ansari75

Categories:

Монреальский метан.

или как нам перенять опыт Японии VII века.

Монреальский протокол боролся с озоновой дырой на основе ложной фреоновой гипотезы. В итоге озоновая дыра увеличилась, а разрушилась только холодильная промышленность в России. Сегодня ООН предлагает из-за якобы «суперпарникового» метана отказаться от говядины и молока. Кто потом ответит за это безумие? Точно — население. Предпринимающиеся попытки защитить коров при сохранении мошеннической системы регулирования парниковых газов обречены на провал. ИА REGNUM

Навязанная мировому сообществу в процессе реализации международных соглашений по климату система регулирования выбросов парниковых газов построена на откровенных научных подлогах

Для «буржуазной науки климатологии»  подтасовки давно стали нормой, если вспомнить, что климатологи продолжают пользоваться при измерении температуры нелинейными шкалами расширения спирта и ртути, придуманными в XVIII веке. Рост глобальной температур при переходе к шкале, выровненной по энергетической стоимости градуса, сразу уменьшается в два раза (надо не забыть рассказать об этом Грете Тунберг, чтобы не слишком расстраивалась из-за угрозы глобального потепления). Ну, а если припомнить Монреальский протокол, результатом 30-летней борьбы которого с холодильной промышленностью стала невиданная по размерам озоновая дыра над Антарктидой? Но и здесь фальшивые времена жизни газов пригодились — запрещенные озоноопасные вещества, как неожиданно выяснилось в 1993 году, живут в атмосфере до 50 000 лет, поэтому триумф Монреальского протокола теперь обоснованно откладывается как минимум до середины текущего тысячелетия. Правда, независимо от этого Монреальский протокол был заранее объявлен самым успешным международным соглашением.

Завышенная цена «метановых сокращений» привела к массовому психозу, напоминающему «золотую лихорадку». Все страны во главе с США, ЕС и Китаем бросились разрабатывать свои метановые стратегии. «Все на борьбу с метаном!» — заклинает руководство ООН. Американские экологи требуют от Байдена принесения «метановой клятвы». Те страны, у кого нет своего природного газа, угля или нефти, судорожно изобретают новые источники метана, которые можно сократить. В крестовом метановом походе правители стран готовы принести в жертву своих коров, преступно пукающих метаном и заставить своих граждан согласиться на замену натуральной говядины и молока синтетическими. Что будет делать Индия со своими священными коровами, пока не понятно.

ИА REGNUM.

А теперь давайте разбираться, каким же все - таки образом  заслуга человечества в приручении крупного и мелкого скота для стабильного существования, без голода и вымирания, вдруг обратилось в его вину? Но для этого нужно понять, как управляется человек: своими наблюдениями или внушениями идеологической сказки? Постепенным осознанием своей ответственности, случайным открытием или опять-таки намеренным расчетом?

Необходимость и случайность — диалектические противоположности, не существующие друг без друга. Необходимость выживания встретилась со случайной склонностью некоторых животных к приручению. Необходимость ограничивать аппетиты человечества и его безмерное потребительство встретилась с феноменом религиозного самовнушения.

В последнее время  идеологическая кукушка подкинула в умы цивилизованных европейцев и россиян, совершенно чуждые им и миру реализма и здравомыслия идеи буддизма и веганства.

Упорная пропаганда и того, и другого просто поражает, а увлечение интеллектуалов и простых обывателей медитацией типа: я самая обаятельная и привлекательная, то бишь, счастливая и удачливая и вегетарианской диетой для укрепления здоровья поражает еще больше.

Даже академики решили, что буддизм создаст нам идеальное будущее ибо связан духовно с наукой, квантовой физикой.

Все дело в умелом манипулировании  человеческими амбициями. 

Чем человек озабочен всегда больше всего? Своим здоровьем, а состояние стресса или удовлетворенности тоже здоровье. Чем человек хочет отличаться от других? Своей непохожестью и уникальностью, даже если в этой уникальности нет никакой пользы миру, но есть только  разбухшее самомнение. На этих особенностях человека всегда ловили и ловят религия и манипуляторы в поисках собственной выгоды.

Вот заговорили о буддизме как о наилучшей системе возвращения человека к самому себе и счастью со здоровьем. И оказалось, что люди увлеклись необычным методом самовнушения, поверили в него, но таково и было задание, когда буддизм внедрялся не как религия, а как высшее состояние души человека в европейскую философию ирреального индивидуализма. Экзистенциалисты очень хорошо поняли, что буддизм – одна из самых индивидуалистических систем веры. Индивидуализм есть и в христианстве. Личный грех и личная святость, стяжаемая личным подвигом. Никто не ответственен за твою судьбу, кроме тебя самого, грешащего или кающегося и смиряющегося.

Но в буддизме этот индивидуализм доведен до абсурда. Это религия ухода от реального мира, религия преобразования тела через йогу, религия углубления в себя с отказом от материальных благ. Она очень удачно накладывается на европейский индивидуализм и фрейдизм с упором на  углубление в себя. Но и философия, и религия вещи далеко не безобидные.

К примеру, можно сделать корову священным животным, а можно и вообще запретить употребление мяса широким слоям населения. Религия для нынешних времен очень удобная. Примером тому Япония, чьи императоры внезапно стали буддистами.

 В середине седьмого века император Тэнму, следуя буддистским заповедям, накладывающим запрет на лишение жизни животных, выпустил указ, запрещавший употреблять в пищу мясо. Нарушение его каралось смертной казнью, и действовал он свыше 1.200 лет.

Поскольку человек мог перевоплотиться в животное, то поедание других млекопитающих, в которых реинкарнироваться было вероятнее всего, было объявлено негуманным. Люди стали задумываться над тем, а не едят ли они сейчас своего дедушку? Некрасиво как-то получалось.

К слову, от молока японцы тоже отказались, поскольку считалось, что пить его – все равно что пить кровь все того же дедушки.

А мы, не зная истории,  удивляемся малорослости японцев и приходим в восторг от японской рыбной кухни и считаем, что японцы единственные в мире нашли источник здоровой пищи: морская флора и фауна. Они же , бедные, просто не имели иного питания, содержащего белки и полезные аминокислоты. А причина в излишнем увлечении религией, в данном случае буддизмом.

Не находите, что Монреальский протокол очень уж напоминает заповеди буддизма. Только о переселении душ молчит, упирая на научные замеры выбросов углекислого газа коровами.

Но еда – это не только здоровье или физическое развитие. Это еще и очень удобный способ руководить человеческим сознанием. Навязать буддизм как религию с идеей переселения душ в наше время довольно трудно. А вот убедить граждан в пользе медитаций, йоги и вегетарианства – это очень легко. Обыватель уже довольно давно представляет собой лодку без руля и ветрил. Куда погонит мода или идеологический расчет, туда и поплывем.

В последнее время вместе с туризмом традиционным стал развиваться туризм гастрономический. Люди увлеклись вкусами еды и ее разнообразием. Они подсели на еду так прочно, что хоть вей из них веревки, вернее, корми их чем хочешь. В ход пошли рапаны, морские ежи, морские огурцы. А химики-гастрономы сооружают в лабораториях небывалые контрастные вкусы и контрастные запахи. Естественно, кому-то должно было прийти в голову развенчать это культ еды, иначе элите скоро не останется никаких деликатесов. Только и осталось, что позиционировать свою изысканность не вкусом, а золотом в десертах или на десертах.

И веганство превратилось в новую религию, ту самую, которая очень послушно выполняет требования власти и ведет своих адептов по пути, начертанному капиталом.

Между прочим, веганство уже и без Монреальского протокола завоевывает европейский мир.

Согласно последней статистике, на планете сейчас около 375 млн вегетарианцев. На Западе веганизм избавился от стигмы хиппи и превратился в один из самых быстро развивающихся трендов нового тысячелетия (например, в США количество веганов выросло на 600% между 2014 и 2017 гг.).

Очень скоро мы вернемся во времена Некрасова. Только причина будет не в нищете населения и злых помещиках, а в новых экологических предписаниях и будем мы говорить:

«Кушай тюрю, Яша!

Молочка-то нет

Где ж коровка наша? —

«Увели, мой свет!

Увели еврочиновники, подписанты Монреальского меморандума, сторонники Греты Туберг и многочисленная армия веганов.

Впрочем, остается еще один выход для любителей вкусно поесть: химическая гастрономия вкусов. Очень перспективное направление: и коров не нужно, и на диете сидеть не обязательно. Котики и грызуны отлично привыкают к разнообразным запахам и видам на картинках.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic