Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

свобода и духовные ценности


Обычно люди интересуются политикой, доходами и развлечениями. И редко кто умеет сравнивать, анализировать, понимать суть проблемы. Очень много стереотипов, внушенной пропагандой мешают человеку ориентироваться в настоящем, мешают сопоставлять слова и дела. Мне бы хотелось остановиться на некоторых очевидных моментах, настолько очевидных, что не нужно изучать истмат-диамат, чтобы понять их смысл и значение.
И первое – это понятие «свобода».
Свобо́да —состояние субъект, в котором он является определяющей причиной своих действий, то есть они не обусловлены непосредственно иными факторами, в том числе природными, социальными, межличностно-коммуникативными и индивидуально-родовыми.
Свобо́да — возможность проявления субъектом своей воли на основе осознания законов развития природы и общества.
И все люди почему-то уверены, что первое определение слова «свобода» - это то, что им надо. Свобода жить по запросам собственного желания, т.е. свобода от мира ради себя. Но поскольку подобное существование невозможно принципе в окружении природы и других индивидов, то у обывателя свобода «от» переходит в свободу «для», т.е. свобода осуществлять свои желания, первое из которых – богатство, дающее возможность неумеренному потреблению. Капитализм потому и является таким заманчивым и обольстительным, что провозглашает свободу в зарабатывании миллиона. Другое дело, всем ли доступен миллион и можно ли его заработать всем. Главное – возможность, мечта и вера. Каким-то образом, капитализм как и религия основан на вере в чудо: получить бессмертие за гробом (религия) или из нищеты шагнуть в богатство своими усилиями (капитализм).
Но что есть богатство? Когда мы задумываемся над этим, мы невольно начинаем понимать, что богатство не всегда обозначает материальный достаток. Человеческое общество создало массу нематериальных ценностей, именуемых культурой, первое из которых – знания. И все эти духовные ценности создавались в условиях второго определения свободы. Человек свободен тогда, когда он осознает свое положение, имеет возможность его изменить. Эту возможность дают знания. В них – настоящий капитал личности, а не в сиюминутных материальных благах.
Но есть еще одно условие свободы. Это возможность не думать с тревогой о завтрашнем дне .
Христос сказал: «Не заботьтесь о завтрашнем дне. Пусть завтрашний день заботится о себе сам». И не случайно многие говорят о том, что Христос был первый коммунист.
Это и есть настоящая свобода: культурное богатство и знания в условиях отсутствия страха за завтрашний день.


Подобную свободу всегда имели люди богатые. То, что сейчас выставляется достоинством купцов и рачительных помещиков: труд ради приумножения капитала, забота о деле или имении и т.п., по сути, является единственным необходимым условие быть человеком: трудиться. Но трудиться не для собственной мошны, а трудиться ради движения вперед. И когда труд, как и богатство, принадлежат лишь какой-то части общества, то ни о какой свободе говорить не приходится. Свободный труд для свободного человека – вот, что делает человека свободным. Богатый имел возможность трудиться и богатеть. Бедняк становился бедняком, теряя эту самую возможность трудиться, или превращался в раба, когда труд делался обузой и ярмом, не принося ни духовного удовлетворения, ни материального. Так трудится скот в хозяйстве человека, так трудились рабы античности, говорящие орудия, как их называли, так трудились крепостные на помещичьих полях и рабочие на купеческих заводах.
В чем же разница между рабским трудом и трудом тех же самых заводчиков? Не только доход составляет разницу. А прежде всего возможность удовлетворять свои духовные запросы. Участвовать в созидании культурных ценностей, в науке, творчестве. Иметь доступ к знаниям и богатству мировой культуры. Они делали осознанный выбор в пользу своего рода деятельности, а не чужой волей впрягались в трудовую упряжку.
Но если отменить богатство и свободу его приобретения, что может стать защитой личности от превращения ее в раба? Что гарантирует человеку свободу и доступ к жизни? Только право на труд, закрепленное наличием этого труда для каждого.
Многие, очень многие не согласны с подобной постановкой вопроса. Люди привыкли мыслить стереотипами. За время Советской власти, наслушавшись фрондирующей интеллигенции и собственных мещан-тунеядцев, они стали повторять только одну фразу из слов Сатина: «... Работа? Сделай так, чтоб работа была мне приятна — я, может быть, буду работать... да! Может быть! Когда труд — удовольствие, жизнь — хороша! Когда труд — обязанность, жизнь — рабство!».
Но он говорит и другие слова: « Работать? Для чего? Чтобы быть сытым? (Хохочет.) Я всегда презирал людей, которые слишком заботятся о том, чтобы быть сытыми... Не в этом дело, Барон! Не в этом дело! Человек — выше! Человек — выше сытости!..»
И далее: «Человек может верить и не верить... это его дело! Человек — свободен... он за все платит сам: за веру, за неверие, за любовь, за ум — человек за все платит сам, и потому он — свободен!.. Человек — вот правда! Что такое человек?.. Это не ты, не я, не они... нет! — это ты, я, они, старик, Наполеон, Магомет... в одном! (Очерчивает пальцем в воздухе фигуру человека.) Понимаешь? Это — огромно! В этом — все начала и концы... Всё — в человеке, всё для человека! Существует только человек, все же остальное — дело его рук и его мозга! Чело-век! Это — великолепно! Это звучит... гордо! Че-ло-век! Надо уважать человека!»
Да, слова замечательные. Но есть ли общество, в котором реализованы эти идеалы? Пока мир делится на богатых и бедных, пока одним доступно все, даже труд, а другим ничего, человек не обретет свободы, как он думает. Но если лишить богатых возможности богатеть и эксплуатировать своих сограждан, если устранить источник неравенства – частную собственность на средства производства, что останется для людей?

При условии устранения частной собственности защитить человека от произвола и рабства может только гарантированный завтрашний день. А когда это возможно? Только когда тебя никто не может лишить источника пропитания – труда. Капитал потому и создает безработицу, потому что она - самое действенное условие контроля за людьми и возможность их эксплуатации, ибо угроза голодного завтра делает человека конформистом, предателем, рабом.
Сатин видел труд лишь как источник пропитания, но он может стать и источником защиты и, как следствие, свободы человека. Труд, обеспечивающий человеку завтрашний день, дающий гарантию твоей жизни и процветания, позволяет тебе стать свободным. А основа этой свободы – твое свободное познание и культура.

Блага материальные – это блага, зависящие от прогресса. И то, что было недоступно в 70-е годы (телевизоры, стиральные машины, холодильники, машины), со временем стало доступно всем.

А вот блага культуры, блага, которые дают знания, это было доступно большинству с самого начала Советской власти. Но, к сожалению, никто их не использовал в полной мере. Более того, при всех рассуждениях о социализме, о благе или зле Советов, никто никогда не вспоминает доступность именно к богатству культурному и интеллектуальному.
И это богатство преподносилось всему народу с самого детства. Это и детские передачи по радио, и детские театры, и музыкальные школы, где училось очень много советских детей за символическую плату. И ведь обучение было полноценное. Это не только игра на каком-то музыкальном инструменте. Это музлитература, знакомство с историей музыки, с русскими композиторами и их наследием. Это сольфеджио, очень трудный предмет по гармонии. Это хоровое пение. Кстати, ни в одной европейской стране никогда не было музыкальных и художественных школ, а были лишь первоначально частные уроки, без сольфеджио, музграмоты и прочих предметов, возможных только при школьном методе обучения. Теперь у нас вслед за Европой в музыкальных школах нет больше обязательного сольфеджио, музлитературы и хора. Ведется узкоспециализированная подготовка к различным конкурсам. Общее музыкальное развитие – излишняя роскошь.
Но и те дети, которые не ходили в художественные или музыкальные школы, даже на уроках рисования и музыки получали знакомство со всем богатством мировой культуры. Были хоровые кружки, изостудии, театральные и танцевальные. Были смотры художественной самодеятельности, в которых участвовали дети самых разных возрастов и способностей. Через эту самодеятельность не только выявлялись таланты, но сами дети получали доступ к приобщению искусству.
Доступность театров, концертов, обязательное наличие филармоний во всех городах, где проходили выступления певцов, музыкантов, танцевальных коллективов позволяло людям во всех уголках страны при желании получить знания о мировой культуре, услышать оперу, посмотреть балет.
Часто симфонические оркестры весь летний сезон давали в парках и городских садах бесплатные концерты классической симфонической музыки. Были бы желающие.
На летние гастроли приезжали труппы оперных и драматических театров, театров оперетты и танцевальные ансамбли. Это в городах.
Но и по селам отправлялись артисты с гастролями. Помню нашего соседа пианиста и аккордеониста, который работал в филармонии, и постоянно выезжал по селам с концертами. К этим концертам он неизменно готовил «Танец с саблями» из балета «Спартак» Хачатуряна и увертюру к кинофильму «Дети капитана Гранта» Дунаевского. Произведения, которые сопутствовали мне все детство.
Книжные магазины были не источником прибыли, а источником знаний. И потому книги были в них на все интересы, а не исключительно детективы и женские романы, хорошо продаваемые для услады ленивых умов.
Огромное разнообразие было в магазинах грампластинок. Все жанры, все произведения от Рамо, Боккерини, Баха или Сибелиуса до народной украинской «Ой, на горе та женцы жнут», упомянутой еще Гоголем, можно было найти в них.
А библиотеки? Это только в умах очень ограниченных живет уверенность, что вся литература у нас была запрещена. Пока мы учились, мы в библиотеке перечитали все, что возможно по философии, истории и культуре. Читали и Ницше, и Фрейда, и Библию, и святого Августина. Если у тебя были определенные стремления и запросы, ты мог найти на них ответы.

Интеллигенция плачется о том, что цензура что-то запрещала или не позволяла переводить и издавать некоторых зарубежных авторов. А то, что она могла выбирать себе занятия по интересу, что ее дети получали наивысшие блага культуры, об этом она всегда забывала, считая получения культурных благ и работы по интересу собственной заслугой: мы такие талантливые и исключительные, что на самом деле являлось грубейшей ошибкой и заблуждением. Именно это самомнение и породило у нас слой недовольных интеллектуалов с фигой в кармане и уверенностью в собственной гениальности, которой нет выхода из-за цензуры и завистников-партийцев, борцов за выдуманную свободу, готовых при этом утопить ближнего и написать на него донос.
На самом деле наличие у нас в стране диссидентов показывает существование у нас подлинной народной демократии и социальной свободы, когда доступ во все области науки, культуры, исполнительского мастерства, управления и планирования получали люди по уму и способностям, а не по блату, родству или связям.
Понятно раздражение и возмущение некоторых представителей интеллигенции: человек, чьи родители достигли определенного положения, или кто на первых порах проявил какие-то способности, вдруг обнаруживает, что его обходит и на карьерной лестнице, и в науке, и в искусстве кто-то из низов, из обычных трудовых семей, без связей и родительского престижа. И обходит своим талантом, своими способностями, своим умом. Конечно, обидно.
Любой советский диссидент – это обиженный мещанин, которого кто-то обошел и получил награду, которую этот мещанин прочил только для себя. Обычная обывательская зависть и злоба делала зажравшихся звезд и корифеев ненавистниками страны, которая ценила не только имя и чьи-то родительские заслуги, но и ум, талант, творчество вполне объективно.
Отчего уехали Вишневская с Ростроповичем? Отчего выслали Солженицына? Отчего сбежал Владимир Максимов или Барышников с Нуриевым? Да все потому, что недодали, недооценили, помешали беспредельному «самовыражению», а потом уже от зависти и злости родились политические лозунги и клевета.
Мне очень долго было непонятны причины такой озлобленной клеветы на страну, давшую тебе возможность стать талантом со славой и гонорарами. Но ларчик просто открывался. Советское государство поощряло подлинный талант, искало умные и творческие личности, давало возможность такому, как Геннадий Белов стать вровень с корифеями эстрады вроде Аллы Пугачевой. Но только Аллочка ловко сумела мимикрировать вместе с системой перестройки. А такие честные истинно талантливые певцы как Геннадий Белов не смогли и не захотели. И теперь она может рассказывать небылицы о советском времени, забывая, что именно Советская власть – источник ее славы.

Кто из творческой элиты выступает сейчас против государства? Никто. И причина этого одна: где еще вульгарные бездарности и наглые ничтожества смогут получать премии, почести и славу? Сплошные знакомые знакомых, купленные папами или полученные за интимные услуги, за готовность к услугам за ложь и клевету премии и звездная слава. Представители этого слоя интеллигенции вполне довольны системой, потому что без нее их вытеснили бы и со сцены и из творчества талантливые и способные, а не услужливые и лицемерные. Более того, умудренный опытом капитализм прекрасно понимает, что не призвание, талант и самоотверженное служение выбранному виду деятельности, руководит нынешней интеллигенцией, а лишь надежда на приличные гонорары и славу. И власть имущие платят своей «содержанке» приличные гонорары. Но не в убыток себе. Ведь индустрия дорогих престижных брэндов, вилл и яхт – это всего лишь перераспределение прибылей внутри элиты. Но интеллигенция довольна. Зачем ей талант, творчество и культура, если эпатаж, вызов, скрывающие нищету души и творческую импотенцию, так удобны.
В результате мы имеем творческую культурную деградацию, которую почему-то приписывают злым масонам-разрушителям традиционных ценностей, либералам и атеистам. Но на самом деле это неизбежный процесс развития капиталистического общества, в основе которого лежит первое определение свободы, т.е. свобода от ответственности, от общежития, от морали и нравственности, чтобы единственным принципом жизни осталось материальное потребление.

Tags: интеллигенция труд свобода
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments