Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Искусство кино

Почему наши сериалы и фильмы так уныло скучны и безнадежны в плане художественной ценности? Дело в том, что какой бы мы жанр ни брали, даже фантастику (научную, про гоблинов и пр.) кроме законов жанра в произведении так или иначе отражается социально-экономическая ситуация в обществе. Коль скоро наше общество пошло по пути социального неравенства, частной собственности и капитала, то и речи быть не может о сохранении прежних демократических принципов равенства между всеми слоями общества. Сейчас мы имеем дело не просто с бедными и богатыми, но с классами эксплуататоров и эксплуатируемых, т.е. собственников и наемных работников. Может ли быть между ними равенство, тем более, что любовь ни при каких обстоятельствах не выравнивает их в отношении собственности. Любая сторона мужская или женская в таком союзе, не имея собственности, попадает в зависимость от другой, а проще – продает себя, превращаясь в такую же собственность покупателя, как и любая вещь. Эта мысль заложена в романе Голсуорси «Сага о Форсайтах». Но почему-то большинство наших граждан поверило английскому сериалу «Саги», поставленного с перемещением акцентов с социального плана на чисто личностный. И замысел автора оказался размытым. А ведь уже в то время капитализм заявил о себе как о враге равенства. О равноправных отношениях, тем более об искренней любви речи быть не может. Даже если первый шаг был сделан под натиском чувств. Прозрение и охлаждение придут очень скоро.
Браки между богатыми и бедными всегда были любимой темой литературы со времен ее появления как части языковой культуры. Но не следует забывать, что как правило речь шла о браках внутри одного и того же класса. Обедневший аристократ, влюбляясь в богатую наследницу или принимая ее любовь, не всегда грешил расчетливостью. Дело в том, что и муж и жена происходили из одного и того же сословия. И при этом богатство не всегда значило больше, чем знатность. Богатая наследница получала титул мужа, уравнивая себя с ним в правах на социальной лестнице, а не наоборот.
В наше время поверить в искренность чувства бедного молодого студента к дочке богатого нувориша, очень трудно. Расчет всегда играет роль в подобных отношениях. Более того, ни о каком паритете говорить не приходится. Неравенство материальное накладывает очень сильный отпечаток на всю семейную жизнь, на взаимоотношения супругов, постоянно ставя вопрос об искренности чувств.
Но есть еще один, специфически наш, оттенок социальных взаимоотношений в обществе, которого не знает Европа. Это разница культурного облика богатых и бедных. Обычно, хорошее образование поднимало человека из небогатого слоя именно значимостью его интеллекта, делало его равным с элитой. У нас же произошла невиданная девальвация знаний и культуры. Некогда единое социально, но разное по уровню образования, занятиям семьи, общей культуры, традиций и правил поведения, общество распалось на классы. И как в период первоначального накопления капитала на поверхности оказались люди либо карьеристы, либо спекулянты, либо мелкие собственники с психологией кулака. Девяностые годы вообще превратили рвущихся к богатству граждан в бандитов. Подобное не проходит бесследно. Мало того, в семье полностью отсутствует климат духовно-нравственной чистоты, где о любви говорить не приходится.
Падение экономическое привело к падению ценности знаний и образования. Слой бывших младших научных сотрудников превратился в слой граждан, с которыми незачем церемониться и у которого не стоит учиться ни культуре, ни нормам поведения. А без образцов для подражания очень трудно шагнуть в новую культурную среду.
Отчего дети наших нуворишей, именуемые мажорами, так безнадежно наглы, циничны и не имеют никакого отношения к культуре своего народа? Да все потому, что их семьи формировались вне традиций, культуры и осознания ценности знаний. А благие намерения их отцов стать элитой и солью земли без воспитания и культуры, так и останутся намерениями.
Недавно в память о режиссере-мультипликаторе Эдуарде Назарове был показан документальный фильм. В нем Э. Назаров говорит о том, что важна не просто тема. Темы во все времена одни и те же: любовь-ревность, страдание - радость, рождение-смерть Важно не ЧТО снимаешь, а КАК. Справедливо. Но это при условии неизменного состояния общества. Когда же оно от равенства и свободы перешло к неравенству и закрепощению духовно-нравственному, то уже и ЧТО и КАК не могут ответить на заданный вопрос о благе, любви и красоте. Вновь приходит время становиться искусству классовым, а не выращенной в пробирке в качестве суррогата любви-ревности в условиях богатого особняка или заграничных экзотических пейзажей.


Талантливый режиссер Рязанов в новой России решил воссоздать свои лучшие ленты, переместив прежний сюжет в изменившуюся обстановку. Эксперимент не удался. Ремейки шокируют не только скучной игрой актеров, но лживой насквозь ситуацией, в которых действия героев становятся нелепыми и алогичными. Почему? Режиссер растерял талант? Актеры – сплошь неудачные статисты? Нет. Нельзя перенести время и человеческие взаимоотношения, рожденные одной эпохой в другую. Нельзя создать современного «Идиота» или «Гамлета», хоть режиссеры с упорством маньяка пытаются это сделать, чтобы убедить нас в неизменности человеческой природы. Убеждать можно, но правдой эти убеждения не будут. Социальная среда определяет поведение людей, искренность их чувств и стремлений. В классовом обществе не будет не только «Иронии судьбы» или «Зигзага удачи», но и « Карнавальной ночи». Может быть, будет «Коллектор» (хотя он настолько безлик, что время и эпоху определяет один только род занятий героя – коллектор), но никак не «Идиот». Это иллюзия и очень наивная, когда полагают, что действия героев Достоевского созвучны нашему времени. Созвучны только понятия бедности и богатства. Но уже благородство поведения, жертвенность, целомудрие и гордость – понятия, канувшие в лету с эпохой высоких нравственных критериев . В наше время остался лишь юридический закон, а порок как нравственная категория или религиозное понятие греха стали анахронизмом. А без четкой грани между грехом и добродетелью может быть и явится какой-нибудь князь Мышкин, но уже не Достоевского.
Нынешние приемы по осовремениванию пьес, опер и романов, на самом деле являются не новым словом в прочтении классики, а намеренным актом диверсии по разрушению нравственного личностного начала. Когда человек смотрит пьесу в единстве со временем ее написания, т.е. видит героев не современных, а ушедших эпох, он удивляется, восхищается и подспудно учится тем нравственным ценностям, которые делают человека героем. Но если действие переносится в наше время, если внешнее оформление (костюмы, интерьер, манера поведения) передает современность, то остается только фабула, а духовно-нравственное содержание теряется полностью. Зритель, живя настоящим, отлично видит лживость эмоционального фона, абсурдность поступков героев, вырванных из своих условий жизни. Ему остается только удивляться и выискивать какие-то черты новаторства, чтобы «быть в тренде» оставаясь равнодушным к проблемам этическим.
Не случайно все западные фильмы переместились сюжетно либо в сказку, либо в войну за власть. Иные темы не могут иметь развития в мире, где духовные ценности гуманизма перестали существовать. Даже деньги потеряли актуальность. Есть популярный жанр детектива, но нет у этого жанра реального смысла, потому что не психология героев, не ценность богатства цель авторов, а интрига и процесс раскрытия преступления. Преступление стало самоцелью без оправдания психологией личности и социальными условиями. Важны действия без нравственной оценки. Все блокбастеры, будь то боевики, триллеры или сказочная фантастика не имеют ни воспитательного, ни морально-нравственного критерия. Запутать, развлечь, смутить и шокировать. Иной цели у современного искусства нет.
Искусство всегда было просветителем и воспитателем. Став балаганом и образчиком дурных манер, оно, может быть, и приносит деньги. Но обществу придется потратить значительно больше средств, чтобы перевоспитать человека в личность после нынешнего «искусства».

Человек в обществе – это не просто личность. Это еще и гражданин с определенными, воспитанными средой понятиями добра и зла, справедливости, смысла жизни. Если искусство не вернет себе утерянную роль воспитателя и реалиста, смело говорящего о недостатках общества, то и граждане в обществе останутся только потребителями, без идеалов и смысла жизни.
Tags: кино, современность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments