Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Европа и мы. Или что мы потеряли.

IMG_0859.JPG
На некоторое время пришлось отрешиться от нынешней российской действительности. Но вот она снова вокруг меня и унынию нет предела. Рассказывают ужасы про шведский парламент, который в очередной раз собирается принять что-то сверхбезнравственное и либеральное, раскрывают секреты европейской пропаганды, целью которой является демонизация России, ведут благочестивые дискуссии о Великом посте, о его смысле, о его пользе для души и тела.
Все те же обвинения в адрес Европы и Америки, то же убогое восхваление собственного упадка и нищеты, упорно именуемых свободой и предпринимательством, те же ничего не значащие новости, подаваемые как сенсация. И бесконечные «актуальные темы» со «свободой слова» в коллективном дискуссионном виде на совершенно отвлеченные предметы, умозрительного или агитационного характера с неотступными, как прогноз погоды, припевами о гадком и безнравственном западном либерализме очень сильно ненавидящем нас, русских, и наше великое отечество. Невольно вспомнишь Тургенева: «…сойдется десять русских, мгновенно возникает вопрос,… вопрос о значении, о будущности России, да в таких общих чертах, от яиц Леды, бездоказательно, безвыходно. Жуют, жуют они этот несчастный вопрос, словно дети кусок гуммиластика: ни соку, ни толку. Ну, и конечно, тут же, кстати, достанется и гнилому Западу. Экая притча, подумаешь! Бьет он нас на всех пунктах, этот Запад,- а гнил!»

Впрочем, европейские каналы ТВ мало чем отличаются от российских. Скучные сериалы, аналогичная реклама с местными особенностями, программы по географии и музыка-поп. Но есть и отличия. И отличия эти настолько примечательны, что невольно спрашиваешь себя: а не является ли наше формируемое всякого рода СМИ, отношение к Европе, как погрязшей в грехе либерализма, чьей-то спланированной акцией по промывке наших же мозгов.
Начнем с простого. Вот идет тот же сериал «Коломбо», что и у нас и даже в одно и то же время, так же как и одна и та же реклама лекарств или прокладок. Значит затраты и на рекламу, и на прокат фильма идут откуда-то вполне централизовано. Но, есть одно очень примечательное «но». Фильм дублирован, а не с текстом поверх оригинала. Значит и оплата его дороже, чем у нас, и впечатление более цельное, чем у нас. Так было во времена Советского Союза. И как ни странно, времена Советского Союза переместились сюда более ощутимо, чем воспоминания о нем у нас.
Здесь нет засилья экстрасенсов и мистических тайн по ТВ, нет глупых «Кривых зеркал» и нет трансляций церковных служб с чтениями молитв и «Добротолюбия» все дни недели.
Нет по ТВ бесконечных ток-шоу, но есть разумные передачи о собственных проблемах, возникающих по вопросам социальным и экономическим.
Здесь единая цена на лекарства, на медицинские услуги, на продукты питания. Даже на рынках нет смысла бегать по рядам, выискивая что-то более дешевое. И самое главное, качество продуктов в недорогих супермаркетах не ниже, чем в самых дорогих. Разница только в их наборе: повседневные продукты или деликатесы. Единообразие качества и фиксированной цены вполне себе советского образца, то, что мы давно потеряли, и в отношении качества товара, цены, всевозможного мошенничества и обмана, сравнялись со странами азиатскими или африканскими.
Как и в советское время, большинство магазинов и учреждений имеют обеденный перерыв с 13 ч до 14 ч. , а рабочий день – до 18 час. До 20-21 ч. работают только большие супермаркеты. Наши граждане теперь этому удивляются, работая по 10 – 12 часов в офисах и магазинах. А ведь еще совсем недавно советские граждане приходили домой в 6-7 ч вечера и успевали даже пойти в театр или кино, позаниматься с детьми или сходить к соседям в гости. Европейцы же до сих пор живут по советским стандартам, а мы – по африканским.
Везде, даже в церквях, не считая магазинов, кафе и вокзалов, бесплатный интернет и очень мало молодежи, которая не выпускает из рук телефоны. Такое впечатление, что никто не имеет друзей по переписке в соцсетях, никто не занят сэлфи или френдлентой. Открытые лица, свободные руки, прямо глядящие глаза.
Все автобусы и трамваи как в наше незабвенное советское время свободны от рогаток и турникетов, самообслуживание на доверии. Считывающие устройства у каждой двери: входи в любую дверь и не процеживайся по одному под контролем.
Вот мужские парочки, гуляющие по улицам. Вот едва прикрытый одной металлической стенкой, писуар для мужчин в тихом безлюдном переулке. Почему и то, и другое должно шокировать? Почему нужно считать Европу потерявшей нравственность?
Важна не сексуальная ориентация, а поведение. Разврат, распущенность, сексуальная невоздержанность не имеет ориентации. Они мерзки и оскорбительны в любом виде. Проституция гораздо худшее зло, чем сексуальная ориентация, а ранние браки с едва оформившимися девочками-детьми, которые якобы традиционны, и которые нельзя осуждать, потому что они – традиция, овеянная веками, самая настоящая педофилия, пережиток архаического рабовладельческого общества. Но их терпят, их если и осуждают, то с оглядкой и трепетом, потому что за ними стоят деньги богатых стран. А вот ругать европейцев за их толерантность всегда пожалуйста.
И открытый писуар гораздо чище и терпимее, чем вид человека, справляющего нужду на детской площадке или на аллее парка под деревом. Ведь не всегда по карману городскому бюджету строить туалеты в не слишком многолюдном месте. И не всегда мужчина может быть терпеливым.
Но есть и кардинальные различия в оценке событий, политики, морали и нравственности. Например, больной вопрос европейцев – это иммигранты. Проблемы иммигрантов обсуждаются по ТВ, тревожат граждан на бытовом уровне. И вновь, сходство с ушедшим советским образом мышления поражает. Пресловутая толерантность, вошедшая у нас в обиход как очередное ругательство и признак отвратительного явления –либерализма, на самом деле весьма и весьма похож на наш канувший в лету интернационализм. Европеец, объявляющий себя толерантным, отнюдь не готов смириться с уничтожением собственной культуры, нравственности, норм и правил поведения. Его возмущает отношение к науке и истории, как к фальсификациям и обману. Он понимает, что это способ плодить невежество и социальное неравенство. Его толерантность – это отсутствие расизма, нетерпимости, ярого национализма и шовинизма по отношению к другим народам, религиям, сексуальной ориентации. Как когда-то мы дружески встречались и с таджиками, и с кавказцами, и с прибалтами, так и европеец терпим и к чернокожим, и к арабам, и к азиатам, позволяя каждому сохранять свои национальные особенности, язык, культуру питания.
Но есть одно «но», снова пресловутое «но», суть которого европейцы в отличие от нас понимают очень хорошо. Это «но» заключается в религии. Никакой интернационализм или толерантность не выдерживают столкновения с религией. В советское время национальные особенности никогда не являлись поводом к раздору или национализму, потому что не были окрашены в религиозные цвета, приводящие к фанатизму. Именно религия разъединяет народы, требуя от каждого принесения в жертву традициям и ритуалу, свое дружеское отношение к чужой культуре.
Первоначально войны велись из-за богатства, влекущего к себе захватчиков. Разница вер не имела значения. Более того, она способствовала примирению с врагом, поклонившимся твоим богам. Рим нес через войны новый образ жизни, культуру и процветание завоеванным народам. Он принимал их богов и соединял их со своей властью и религией. Но однажды люди открыли, что один-единственный Бог может сделать их избранными. А став избранными, они уже не будут вынуждены оправдывать свои действия политикой, дипломатией, культурными ценностями. Стоит только признать, что все, кто отвергает твоего Бога, твои враги и мир окажется доступен для любых жестокостей и войн.
Библейский царь Давид поголовно вырезал населения городов, не щадя ни женщин, ни детей, исповедующих иную веру. Поклонение разным богам, а не единому Богу уже само по себе было достойно смерти, потому что поклонники единого Бога и в мыслях не имели приобщать другие народы к своему избранничеству. Никакого прозелитизма. Только полное уничтожение иноверцев - многобожников. Все просто и ясно. Позднее уже сами язычники, древние римляне оценили эту идеологию и объявили, что Карфаген должен быть разрушен, ибо там приносят в жертву детей. Никого не интересовала истина, никто не вскрывал экономические причины войны с Карфагеном, торговым монополистом региона. Его граждане просто верили в богов неправильно. И до сих пор древнеримский прием идеологической дискредитации противника остается для большинства ведущим.
Ну, а с империями инков и ацтеков оправдать себя конкистадорам было проще простого. Как и Карфаген, «ужасные люди-дикари», приносящие человеческие жертвоприношения, должны были быть уничтожены.
И почему-то никто не задумывается над тем, что публичные смертные казни преступников по своему способу (публичность) и виду ( отрубание головы, четвертование или сожжение) ничем не отличаются от чьего-то древнего ритуала. А сожжение ведьм и еретиков в принципе даже идейно ничем не отличается от жертвоприношения.
Древние германские племена вестготов и остготов разрушали Рим и его культуру только потому, что он был католическим, а они – арианами.
Религиозные войны не чужды и исламу. Только при жизни пророка Мухаммеда священная война в исламе велась против многобожников-арабов и тех, кто отступился от ислама. Но после его смерти она превратилась в войну против соседних государств и их религий.
Вот такая толерантность и интернационализм осуществлялись там, где жизнью людей руководила религия, где конфессии не могли уважать друг друга и признавать равенство прав каждого, но должны были навязывать всем только свой взгляд на жизнь. И взгляд этот заключался не столько в вере в Бога и его святых, сколько в исполнении определенного ритуала, запретов и обрядов, отдаленно напоминающих истину, но очень строгих и регламентированных во всех сферах человеческой жизнедеятельности.
Прошло очень много веков, пролилось немало крови, пока знания и просвещение не позволили людям понять, что не человек для субботы, а суббота для человека.
IMG_0613.JPG
И теперь европейцы вполне себе в духе Берлиоза из «Мастера и Маргариты» Булгакова, с гордостью говорят: мы – атеисты. В Бельгии всего 6% людей среднего возраста и 2% молодежи ходят в церкви. Священников выписывают из Азии и Африки, потому что местные семинарии пусты, в них нет набора. И дело не в том, что кто-то отказывается от своей культуры. Люди не хотят быть марионетками священнослужителей и их Бога. Они не хотят выполнять пустые ритуалы, соблюдать внешний регламент, тогда как духовная свобода позволяет им оставаться гуманистами, честными и справедливыми, культурными и знающими. Кампания по обвинению католических пасторов сыграла свою роль. Очень многие перестали видеть в священстве идеал и ушли из церкви, пораженной болезнью невоздержанности.
Даже Папа римский вынужден был сказать, что лучше быть атеистом, чем лицемерным католиком.
И вот в такое атеистическое, но нравственное просвещенное общество вливаются люди, отягощенные предрассудками, запретами, люди, питаемые идеями религиозного превосходства, чтущие запреты и регламент, именуемый верой в Бога. Они не хотят отказаться от своих традиций, которые составляют не только внешнюю сторону жизни, но образ мыслей и взглядов на жизнь. Европейская культура им чужда, а религия не допускает свободы поведения. Религиозная вера, не находящая соответствия в чужом обществе, но встречающая инакомыслие и иное поведение, превращается в фанатизм. И тогда толерантность вынуждена отстаивать себя, но как? Только перерождением в национализм. Уже не различия в вере будоражат умы и души, а разница свобод и несвобод, нравственный самоконтроль и ритуальные предписания. К сожалению, защищающий себя национализм не переходит в религиозное возрождение, не обращает в католиков людей, понявших ценность свободы совести. Все, на что готов обороняющийся национализм, это стать нацизмом, фашизмом, ставящим расовое превосходство во главу угла. И тогда он будет уже не оборонительным оружием, а наступательным.
И, наконец, отношение к русским. Оно нейтральное, даже безразличное. То, что у нас раскручивают якобы неприязнь европейцев к русским, страх и опасения, не касаются обывателей. Обыватель гораздо умнее и наблюдательнее, чем думают наши пропагандисты.
Европейцы очень хорошо знают, что Крым всегда принадлежал России и что Украина – это всего лишь часть России. Они не очень склонны видеть в Путине спасителя, потому что знают, что Путин, как и Англия, это послушные исполнители воли Америки.
Америку европейцы не любят гораздо больше, чем Россию. О России забывают, а вот Америку обвиняют и в том, что она разваливает Евросоюз, который дал возможность бедным странам вроде Ирландии, Португалии и Греции с Испанией значительно поднять уровень их жизни, за то, что она увеличивает размер европейских взносов на НАТО, пугая их Российской угрозой, за то, что она ведет политику дискредитации знаний и культуры, направленную на резкое разграничение социальных слоев населения (разве это искаженный взгляд на мир?)
Но вот сами русские, как представители нации, шокируют их лишь тогда, когда скупают виллы по побережью, когда ведут себя по-хамски и любят показывать свое богатство. Это любование собственной кредитоспособностью всегда считалось дурным тоном в Европе и за столетия отношение к нуворишам не изменилось. Здесь ценится благородство происхождения, культура, образование. В Советском Союзе тоже ценилось образование и культура. Никогда школьников-отличников не унижали презрительным прозвищем «ботаник», никогда университетское образование не считалось пустой бумажкой.
Один французский студент спросил меня: «Почему богатые русские такие злые?» Его мнение сформировалось не под влиянием СМИ, а при посещении нашей столицы. И как ни горько признавать, но его слова - чистая правда. Это трезвый взгляд культурного, не зашоренного человека.
Это мощный Советский Союз пугал европейца, в то время еще верящего своей пропаганде. Да и как было не верить, если страна Советов была ведущей державой всего мира, если ее ракеты и ее граждане летали в космос, спортсмены побеждали на Олимпиадах, артисты оперы и балета не перебегали в захолустные европейские театры, а давали внушительные концерты по всему миру, удивляя и поражая мастерством и яркостью европейские интеллектуальные круги, довольствовавшиеся до этого только тем, что было доступно им по месту жительства.
Я не воспеваю Европу. Я не пытаюсь показать ее только с положительной стороны. Проблемы есть везде и всегда, ибо жизнь не может течь в одном русле. Но мне хочется подчеркнуть именно те особенности современной европейской жизни, которые совсем недавно во многом были и у нас. Социализм – это не фантазии марксистов или ошибки русских революционеров. Социализм – это начало разумного взвешенного подхода к человеческим взаимоотношениям, к культуре, религии, толерантности или интернационализму. Да, социализм требует отказа от частной собственности на средства производства, иначе алчность и циничный расчет убьют любое здравомыслие. И этот отказ рано или поздно произойдет. Но вот мелочи быта, просвещение, культура, здравомыслие, перечеркивающие любые формы религиозного фанатизма, любые виды нетерпимости и национализма начинаются уже здесь и сейчас.
Когда-то Европа опередила нашу Русь в развитии культуры и просвещения. Но Советский период оказался настолько высокой точкой в развитии человеческого общества, что Европа только сейчас оценивает наш вклад в свободу совести, толерантность, взаимоуважение, развитие наук и культуры, доступность всех духовных и эстетических благ. Мы должны понимать, что Европа еще полвека назад не была столь свободной и демократичной. Нам, с высот нашего Советского периода не всегда понятен их либерализм. Ведь у нас не было ни сословных рамок, ни жестких религиозных традиций. Не стоит об этом забывать.
Потому и хочется обратиться ко всем: ребята, ведь у нас было все то, что приобрели сейчас европейцы. Было здравомыслие, наука, свобода совести, уважение и главное, равное социальное положение всех граждан. Пусть европейцы боялись нас, веря своей пропаганде, но они и восхищались нами, а страны третьего мира видели в нас защитников и помощников. Но мы все обменяли на ширпотреб, на виллы и лимузины для избранных, на жалкое право всем остальным стоять со свечкой в церкви, соблюдать посты, а для самоуспокоения покупать сто сортов фальсифицированной колбасы и верить в то, что Европа дрожит перед «великой» Россией.
Мы даже не задумались над тем, что все материальные блага с развитием науки и техники рано или поздно становятся всеобщим достоянием, а вот доступность образования, медицины, работы по призванию, достойной зарплаты, достойного досуга может и не быть даже при ста сортах колбасы.

Tags: Европа реальность СССР свобода
Subscribe

  • Цветовая палитра истории.

    Сравнили послевоенные статьи в западных СМИ с нынешними «Внимание, внимание! Говорит Прага, Прага говорит! Пришлите самолеты с танками!».…

  • Идеология хамства и вседозволенности

    По всей стране идут нападения на памятники павшим в Великой Отечественной войне Игорь Олин Целая серия актов вандализма…

  • Как Иван Тургенев со всеми поссорился

    С овременники писали, что Иван Тургенев был вежливым и интеллигентным человеком и строго соблюдал этикет. Однако добрые отношения ему удавалось…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments