Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Виражи на путях примирения.

В этом году к удивлению день 8 марта прошел без заливистого лая всех, кто так яростно отрицал этот праздник в предыдущие годы. Уж не в самом деле начался период примирения и забвения обид?
Молчит даже А.Кураев, который первым кинул в 8 марта ком грязи, считая, что нет ничего страшнее для народа, чем заподозрить женский день 8 марта в идейных связях с еврейским праздником Пурим. И это писал тот, кто верой и правдой служит Христу и почитает самым великим праздником праздник Пасхи, который даже названием является еврейским праздником.
Почему христиан не обвиняют в «злонамеренности»? Да потому что они говорят о новом понимании праздника Пасхи, не ветхозаветном, а новозаветном. Так зачем они заведомо считают, что Клара Цеткин увековечивала именно Пурим, не назвав его при этом и сама, являясь не религиозной фанаткой, а всего лишь честной социал-демократкой, борющейся за права женщин? Это были новые праздники, новые, на таких же условиях, что и христианкая Пасха Новая.
Оказалось, что православные все-таки не забыли своего любимого занятия.

Но вот празднуют иудеи Пурим. Что здесь ужасного или похожего на новые советские праздники?

Праздник Пурим в Израиле.
А сколько языческих праздников было перестроено на христианский лад, что ничуть не меняет отношение к ним населения. Это и Масленица,

и троицкая березка

и день Ивана Купалы…

Что происходит в отношении ложных традиций с людьми, это отдельный вопрос Стоит вспомнить рассказ в исполнении Миронова о съемках летней сцены зимой и посмотреть на нынешние съемки у крещенской проруби. Чудесные метаморфозы.

Почему не пойти по пути собственной логики и не увидеть в старом празднике новый смысл? Да потому, что задачей пишуших является дискредитация, а не истина. И они нагромождают одну ложь на другую, не заботясь о логике и фактах. Ведь для утверждения того, что 8 марта – это еврейский Пурим, нужно по меньшей мере два фактора: заявление о пересмотре старых праздников и ритуалов, либо исповедание Кларой Цеткин иудаизма. Ни того, ни другого нет. Но есть очень большое желание дискредитировать советский менталитет и советские праздники.
Но нет. Какое там примирение. Затишье, видимо, вызвано было скудостью фантазий антисоветчиков, да страхом, что невзначай нарушат новую установку на тихий праздник. Но праздник прошел и тут же отыскивается новый пасквильный вариант по дискредитации международного праздника трудящихся женщин.
По церковному календарю 9 марта праздник 1-го и 2-го обретения главы Иоанна Крестителя. О ужас, это после 8 го марта! «Да, голь на выдумки хитра» И вот пишется огромный опус с доказательствами злого умысла бедной Клары Цеткин, которая ни сном, ни духом, а вернее ни по религии, в которой воспитывалась, ни по убеждениям, никак не могла быть причастна ни к иудаизму, ни к православию, тем более, что по датам наши 1-е и 2-е обретения никак не совпадают с католическими или протестантскими (да у протестантов их и нет)
Глупость всегда была и останется глупостью. Уж если быть такими «кровожадными евреями» как революционеры, то нужно быть и последовательными. Им следует приурочить свой праздник к 11 сентября. Ведь именно 11 сентября постный скорбный день у православных – Усекновение главы Иоанна Крестителя. Но нет. Революционеры почему-то выбрали весну и ее радость новой жизни, а не унылый отцветающий сентябрь. Да, а весной «линяют многие звери. Не линяет только солнечный зайчик». И начались накладки и провокации: весна, начало жизни, а тут Великий Пост и скорбь. Весна, солнце и радость, а здесь обретение главы Иоанна Предтечи. Весна, полная жизни и любви, майские праздники мира и труда, а тут если не пост, то страдания какого-нибудь святого. Ведь по святцам на все дни года приходится память не только преподобных, но и мучеников.
Вот и разбирайся потом, что совпало по злому умыслу, а что нет. Вообще, дни в году ни прибавляются, ни убавляются. Рано или поздно какие-то скорбные даты совпадут с чьей-то радостью, а радостные даты – с чужой скорбью. Ведь ребенок может родиться и в Великий Пост, и к всеобщей досаде, в Страстную седмицу (и хоть эти даты непостоянны, сути дела они не меняют). А умереть близкий человек может в дни пасхальной радости. Что делать? Только одно: обязать всех быть православными, не иметь супружеской близости в течение всех постов, не рожать в пост, или, по меньшей мере, не отмечать детям дни рождения. Пусть скорбят, что родились не в том месяце, в котором празднуют дни рождения. А родственникам, потерявшим близкого человека на Светлой пасхальной седмице, говорить, что они должны не печалиться, а радоваться, так как их близкий прямиком попал в рай.


Но одно дело политика и ее расчет, когда по методике Геббельса, чем невероятнее ложь, тем легче в нее поверят. Подобный прием рассчитан всегда на скорую победу, после которой, по выражению тех же мыслителей, «победителей не судят», несмотря на ложь, которой они прикрывались. И совсем другое, мелкая злобная пропаганда нетерпимости и фанатизма. Она не приносила и не принесет пользы никогда, потому что всегда бумерангом возвращается к ее сочинителям. Почитаешь подобные измышления и разочаруешься в методах религиозной пропаганды. Напрасно люди берутся за подобные фантазии. Не веру они укрепляют, а лишь недоверие, и пропагандируют не свои ценности, а собственную несостоятельность.
Равно или поздно, приходит время, когда ложь, какой бы милой победителям она не казалась, будет разоблачена.
К сожалению, очень много нынешних журналистов, политологов и прочих деятелей, привыкли выполнять свою работу, не думая о логике. Просто пишут, повинуясь инстинкту защищать собственные позиции ложью.
Не лгать опасно. Времена меняются. Лучше признаться честно, как когда-то писали церковные иерархи, находясь в Соловецких лагерях.
« Церковь не касается перераспределения богатств или их обобществления, так как всегда признавала это правом государства, за действия которого не ответственна. Церковь не касается и политической организации власти, ибо лояльна в отношении правительств всех стран, в границах которых имеет своих членов. Она уживается со всеми формами государственного устройства от восточной деспотии старой Турции до республики Северо-Американских Штатов. Это расхождение лежит в непримиримости религиозного учения Церкви с материализмом, официальной философией коммунистической партии и руководимого ею правительства Советских республик.
Церковь признает бытие духовного начала, коммунизм его отрицает. Церковь верит в Живого Бога, Творца мира, Руководителя его жизни и судеб, коммунизм не допускает Его существования, признает самопроизвольность бытия мира и отсутствие разумных конечных причин в его истории. Церковь полагает цель человеческой жизни в небесном призваний духа и не перестает напоминать верующим об их небесном Отечестве, хотя бы жила в условиях наивысшего развития материальной культуры и всеобщего благосостояния, коммунизм не желает знать для человека никаких других целей, кроме земного благоденствия. С высот философского миросозерцания идеологическое расхождение между Церковью и государством нисходит в область непосредственного практического значения, в сферу нравственности, справедливости и права, коммунизм считает их условным результатом классовой борьбы и оценивает явления нравственного порядка исключительно с точки зрения целесообразности. Церковь проповедует любовь и милосердие, коммунизм - товарищество и беспощадность борьбы. Церковь внушает верующим возвышающее человека смирение, коммунизм унижает его гордостью. Церковь охраняет плотскую чистоту и святость плодоношения, коммунизм не видит в брачных отношениях ничего, кроме удовлетворения инстинктов. Церковь видит в религии животворящую силу, не только обеспечивающую человеку постижение его вечного предназначения, но и служащую источником всего великого в человеческом творчестве, основу земного благополучия, счастья и здоровья народов. Коммунизм смотрит на религию как на опиум, опьяняющий народы и расслабляющий их энергию, как на источник их бедствий и нищеты. Церковь хочет процветания религии, коммунизм - ее уничтожения. При таком глубоком расхождении в самых основах миросозерцания между Церковью и государством не может быть никакого сближения или примирения, как невозможно примирение между положением и отрицанием, между да и нет, потому что душою Церкви, условием Ее бытия и смыслом Ее существования является то самое, что категорически отрицает коммунизм.»

Но кто из нынешних иерархов может подписать это послание? Только в пылу политических страстей в 1926 году православным иерархам мерещился «призрак коммунизма». В нем и только в нем они видели зло. А оказалось, что коммунизм совершенно ни при чем. Не его идеи они обличали, а вполне себе лояльные к церкви идеи и идеалы либерального общества, капиталистического общества, далекого от всякого коммунизма.
Высказаться сейчас так, как в 1926 г – значило бы требовать ликвидации всего капитализма в целом. Но прочтите еще раз послание.
« Церковь не касается перераспределения богатств или их обобществления, так как всегда признавала это правом государства, за действия которого не ответственна. Церковь не касается и политической организации власти, ибо лояльна в отношении правительств всех стран, в границах которых имеет своих членов.»
Чудеса. А по нынешним упрекам Советской власти можно подумать, что именно вопрос перераспределения богатств или их обобществления, как и политическая организация власти является самым главным, не дающим покоя всем новым властям до сих пор. Но нет. Прежние иерархи не обвиняли власти в экспроприации, не высказывали мнение о русском народе как о «Шариковых», которым нужно все «отобрать и поделить». Они даже изъятие церковных ценностей не вспомнили. Они знали и понимали только духовно-нравственную сущность спора материализма и религии. Что же случилось теперь?
А случилось то, что капитализм в еще большей степени материалистичен, чем коммунизм, пребывающий как тогда, так и сейчас только в теоретической разработке.
«Порвалась связь времен». И вот на сцену выходят уже не идейные расхождения, а элементарное стремление доказать, что у нас все хорошо, а у вас все плохо. Для подобного способа мысли подойдет любая фальсификация, лишь бы она сильнее поражала воображение обывателя.
Идея переделки «Сказки А.С.Пушкина «О попе и его работнике Балде» развития не получила. Нужно придумать что-нибудь новенькое.
И вот уже какой-то малограмотный пиит, не понимающий, чем отличаются стихотворные размеры, почему Маяковский – гениальный революционный поэт, кропает стишки в стиле Демьяна Бедного и пытается выдать их за стихи Маяковского. И того не понимает, что уже сам размер стиха, его абсолютная примитивность, не свойственная Маяковскому, с головой выдают подделку. Впрочем, может быть он и сознает, что пишет вздор, но надеется на Геббельса: чем невероятней ложь, тем скорее в нее поверят. А скорее всего, что не обладая талантом и не имея возможности приблизиться к величию и значимости поэтического стиха Маяковского, ему просто не под силу сочинить нечто похожее. Главное, чтобы было за что зацепиться: «вот такие ужасные стихи о царе написал. Убрать его из школьной программы!»

Да, осталось изгнать все, что было талантливого, честного, искреннего и оставить скуку и уныние ложных представлений о нравственности и духовности
Не о том мечтали Соловецкие затворники, чтобы их потомки, забывшие и Евангельские истины, и духовную чистоту, сменили идеалы на конъюнктуру и дешевую популярность.
Признайте, что то, что «категорически отрицает коммунизм», теперь отрицает весь новый мировой порядок. Вот с ним и боритесь, а не плюйте в память тех, кто давно ушел в историю. И изменить ее не в силах никакие провокации, ложь и фальсификации.
Tags: 8 марта церковные праздники стихи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments