ansari75

Categories:

Богослов свободной воли.

Богослов Андрей Кураев не увидел оскорбления чувств верующих в выставке «Мир тела» на ВДНХ

"Когда православные противники начинают говорить, что демонстрировать мертвые тела невозможно и неэтично – это не так", – заявил 24 марта газете "Взгляд" (https://vz.ru/news/2021/3/24/1091090.html) лишаемый сана в РПЦ МП богослов и философ протодиакон Андрей Кураев, комментируя сообщение о проведении Следственным комитетом России проверки выставки «Мир тела» доктора Гюнтера фон Хагенса на ВДНХ в Москве.

«Мне очень трудно давать оценку выставке, которую я не видел. Я сталкивался с фотографиями, но уверен, что она куда более обширная. Например, мне доводилось встречать утверждение, что на этой выставке есть соитие двух трупов – демонстрация полового акта в исполнении трупов. Но, опять же, я не знаю точно, это именно на московской выставке или же где-то в Гааге в Нидерландах», – говорит Кураев.

Он уточняет, что данной экспозиции уже более 20 лет и, скорее всего, она существует в нескольких экземплярах и проходит адаптацию, гастролируя по разным городам мира.

«Поскольку я эту выставку не посещал, могу только оценивать ее идею, а точнее аргументы за или против. Лично мне это не нравится, но это не значит, что все, что мне не нравится, должно быть запрещено и не может быть никому показано. Кроме того, мне не нравится, когда приводятся неверные аргументы. Когда православные противники начинают говорить, что демонстрировать мертвые тела невозможно и неэтично – это не так», – считает богослов.

Одной из шокирующих, например, для британцев отличий русской православной культуры является то, что прощание с усопшим проходит в открытом гробу, и его лицо и руки видят все, рассказывает собеседник газеты. Митрополит Антоний Сурожский, который в течение полувека являлся главой Британской епархии РПЦ МП, говорил, что когда англичане приходили в храм на отпевание, чуть ли не теряли сознание и были в шоке, поскольку такого не привыкли видеть.

«Второе, в России со времен петровской кунсткамеры демонстрация трупов считается в порядке вещей. Все желающие могут до сих пор пойти и все посмотреть. Я уже молчу про Мавзолей Владимира Ильича Ленина. Дальше, в православной традиции демонстрация останков является предметом культа – мощи, которые в России сами по себе не видны, несколько прикрыты золотым платом или еще чем-нибудь, а в остальном мире все показывают – косточки, череп и так далее», – аргументирует Кураев.

Поэтому говорить, что данная выставка в корне противоречит всему, что принято в России, нельзя, уверен богослов. По крайней мере те аргументы, которые представлены на сегодня – некорректны. Кроме того, он подчеркивает, что данный бизнес-проект является западным, поэтому не вызывает сомнений то, что там все выверено с правовой точки зрения и имеются все необходимые согласия.

«Ну и самое главное, не стоит забывать, что посещение этой выставки – это факультатив. Кому интересно – пусть смотрят. Наверняка там есть возрастные ограничения, которые, скорее всего, соблюдаются. И еще нужно учесть одну простую вещь: протесты, массовое участие и подтанцовки Следственного комитета делают рекламу тому, против чего этот протест направлен», – заключил собеседник.

Выставка «Мир тела» – это передвижная экспозиция расчлененных человеческих тел и органов, обработанных с помощью метода полимерной пластинации – метод бальзамирования, который позволяет сохранить клеточную структуру и рельеф тканей. Впервые экспонаты были представлены в Токио в 1995 году.

______________________

P.S. Наша отличительная черта: если свобода, то от края и до края, без ограничений и понимания поставленных целей и задач.

Богослов наш пытается отстаивать именно подобный подход к жизни. Культура для него уже не несет своего первоначального смысла, то есть это уже не обработка и не шлифование природных грубых форм. Так и выставка любых тел ничем не грозит религиозным чувствам верующих.

И как всегда во всех этих установках на вседозволенность теряется смысл того, за что мы боремся.

Кураев говорит о традициях видеть мертвое тело у того или иного народа. Но видеть его на похоронах в гробу или в раке в церкви, в мавзолее или в доме у латиноамериканцев — это одно. А видеть мускульную обнаженку в музее как вид искусства таксидермии — это совсем другое.

Совершенно справедливо:  многие религии почитают мумифицированные трупы и могут либо хранить их в своем доме, либо считать святыней и поклоняться ей, либо выставлять в музеях в качестве пособия по анатомии.

Вот и зададим себе вопрос: что хотел сказать нам господин Гюнтер фон Хагенс. От этого и будем оценивать выставку. 

Европа давно уже пытается воспитать детей в духе циничного реализма. Романтизм и восторженность искореняются даже из музыки барокко и опер эпохи того же самого романтизма путем искажения исторической канвы произведения.

 Запад, конечно, юридически подкован, но для своего западного менталитета. Он усиленно внедряет в школы раннее половое воспитание, чтобы дети смотрели друг на друга уже без детского очарования, рожденного неведением, а видели тот реализм отношений, который они могут наблюдать на скотном дворе. А вот человека, увлеченного свободно воспитанной девочкой, имеющей знания в отношении секс просвета,  карают жестоко и именуют педофилом. Все законно и выверено.

Педофил — это плохо, а трансгендеры и однополые пары, усыновляющие детей, это хорошо.  То есть нас освобождают от привычных традиционных взглядов, но наказывают за желание претворить эту свободу в жизнь.

Порнография плохо, а эротика — прекрасна, хотя часто при самом пристальном внимании отличить два эти вида изображений, невозможно. Разницу можно установить только при наличие полицейского протокола на одни изображения и проспекта на экспозицию в музее — другого.

Гендерные различия, мужчина и женщина, любовь разнополая  — это плохо, а однополые браки и усыновление однополыми детей — это хорошо. 

Если выставка должна воспитать в европейских детях рациональное отношение к человеческому телу и не пугаться обнаженки ( мышц, а не чистой плоти), то и в самом деле никаких оскорблений религиозных чувств верующих нет и СК проверять абсолютно нечего.

И вообще, выставка не стоит тех копий, которые ломают спорщики. Гуманизм давно умер. Цинизм под видом натурализма стал нормой. А от нас требуется всего лишь согласие идти или нет. Спорить о нравственной ценности, напрасный труд. нравственость- это пережиток. Нынешняя нравственность это юридический закон. Если вы осуждаете однополые браки, вы нарушаете закон, а если вы в них вступаете, то соблюдаете толерантность. Если вы запрещаете свободное самовыражение, которое уже не является искусством, вы нарушаете закон. А если вы выставляете «Упоротого лиса» или человеческую плоть, то это свободное право самовыражения.

Вот только ощущение, что над тобой насмехаются, как над подневольным рабом, пичкая уксусом с горчицей, перцем и навозом, зная, что ты не восстанешь и не возмутишься, а проглотишь все и еще склонишься в благодарности, не оставляет тебя на современных выставках и концертах.

И невольно вспоминается Васисуалий Лоханкин из романа Ильфа и Петрова «Золотой Лоханкин, который размышлял в нынешнем политкорректном духе:

«А может быть, так надо, может быть, это искупление и мы выйдем из него очищенными?»

Это в советский период над российским интеллигентом можно было насмехаться. А сейчас он герой нашего времени. 

Толерантность и широкий взгляд на творчество требует от нас признания любого нового зрелища искусством, иначе ты нарушишь юридический закон и проявишь расизм, сексизм, ксенофобию, нетерпимость, агрессию и прочие запрещенные чувства и мнения. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic