ansari75

Category:

История в религиозном переосмыслении.

2021-07-29 Юрий Нерсесов
Фантастка против СувороваПерейдя в католичество, писательница-врушка отменила военное противостояние французского короля Людовика XV c тремя русскими императрицами.

Историческая безграмотность и лживость писательницы-фантастки Елены Чудиновой хорошо известна читателям. Например, в книге «Мечеть Парижской Богоматери» она внесла существенные поправки в ход Второй Мировой войны на Балканах. По её словам, «гуманные европейцы» забыли, что «Гитлер, свергнув серба Петра II, швырнул Косово, как подачку, албанцу Зогу I».

Разгромив 6–17 апреля 1941 года Югославию, фюрер при всём желании не мог вручить Косово албанскому корольку. Потому что того изгнали итальянские войска, высадившиеся в Албании 7 апреля 1939 года и посадившие на её престол своего монарха Виктора-Эммануила III. Именно ему и премьер-министру Италии Бенито Муссолини после расчленения Югославии и отошло Косово, а вместе с ним Черногория, Западная Македония и часть югославского побережья Адриатического моря.

Возможно, авторка не в теме, но, мне думается, что она врала сознательно по религиозным соображением. Потому что дальше следует пассаж про албанцев, которые «как учуявшие трупную поживу гиены… пожинали урожай сербских полей» и «селились в опустевших домах». Дамочка как раз переходила из православия в католичество, и ей очень не хотелось признавать, что столь прискорбные события происходили под сенью престола не мусульманина Ахмеда Зогу, а доброго католика Виктора-Эммануила. Вот и пришлось слегка сбрехнуть. А недавно ещё раз.

На сей раз вивисекции подверглась история российско-французских отношений. Оказалось, что воевали мы исключительно с безбожниками-революционерами да их наследником Наполеоном. Зато пока на престоле сидела католическая династия Бурбонов, наблюдалась сплошная идиллия: «Россия Двуглавого Орла не враждовала с Лилиями» (имеется виду белый с золотыми лилиями флаг французского королевства – Ю.Н.).

Не только не воевала, но даже не враждовала! Разумеется, это чушь, на которую не стоило бы обращать внимание, но история противостояния короля Людовика XV с императрицами Анной Иоанновной, Елизаветой Петровной и Екатериной II оказалась чрезвычайно захватывающей и её грех не вспомнить. Хочется верить, что, кроме вскользь затрагивающих тему убогих «Гардемаринов», по ней когда-нибудь снимут достойные фильмы и сериалы.

Первый раз русские и французские полки сошлись на поле боя во время войны за Польское наследство 1733-1735 гг. После смерти короля Польши и курфюрста Саксонии Августа II Анна Иоанновна и австрийский император Карл VI поддержали его сына – Августа III. Франция выставила против него тестя Людовика XV, Станислава Лещинского, который в 1704-1709 гг. уже правил Речью Посполитой в качестве марионетки шведского монарха Карла XII.

Русская армия под командованием генерал-аншефа Петра Ласси быстро заняла бОльшую часть Польши, включая её столицу Варшаву, и осадила Данциг (ныне Гданьск) в котором заперлись главные силы сторонников Лещинского. Сменивший Ласси генерал-фельдмаршал Христофор Миних атаковал город, но 25-тысячный гарнизон под прикрытием мощных укреплений отбил штурм. Имея всего 20 тысяч русских и саксонских солдат, Миних перешёл к осаде, которую противник попытался снять. Когда Ласси с 3 тысячами кавалеристов разгромил 8-тысячный отряд сандомирского воеводы Яна Тарло, в бой пошли французы. Эскадра адмирала Сезара де ла Люзерна из 18 кораблей, в том числе 9 линейных, высадила в окрестностях Данцига 2,4 тысячи солдат во главе с бригадиром Ламоттом де ла Перузом.

Французские корабли захватили русский фрегат «Митау» и 3 галиота (малое парусно-гребное военное судно), но затем к Данцигу подошли главные силы Балтийского флота во главе с адмиралом Томасом Гордоном (22 корабля, из которых 14 линейных) и блокировали город. Де ля Люзерн предпочёл уйти, а пошедший в атаку именно под белым флагом с золотыми лилиями отряд де ла Перуза 16 мая 1734 года был разбит и отступил на полуостров Ла-Плата. После мощного артобстрела с моря и суши французы сложили оружие. Вскоре сдался и Данциг, где помимо прочего мы захватили 2 французских корабля, вооружённый транспорт и ранее потерянные галиоты. Затем корпус Ласси выдвинулся к Рейну на помощь австрийцам. Этого хватило, чтобы Людовик заключил мир и отказался от продвижения тестя на польский престол. «Митау» и его экипаж французы обменяли на своих пленных.

Следующее военное противостояние между Парижем и Петербургом имело место в ходе войны за Австрийское наследство 1740-1748 гг. После смерти императора Австрии Карла VI Франция, а также ряд германских государств, включая сильнейшее из них королевство Пруссию, отказались признавать его дочь Марию-Терёзию. Молодую императрицу решили свергнуть, или, по крайней мере, лишить части владений, но её поддержали Англия и Голландия, а в перспективе могла вмешаться и Россия. Чтобы избежать этого, Франция натравила на Россию Швецию, которой выплачивала за дружбу по 300 тысяч риксдалеров в год. Однако война 1741-1743 гг. завершилась для шведов плачевно. Ставший к тому временем фельдмаршалом, Ласси разбил и заставил капитулировать их армию. Стокгольму сильно повезло, что Елизавета отобрала у него лишь небольшой кусок Финляндии с городами Вилманстранд (ныне Лаппеэнранта), Нейшлот (Савонлинна) и Фридрисгам (Хамина).

Боевые действия шли с переменным успехом. Прусская армия во главе с блестящим полководцем королём Фридрихом II разгромила австрийцев в Силезии, после чего, удовлетворившись её уступкой, Пруссия вышла из войны. Основную часть своих владений Мария Терёзия удержала, но в 1745-1747 гг. у коалиции крайне ухудшилась ситуация на северном театре боевых действий. Внебрачный сын курфюрста Августа II и на тот момент лучший военачальник Франции, маршал Мориц Саксонский трижды разбил австро-англо-голландскую армию. Маршал захватил Австрийские Нидерланды (занимали главным образом территорию современных Бельгии и Люксембурга) и вторгся в Голландию, взяв её важнейшие крепости Берген-оп-Зом и Маастрихт.

Британцам пришлось раскошелиться и предложить России 300 тысяч фунтов стерлингов за спасение союзников. Елизавета согласилась и 36-тысячная армия во главе с фельдмаршалом Василием Репниным двинулась навстречу победоносному Морицу Саксонскому. В Париже опять всё поняли и поспешили закончить войну, однако Людовик сильно обиделся и желал отомстить. Подходящий случай представился в 1768 году, когда вассал и возможно бывший любовник Екатерины II, король Польши Станислав Понятовский сцепился с националистически настроенной Барской конфедерацией. Понятовского поддержали русские войска. Генерал-майор Александр Суворов разгромил повстанцев под Ореховым, полковник Карл Ренне под Влодавой и Добрым, и лилейный монарх решил, что час реванша настал.

Обделённый австрийским и польским наследством Людовик щедро профинансировал отправку «добровольцев» против русских варваров. На помощь конфедератам прибыло более 200 бескорыстных французских борцов за свободу Речи Посполитой во главе с полковником Шарлем Дюмурье. Сверх того агент Людовика вёз с собой деньги на вербовку наёмников и сумел привлечь на свою сторону немало отставных и дезертировавших солдат германских государств, прежде всего Австрии. Польско-французские гарнизоны замка Ланцкорона и монастыря Тынец отбили (соответственно 9 февраля и 9 мая 1771 года) атаки Суворова. Но затем, 10 мая он вторично подошёл к Ланцкороне, и наголову разгромил Дюмурье. Расстроенный парижский эмиссар покинул Польшу. Вслед за ним бежал и предводитель последнего крупного соединения повстанцев – литовский гетман Михаил Огинский, которого Суворов сокрушил под Столовичами.

Приехавший с новым контингентом освободителей генерал-майор Шарль де Виомениль уже ничем не мог помочь добиваемому панству. Остатки французов и конфедератов под командованием бригадира Клода де Шуази бежали в Краков. Пройдя в Вавельский замок через канализационные стоки, они застали врасплох малочисленный (немногим более 100 человек) русский гарнизон и захватили цитадель. Суворов и командующий войсками Лещинского Ксаверий Браницкий осадили замок. Приступ 18 февраля 1772 года гарнизон отразил, но когда под стенами появилась русская тяжёлая артиллерия и сапёры приступили к прокладке минных галерей, сопротивление стало бесполезным. Шуази оценил ситуацию и 15 апреля капитулировал...

Дальнейшая военная карьера Александра Васильевича хорошо известна, но немало интересного случалось и в жизни других участников этих событий. Дюмурье после революции во Франции стал главнокомандующим, нанёс несколько поражений австрийцам, но затем был разбит, вступил с противником переговоры о совместном походе на Париж, не сумев поднять армию, бежал, и остаток дней провёл в эмиграции. Гетман Огинский, напротив вернулся из эмиграции, стал российским сенатором и оказался талантливым композитором. Полонез его имени до сих пор с успехом исполняют далеко за пределами Польши. Фельдмаршал Миних стал первым министром по военным, гражданским и дипломатическим делам, потом 20 лет провёл в сибирской ссылке, был прощён с возвратом всех чинов и скончался на 85-ом году жизни. Назначенный губернатором Сибири, он едва ли не до последних дней удивлял современников бодростью и трудолюбием. Фельдмаршал Ласси вошёл в историю, как военачальник, не проигравший ни одного сражения и любимый солдатами за неустанную заботу о них.

Один из эпизодов войны за Польское наследство повторился на том же месте два века спустя. Польский гарнизон полуострова Ла-Плата, переименованного в Вестерплятте, с 1 по 7 сентября 1939 года отважно отбивал немецкие атаки, но удары авиации и обстрелы с суши и моря вынудили его сдаться.

Юрий Нерсесов

Вверху - «Сдача Краковского замка. Французские офицеры отдают А.В. Суворову шпаги». С сайта runivers.ru

________________________________

P.S. А что собственно говоря,можно ждать от православной, ставшей католичкой, писательницы? Ведь если б с католичеством в голову ей пришло здравомыслие, то можно было бы отнестись к ее творчеству серьезно. Но похоже, у Чудиновой, переплелось кондовое православие с кондовым католицизмом, где самое страшное- большевики и революции, а самое лучшее европейские ценности.

Год назад по поводу ее творческих плодов с критикой выступил  известный московский историк Константин Семенов. 

Речь шла об эмоциональном комментарии Константина Семенова, который стал ответной реакцией на отвратительную злобную публикацию Чудиновой «Кровавая треуголка Бонапарта. Анатомия преступления доцента Соколова». В той статье писательница обвиняет Наполеона во всех смертных грехах, напрочь отрицая даже его очевидные заслуги. К личности Бонапарта можно относиться по-разному, справедливо подвергая критической оценке многие его поступки, но, и не будучи бонапартистом, отрицать выдающийся масштаб его личности – невозможно! Нагородив целый винегрет, Чудинова в качестве главной мишени избрала Наполеона Бонапарта и известного петербургского историка и реконструктора Олега Соколова (виновника трагического убийства своей сожительницы, произошедшего в Петербурге в ноябре этого года), направив потоки своей желчи по их адресу. По ее утверждению, личность первого ни на что кроме измены и убийства вдохновить не способна. А второй, будучи восторженным поклонником первого – соответственно в силу своих симпатий, ожидаемо совершил тяжкое преступление. Обоих Чудинова называет безбожниками.»

Не менее категоричны в критической оценке и те, кто писал по поводу ее романа «Победители»

    «Итак, нам предложен мир, в котором  революцию быстро победили, правда, не успев спасти Царя.  Естественно, не было Второй Мировой, Кеннеди не убили, поскольку Освальд промахнулся. Хотя, если быть  логичным, то Освальд  и не должен был тогда ни в кого стрелять.. Римский папа, конечно, Лефевр...

    Чудинова  настолько  хочет показать до чего этот мир другой, что читатель просто шалеет от нескончаемых описаний рюшечек, чашечек,  комнат, мебели, нарядов и прочего  реквизита..

    Это очень раздражает, ведь кто не размышлял на тему - если бы не было большевиков...  Все же не рюшечки  первостепенны. Что нормальный человек представляет себе прежде всего, если размышляет на эту тему? Ну ж точно не то, какой шкафчик у него стоял бы вместо теперешнего.

    Нет, конечно, есть  очень интересные страницы, где рассказывается о том, как повесили Ленина, Кирова и прочих...  Так оно и было бы, несомненно. 

    Гагарин в космос не летит. Он лишь  стоит рядом, а летит брат царя. Потому что царь никак не может на такое опасное дело послать простого человека, лишь члена своей семьи. Чтоб не рисковать жизнью подданных.  Но тогда на нем нужно заодно испытывать все новые лекарства вместо добровольцев, костюмы для пожарных, да мало ли опасных занятий.

    Автор старается показать, сколь великолепна была бы Россия. Да это мы и сами знаем.  Какой она могла бы быть . Но автора  борет какая-то иная мысль. Не до красоты.» 

И критик указывает на эту иную мысль: католические фокусы.    Кроме того, книга позорит всех монархистов. 

 «Разве нормальному православному могут быть приятны католики? Могут, но не своим вероисповеданием. Ведь они еретики, враги Христовы и враги России, что многократно доказали. Странное желание - привить нам симпатию к этой публике.

   Впрочем, не все ли равно? Теперь стало очевидно, что Чудинова избрала себе другую жизнь.  Поэтому и допускает такие ляпы. Как говорится  там же о Кармазинове, великий гений совсем отвык в своем Карлсруэ  от отечества.

   Все же раньше она писала лучше. Вот как измена Православию помрачает ум и чувство.  И благие намерения приводят к обратному результату. Идеологические противники могут радоваться - книга показывает монархию очень глупо. Тем более, что она настолько не уверена в возможности созданного ею мира, что тамошний Государь Николай 3 время о времени делается прозрачным, угрожая растаять, как сон.

   Такое впечатление, что Чудинова имела своей целью оскорбить своих идеологических противников и ничего более. »

Ах, как нехорошо получается, когда вместо писателя и историка перед нами предстает гибрид ужа и ежа.

Все, что рождается в результате не устраивает ни левых, ни правых, ни патриотов — монархистов, ни патриотов — сталинистов. 

Но удивительного ничего нет. До тех пор, пока власти будут делать вид, что СССР как бы и не было, а была только некая Великая Победа, повисшая неопознанным знаком на православных российских хоругвях, пока левые будут изображать из себя объективных мыслителей и обзывать Т. Шевченко русофобом вместе с Чаадаевым и приписывать декабристам связь с масонами в худшем смысле, полагая, что это и есть патриотизм, а православные и монархисты – пытаться оправдать эмигрировавшее духовенство и увидевшие в Гитлере спасителя России, плоды будут в высшей степени ядовиты к прискорбному результату в отношении русского мира. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic