ansari75

Category:

Далеко ли вере до религии.

Религии и верующие становятся всё более опасны…

Не нужно углубляться в глубокий анализ публикаций канала, чтобы понять простую вещь: наибольшую популярность набирают статьи на религиозные темы. С одной стороны странно. Все кругом говорят: интерес к культам падает, храмы пусты, устои веры традиционных конфессий расшатаны, многие отвернулись… Это неправда. С точки зрения социологии, в первую очередь. Знаю о чём говорю, в смежной профессии полтора десятка лет горбатился.

Так вот, более 73% населения (сужу по трём губерниям Центральной России, данные свежайшие) ассоциируют свою религиозность словом «верующий». Без подробностей, насколько глубоко. Во что именно. Галочку в графе «атеист» и «неверующий» поставили 10,5 %. Остальные предпочли не отвечать на эту графу в принципе.

Но сейчас чётко просматриваются любопытные процессы. Из церквей, храмов, мечетей и прочих культовых мест… верующие массово стали оттекать в информационную среду. Не особо упирая в обрядовость, обязательные к исполнению ритуалы — продолжают считать себя «верующими». Формируются устойчивые сообщества, во многом виртуальные. Там есть свои лидеры, флагманы, идейные и духовные ориентиры. Очень много «религиозных предпринимателей» появилось, кстати. Они крайне медийны

 Система религий стала сетевой разобщённой структурой. Совсем не понятно, кто именно является легитимным представителем религиозных сообществ. Любой полуобразованный журналист на мыльном тошнотном теле-шоу совершенно спокойно может заявить «от лица верующих»: «Мы, православные, возмущены»… Это звучит на многомиллионную аудиторию. Вполне безнаказанно проходят совсем фантастические вещи, когда ведущий Боря Кочевников способен брякнуть: «Мой отец — Христос, а мать — Святая Богородица». Кол по тебе осиновый плачет… дитя такого союза.

(Статья с сокращениями. Сайт: Исторические наперстки)

P.S. Можно было бы пройти мимо этого опуса, потому что пишется сейчас очень много на религиозную тему, если б не одна интересная особенность: автор критикует, по сути, не религию, как таковую, а людей, взбаламутивших религиозные чувства верующих. И причина подобной оценки проста. Во всех попытках говорить о религии объективно, анализировать причины поголовной склонности нынешнего человечества к религиозному менталитету, авторы забывают одну важную вещь: никакая религия никогда не была самостоятельной и духовно необходимой человечеству. Никогда религия и вера не составляли единого целого.

Человек по своей психологии склонен к вере, но отнюдь не к религии. Религия эксплуатируют психологическую особенность человека и ставит его в зависимость от определенных ритуалов и канонов. Ведь одно дело верить и совсем другое исполнять определенные правила во имя веры.

Многие считают, что в Китае нет религии и конфуцианство – это не религия. В некотором смысле это верно, но лишь в силу отсутствия определенных религиозных структур. Сам Конфуций, разрабатывая этику, сказал, что религиозное чувство верующих удовлетворяется теми традициями и ритуалами, которые существовали издревле ,и нет необходимости загонять их в определенные рамки. Но европейский менталитет не смог существовать без канона и правила. Религия стала этической структурой по направлению упорядочивания своеволия человека.

Религия – это связь с богом или богами, подчиненная определенному порядку и правилу. В этом отношении наш век вернулся к тому,  с чего начало человечество: с веры без ее систематизации и соединения с властью.

«Приятно, когда она  (религия) есть». А если так, то как не навязать ее своему соседу или его детям? Это как ветрянка или оспа. Ты ею заболел, но исчезнуть на необитаемый остров не можешь и рано или поздно твой сосед подхватят или то, или другое.

Наличие религии не может быть предметом твоего тайного любования. Ведь даже украденные картины хочется кому-то показать, чтобы лишний раз убедиться в их ценности.

Так и с религией. Либо ее нет вообще, а есть только твоя вера внутри тебя, либо рано или поздно ты будешь убеждать друзей и знакомых в ее ценности и значимости.

Мы отказались от марксизма и обречены постоянно сталкиваться с необъяснимыми феноменами той или иной веры, тех или иные религий и делать выводы, что де Петр Первый декларировал свободу вероисповедания, а на деле уничтожил староверов. Иван Грозный вынужден был уничтожать нестяжателей и ересь жидовствующих. Или нынешние традиционалисты –ортодоксы, пугающие народ тем, что при вакцинировании они потеряют «образ Божий». 

Теперь само слово «религия» трактуют совершенно иначе, чем следует из его буквального перевода, пытаясь придать ему совершенно отвлеченное  значение, лишенное конкретики. «Благочестие» пишет вики и словари. А ведь на деле это — связывать, соединять: religare, то есть это определенная система, имеющая целью через ритуал и канон соединять с Богом путем мистического переосмысления человеческих действий.

И в чем здесь хаос и взбаламучивание общественного мнения в религиозном плане, если налицо хаос и взбаламученная борьба за сию минутные ценности, которые стары как мир?

Нынешний мир не имеет никакой религии. Он вернулся в архаику верований без системы и единого канона. 

Власть, конечно, пыталась упорядочить этот хаос экзальтации и мистических переживаний, вызываемых верой и абсурдом фантазии , приписывая ученым веру в бога, тогда как они именно о переживании и говорили, а не о системе, но с другой стороны власть понимает , что религия есть определенная форма  выражения религиозного самосознания, определенный строгий канон и порядок, исполнять который она бы хотела заставить человека, но не может в силу разобщенности религиозных конфессий. 

Более того, власть очень быстро поняла, что любая упорядоченная религия склонна к фанатизму и не всегда управляема со стороны той же самой власти. Пример конфликта церкви, отправленной в свободное плавание большевиками, стал источником подрывной деятельности церковных иерархов, прикрывающих свои действия заботой о Боге.

Причина в том, что религия и склонность человека к вере , не являются не только синонимами, но и произрастают из разных корней.

Вера – это один из способов самоидентификации сознания и утверждение собственного «я». Религия же – это паразит на этой человеческой особенности, очень мудро используемый властью в целях собственного существования и торжества своей власти над людьми.

Религия никогда не была самостоятельной и никогда не отражала истину. Но религия очень удачно направляла своеволие человека в нужное русло, препятствовала созданию хаоса и взаимного неповиновения в пределах экономической свободы.

Религия и вера имеют столько же общих черт, как рабовладение или  крепостное право с наемной рабочей силой и демократией.

Религия  для общества столь же положительна, сколько положительна  любая эксплуататорская власть. То, что сейчас начался отход от узаконенных канонически требовательных религий-  есть положительное, а не отрицательное явление.

Но с другой стороны в отличие от материальной власти власть религиозная осуществляется через эмоциональную сферу и психику человека. Иногда это воздействие благо, иногда — зло.

Нынешние ученые  сетуют, что испанские конкистадоры уничтожили все реликвии и ритуалы древних инков, ацтеков и майя. Нынешние монархисты и ортодоксы рисуют ужасы Французской буржуазной революции и с пеной у рта осуждают большевиков –богоборцев. Но кто из них хоть на минуту задумался над плодами  религиозного диктата те эпохи?.

Неужели кровавые жертвоприношения, повергшие в шок конкистадоров, не доказывают  того, что  эта цивилизация должна была быть уничтожена, как когда-то римляне уничтожили Карфаген, любивший приносить в дар богам младенцев? Неужели насилие церкви над простыми обывателями не должно было получить возмездие в виде закрытых храмов и казней далеких от добродетельности алчного духовенства?

Наименее жестко отнеслась к религии Советская власть, лишив ее всего лишь финансовой поддержки со стороны государства.И именно поэтому церковь по сей день разжигает  страсти и рисует мифические гонения с репрессиями.

Религия в виде старых конфессий сейчас может существовать как заповедник чьих-то традиций. Кому-то приятно услышать Обиход и увидеть привычный иконостас. Кому-то хочется зайти в мечеть и помолиться своему богу.

Это все элементы привычки и традиции, возвращающей человека к особому состоянию души.

Но делать и то, и другое правилом, пытаться создать ореол веры и истины усилиями государства, связанного с религией и ее канонами, величайшая  ошибка. К религии прибегает та власть и тот слой властьимущих, кто не способен увлечь народ творческой идеей, кто давно растерял сам и забыл, что есть цель и истина, погрязнув в склоках борьбы за лучший кусок и уступивший права на народ тем, кто стал сам хозяином над этой сворой правителей- приспособленцев . 

«Я не смотрю на народ, как на зверя с дурными инстинктами, которых удерживает от дурных поступков религия – это положение никогда не было проверено и исходит их обобщений, которые приняты быть не могут.» В.И.Вернадский.

Но причина-то не в том, что человек без религии – зверь. Причина в том, что без религии он управляется разумом и разумной властью. Но где взять и то и другое, если марксизм и атеизм стали для этой власти самым невыносимым светом истины, который ярко и четко высвечивает ее пороки и убожество.

Нынешняя власть, будучи сама невежественной и обскурантисткой, ведет свой народ к полной духовной деградации. Отрицание и шельмование атеизма –неизбежное следствие полного расстройства компетенции в самих властных структурах. Чиновники и духовные, и светские ищут оправдания своему полному устранению от исполнения своих обязанностей по отношению к стране и народу. В результате на поверку деградирующее население в увлечении устремляется вслед всякого рода психологам, учителям медитации и буддийского переселения душ. 

Пусть уж лучше будет свобода  и хаос многоверия, чем какая-то одна ортодоксия. 

Религии и верующие становятся всё более опасны… написал автор поста. Власть должна это понять, потому что нет ничего хуже, чем религиозный фанатизм, и нет ничего более действенного для него, чем попытки власти привлечь религию на свою сторону.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic