода. Содержание таких «игрищ» резко противоречило основным заповедям и нормам поведения, проповедуемым христианством. Вот почему деятели русского православия издавна осуждали и преследовали как творчество скоморохов, так и всякие народные празднества и увеселения, выходившие за рамки официальной церковной обрядности. Вот какими словами описывает «игрище» в г. Пскове в ночь на праздник рождества Иоанна Крестителя игумен Панфил (XVI в.): «Во святую ту нощь мало не весь град взмятется и взбесится, бубны и сопели, и гудением струнным, и всякими неподобными играми сотонинскими, плесканием и плясанием... женам же и девам плескание и плясание и главам их накивание, устам их неприязнь, клич и вопль, всескверные песни, бесовская угодия свершахуся, и хребтом их вихляние и ногам их скакание и топтание».

Веселое праздничное действо со смехом, переодеванием и шутками являлось неприемлемым для христианства уже в силу самой церковной проповеди покаяния и смирения. Средневековые богословы писали : «Смех не созидает, не хранит, но погубляет и созидания разрушает, смех духа святого печалит, не пользует и тело растлевает, смех добродетели прогонит, потому что не помнит о смерти и вечных муках. Отъими, господи, от меня смех и даруй плач и рыдание». Соответственно церковь всегда старалась покаянием и смирением искоренить ненужное, возбуждающее веселье.
1640 г. Благочестивый православный царь Алексея Михайловича издает указ против скоморохов. «В одной Москве десятки возов набивали музыкальными инструментами, отнятыми и в боярских и в дворянских, и в домах посадских людей. И жгли, жгли, жгли».
1648 г. Указ Алексея Михайловича о запрещении песен, праздников, плясок, игрищ. Запрещено даже качаться на качелях (!). Запрещено хоронить павших воинов в горицах (курганах) и проводить тризну (поминки с застольем). В указе упоминалось о вреде скоморохов, предписывалось ломать дуды, гусли и т.д., а тем, кто за скоморохами следует (подражает, ряжничает), предписывались батоги и ссылка.
Народные языческие праздники внутренне раскрепощали умы и души людей, давали им духовную и умственную свободу. Не только скоморохи становились критиками и церкви, и властей. Антиклерикальные тенденции были характерны и для русского народного изобразительного и прикладного искусства. К примеру, в XIX в. на русских ярмарках нередко продавалась вырезанная из дерева фигурка монаха, который несет на спине женщину, спрятанную в снопе. Сатирическое изображение представителей духовенства имело место и в русских народных гравюрах, так называемом «лубке».
В сказках, песнях, устных народных рассказах, пословицах и поговорках высмеиваются не только попы и монахи, но и сам Бог. Последний предстает в некоторых из народных сказок в образе глуповатого простачка, которого водят за нос то святые, а то и сам чёрт. Но хитрее и умнее чёрта обычно оказывается человек – простой мужик или солдат. Множество пословиц и поговорок русского народа свидетельствует о его безразличии к основным религиозным догматам, о том, что рядовой трудящийся человек больше надеялся на свои силы, чем на божью помощь. Приведем хотя бы такие известные пословицы: «На бога надейся, а сам не плошай», «Гром не грянет, мужик не перекрестится», «Бог-то бог, да и сам не будь плох».

Общеизвестны русские пословицы и поговорки, в которых характеризуется социальная роль религии и церкви: «До царя далеко, до бога высоко», «Кто богат, тот и свят», «За тем боже, кто кого переможе» и многие другие.
Борьба с язычеством была, прежде всего, борьбой со свободомыслием. И вывод из этого противостояния только один: целью христианской церкви было уничтожение народной культуры ради подчинения народа властям.
В конечном счете, мы встроились в христианство, приняли его условия и внутри него попытались развить уже отличную от свободного самовыражения язычества духовную культуру. Но это уже совсем иная культура, чем та, которая складывалась на Руси до христианства. И уж церковь никак нельзя назвать «хранительницей славянских традиций и культуры». Скорее она хранительница византийской культуры, ибо и архитектоника храма (крестово-купольного, в отличие от европейской базилики) и иконопись, и литургика, и унисонное песнопение, и церковное облачение, вплоть до одежд знати, и цветовой гаммы – это все элементы византийской культуры. Даже хороводы, которые знать водила в своих теремах, по сути не славянские танцы, а хороводы брумалий, которые отмечались во дворце византийского императора хороводом с зажженными свечами. А затем император одаривал сановников золотом, а народ серебром и устраивал пышные пиршества для всего народа.
Нельзя утверждать, что религия является источником культуры народа. Она встраивается в культуру сверху, через знать, движется с ней и при этом всеми способами пытается уничтожить в народе свободомыслие, демократические начала и создать идейно-нравственный фон, удобный монархической сословной власти. Кроме того, христианство не обладает веротерпимостью как и все монотеистические религии. Все, что противоречит главной доктрине церкви, подлежит уничтожению. Таким образом, практически, все народное творчество попало под запрет. Вот поэтому и создалось впечатление, что русский народ не имел никаких традиционных культурных ценностей, кроме православия.
Я понимаю тех советских женщин, которые в чистоте и простоте душевной говорили: Я не знаю, в чем мне каяться. У меня нет грехов.» Они честно жили, работали, растили детей, радовались праздникам и печалились в горе, не копались в себе, выискивая греховные помыслы, греховное настроение, греховные поступки. Зачем им покаяние? Зачем всему обществу покаяние и мысль о перманентном человеческом грехе? И зачем нам ложь о культуре, которую создало христианство, хотя на самом деле культура постоянно воевала с христианством, пытаясь отстоять свою самобытность.
Те женщины не нуждались в религии, потому что были свободны духом, знали нормы нравственности и морали, руководствовались принципами гуманизма и обладали полным социальным равенством.
Теперь, в новых условиях богатства и бедности вновь становятся затребованными запретительные нормы религиозного права. Как выразился православный активист небезызвестный Юрий Задоя:
«Культура начинается с запрета. Русская культура уходит корнями в православие. Шесть из десяти заповедей имеют запрещающий характер, поэтому без них культуру не создать».
Да, без этих шести запретительных заповедей сделать человека рабом не удастся. Пришло время снова поставить человека в социальные и сословные рамки. Как и в античном мире, советский человек слишком много обрел свобод для себя как личности и социального равенства как члена общества. Человек вновь должен стать рабом. А для этого проповедь покаяния и запретов самая подходящая.
Но не только покаяния требуют новые православные. Возникает давно знакомая картина: разрушить, уничтожить, сжечь все то, что выходит за рамки регламента и канона. Художественная выставка, фильм, мавзолей Ленина, памятники советской эпохи, имена и фамилии советских деятелей, - все подлежит уничтожению. Почему? Это ли не повторение истории.



Tags: религия запреты ритуал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments