Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Categories:

Историческая необходимость и память

Очень многие критики СССР совершенно не понимают того, что критикуют. Они видят только какие-то частные неудобства для личности, принуждение к правилам в определенных социальных условиях. И эти правила им не нравятся. На основе своей нелюбви к правилам и пониманию свободы как своеволия, они пытаются доказать, что СССР – империя зла. Но именно этим они показывают, что направленность социального эксперимента по созданию справедливого общества была верной.
Итак, что мы имеем? Думаю, никто не будет отрицать, что человек – биологический вид, и как любому биологическому виду ему свойственен набор определенных врожденных инстинктов: размножение, питание, выживание. Но коль скоро эволюция позволила ему обзавестись сознанием, членораздельной речью и трудовыми навыками, он перешел из состояния чисто биологического в состояние социально-биологическое.
Нашу личность формируют уже не инстинкты, а социальная среда. А социальная среда это условия жизни, в которых оказывается человек, благодаря развитию трудовых экономических отношений. Экономика определяет очень многое. Были условия жизни трудные, вся экономика заключалась в собирательстве и охоте, и условия жизни, социальная среда были единообразны и просты. Стали выбираться из примитива, приручили животных, научились пахать и сеять, лепить горшки и делать ткани. Изменилась, усложнилась социальная среда. Началось разделение труда, начался товарный обмен, появилось оружие. Но это очень примитивный пересказ основных начальных моментов развития человеческого общества. Суть не в иллюстрациях и повторениях труда «Происхождение семьи, частной собственности и государства», а в том, что среда формировала личность, нравилось ей это или нет. Общество принимало свои законы и условия собственного состояния, не взирая на личность.
Когда-то психология человека формировалась с сознанием того, что раб – это говорящее орудие труда. Потом сознание человека переместилось в представления о едином Боге и справедливости как Его атрибуте. А тот, кому не нравились новые правила, приводился к общему знаменателю силой. И таких «общих знаменателей» в истории человечества очень много. Но было и нечто общее: частная собственность, власть богатых, становившихся богатыми за счет ограбления своих соплеменников: торговлей, властью, сословностью, религией,- не суть важно. Главное, были избранные и были все остальные. Избранные получали все, остальные - по случаю, по прихоти судьбы и Божьей милости.
Вполне логично предположить, что частная собственность на средства производства является главным источником несправедливости распределения благ в обществе. Дело можно исправить, создав систему, где не будет собственности, но будет всеобщий труд и распределение доходов по труду.
Да, СССР создавался как первое бесклассовое общество без частной собственности на средства производства. И чем граждане недовольны? Тем, что каждого отдельного гражданина не спросили, хочет он или нет строить социализм? А понимает ли отдельный гражданин, что это такое? Мы ведь не спрашиваем детей, хотят они учиться или нет, хотят они лечиться или нет? Мы знаем, что в цивилизованном обществе во все времена знание и просвещение были ценным капиталом. Оставлять ребенка неучем - ни в наших, ни в его интересах. И если он этого еще не понимает, то метод принуждения здесь необходим. Со временем он поймет.
К моменту начала 20 в. общество России и Европы достигло уровня развития, при котором частная собственность не являлась необходимым источником развития и процветания. Социализм был возможен. Нужна была воля, и она нашлась в лице большевиков. Создание бесклассового общества как необходимости и блага для большинства пришло не сразу, но все-таки пришло.
Победа Красной Армии в гражданской войне и полный проигрыш белых и интервентов яркое доказательство того, что народ на собственном опыте и практике понял, на чьей стороне правда и при каком строе он получит «свободу, равенство, братство», а при каком нищету, бесправие и невежество по старому образцу.
Страна на основе всеобщего образования, труда и справедливого распределения доходов достигла вершин процветания, возможных на тот момент. И если кто-то на начальном этапе постоянно выражал несогласие с новыми условиями бытия, то власть имела полное право принудить его к соблюдению общих правил. Формировалась новая социальная среда, а в ней – новый человек.
Когда-то христианство вытеснило язычество. И разве оно учитывало желание или нежелание отдельных групп? Ставшая ведущей, идеология христианства записывала язычников во врагов народа, уничтожая их книги, библиотеки, храмы и искусство. Затем очередь дошла до своих единоверцев, посмевших увидеть в Христе и Его учении нечто иное, чем принято было на Семи Вселенских Соборах. Огнем и мечом были полностью уничтожены катары – альбигойцы, вальденсы, несчетное количество «ведьм» и «колдунов». Некоторые защитники христианских методов приведения к общему знаменателю, пытаясь оправдать гонения инквизиторов на науку, говорят, что Джордано Бруно был не просто ученым, но еретиком. Будто это является оправданием сожжения.
В этих условиях довольно-таки странно слышать недовольство людей тем, что в СССР была проведена коллективизация. Это была вынужденная, продиктованная условиями резкого падения продуктовой безопасности страны из-за уменьшения товарного производства, саботажа и диверсий, мера. В то же время это стало своего рода показателем того, насколько психология малограмотного мелкого частника, пусть в облике крестьянина, отстает от общего уровня развития страны. Бороться с этими взглядами можно было только методами принуждения к новому образу жизни, повышением культуры и благосостояния страны.
Нет нужды оправдываться перед нынешними поклонниками частной собственности. Она сформировала психологию и мировоззрение очень большого количества людей, но наличие подобной психологии не доказывает ее правоту. Изменяются социальные условия и с ними вместе человек и его психология. Все, что проводилось в СССР, было попыткой формирования новых условий быта и новой психологии человека. Во многом это удалось.
Теперь же мы наблюдаем, как новые социальные условия возрожденной частной собственности, способствуют возврату к тем порокам, от которых мы избавлялись 70 лет. Не духовная свобода личности воцарилась в обществе, а свобода порока, безответственности и произвола, свобода лишать граждан работы, лечения, знаний, достатка. Что же касается методов, то они все те же: приведение к общему знаменателю, где силой, где вынужденной нищетой и бесправием. Только знаменатель уже далек от социальной справедливости. Он все больше устремляется к Божественной справедливости за гробом, а на земле дает право быть богатым или бедным без надежды на справедливость и равенство.
Никогда, ни в одном обществе единицы недовольных не являются причиной для пересмотра социальной политики. В случае недовольства оттесненных от власти и прибыли кланов элиты, у них всегда есть надежда на реставрацию. Так, монархия восторжествовала после Кромвеля и предала его память не только забвению, но и поруганию. Так была восстановлена монархия во Франции после поражения Наполеона, а сам он оказался в изгнании, осужденный как преступник. Так поступают теперь новые капиталисты по отношению к памяти СССР. Но история – дама справедливая. Она не мирится с чьими- то частными интересами. И не смотря на все фальсификации, она все-таки способна объективно оценить те или иные периоды в жизни цивилизаций и оправдать действия личностей во власти.
Если коротко и ясно: ни СССР, ни его защитникам не имеет смысла оправдываться. В тех исторических условиях и при тех идеях, которые честные люди исповедуют до сих пор, все делалось правильно. А без ошибок – один Господь Бог, и тот в умах ограниченных.
Но не могут, не могут жадные собственники смириться с мыслью, что было совсем недавно государство, свободное от алчности частной собственности. И не только было, но и показало пример своей жизнеспособности. И хочется им доказать, что все в нем было ненормально, от правителей, до граждан и их жизни. Кропают массу фальшивок, скрупулезно подобранных провокационных материалов, чтобы никто не подумал, что так было и должно было быть . Cujus region eius religio. Но уж очень хочется сказать: во все времена все было замечательно, только СССР явился злом. Да, он стал искоренителем паразитизма, эксплуатации и ворованных капиталов. Именно этого и не могут простить ему новые капиталисты и их прислужники-демагоги.
Вот пишет журналист в газете «Православие и мир»:
Если репрессии забываются – то уходит и чувствительность ко злу, к несправедливости. А если воспринимаются как явление досадное, но необходимое, вроде «невиновных не наказывали» и «лес рубят – щепки летят» – значит, неминуемо повторение.

Как только в рассуждениях появляется «зато» – это даже не скрытая, а явная поддержка убийств и беззакония. И если принимаются рассуждения «При Сталине целые народы выселяли зимой в степь (будто депортацией во время войн никто и никогда не занимался) зато страна стала сильной» или «Громадные потери, зато высоту взяли» – значит, безжалостность и восприятие людей как средства, которым можно пренебречь, будут перенесены и в наше время.
И, наконец, память должна быть действенной. И зарастающие бурьяном могилы солдат в покинутых селах под Смоленском или Псковом, и безвестные рвы под Воркутой или Карагандой достойны благодарной памяти, почитания и просто ухода».
И это пишет человек, называющий себя христианином и православным. Ну, кстати, то, что так пишет православный, ничего удивительного нет. Для нынешних православных у нас в РФ нет большей чести, чем оплевать собственное прошлое и излить ненависть к Союзу Советских Социалистических Республик.
Удивительно, но факт: подобное отношение к советскому прошлому – это явное свидетельство того, что ни православие, ни нынешний либерализм не стоят на стороне народа. Нет лучшей агитации против нового строя и новых религиозных ценностей, чем собственные слова их защитников.
Это до какой степени нужно иметь извращенное представление о добре и зле, сколь сильно ненавидеть строй, давший равенство всем слоям населения и достойную жизнь, чтобы призывать к вечной памяти исторических фактов, объективно свойственных всем эпохам и периодам существования цивилизаций.
С появлением частной собственности и монотеистических религий нет дня без войн, репрессий, уничтожений целых народов и культур. Сам Христос сказал, что пришел принести не мир, но меч, что восстанет брат против брата и отец против сына. Так почему же люди, исповедующие Христа как Бога, признают Его слова правыми и стремятся исполнять наиболее последовательно Его слова не о любви к ближнему, а только те, которые разделяют общество: кто не со мной, тот против меня, во все периоды существования христианства? По их мнению: цель оправдывает средства, но цель не человеческая, а Божья. Под эгидой Бога можно творить любые беззакония и насилия. Что «Позволено Юпитеру, то не позволено быку» - это их логика. Но в таком случае исполните и другие слова Христа: «не судите, да не судимы будете». Вспомните о второй щеке, подставленной для новой пощечины, вспомните бедного Лазаря и богача. Но нет. Цель у них одна: уничтожить память о великой народной стране, о строе, освободившем без помощи Божией народы от национальной и религиозной розни, от несправедливости, бесправия и безграмотности.
Нет в нашем нынешнем православии ни Бога, ни веры. Остались только лицемерие, ханжество и откровенная политика защищать богатство от посягательств бедных.
Нужно всем нам раз и навсегда отказаться от извинений, от пресловутого «зато», которое так раздражает автора, а сказать так, как это есть на самом деле: несправедливость рождает ответную реакцию. А все общественные системы до октября 1917 г. были крайне несправедливы и жестоки. Не мы начали войну и не мы помнили о богатстве больше, чем о честности и долге перед Родиной. Когда-то в советском фильме герой В.Высоцкого сказал: «Нет наказаний без преступлений». Говорить больше не о чем. А православные пусть еще раз честно вспомнят слова Христа: «Пусть мертвые хоронят мертвых», и подумают над их смыслом.
Да, есть историческая память, но она бывает очень разная. В бельгийском городе Ипр каждые выходные и праздники в восемь часов вечера звонит колокол в память о жертвах Первой мировой войны, самой страшной и кровопролитной для Европы. Они помнят павших воинов и проклинают войну. Но никто и никогда не вспоминают ни заслуги, ни ошибки своих правительств, не порочат их имен и не требует вечно помнить зло.
Не о памяти думает журналист и его социально близкие круги, не о борьбе со злом, а о возможности того, что «неминуемо повторение». Они понимают, что рано или поздно придется расстаться с благами, заработанными «непосильным трудом, с яхтами и виллами на Лазурном берегу, с заводами и нефтяными скважинами. Сталин – это синоним благ для народа, а не для избранных. Вот потому им так хочется, чтобы память о нем и его времени превратилась в страшилку для подрастающего поколения. Вот потому они готовы забыть всемирную историю и твердить только об одном периоде, страшном для них, для их алчных лицемерных душонок, для их придуманной элитарности. А православие – очень удобный союзник, как и любая религия: кто проверит глубину и истинность твоей веры? А вот внешний ритуал, соблюденный по всем правилам, многим и очень многим застит глаза на правду.

Tags: социальная среда экономика формация
Subscribe

  • Музеи и РПЦ

    Директор одного из петербургских музеев призывает составить список культурных объектов, не подлежащих передаче РПЦ МП Директор Государственного…

  • Ошибочка вышла

    В ряде публикаций был ошибочно атрибутирован католический храм Лиссабона, в котором будут совершаться службы РПЦ МП Ошибка попала в сообщение…

  • — Из Интернета —

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment