ansari75

Categories:

На круги своя.

Аграрный связной: как немец Штефан Дюрр использует 630 000 га российской земли

«Эконива» Штефана Дюрра сейчас является крупнейшим производителем молока в Европе Фото Юрия Чичкова для Forbes
«Эконива» Штефана Дюрра сейчас является крупнейшим производителем молока в Европе Фото Юрия Чичкова для Forbes

«Эконива» Штефана Дюрра сейчас является крупнейшим производителем молока в Европе Фото Юрия Чичкова для ForbesДюрр приехал в Россию в 1989 году студентом-практикантом и стал одним из крупнейших землевладельцев России, выручка его агрохолдинга «Эконива» достигла 45 млрд рублей. Как удалось немцу освоиться на российской земле?SHARES

Двадцать шестого июля 2019 года в богом забытую калужскую деревню Уланово нагрянули высокие гости, среди них были министр сельского хозяйства России Дмитрий Патрушев, губернатор Калужской области Анатолий Артамонов и зампред правления Россельхозбанка Павел Марков. Встречал приезжающих Штефан Дюрр, сухощавый и подвижный немец с отличным русским. Он построил рядом с Уланово современный животноводческий комплекс стоимостью 2,5 млрд рублей, который торжественно запустили в этот солнечный летний день. Запуск еще двух аналогичных комплексов, построенных компанией Дюрра в Калужской области, состоялся по видеосвязи.

В апреле 2014 года Владимир Мельников, фермер из поселка Ильича Воронежской области, посеявший на своих полях ячмень, обнаружил, что все его наделы без его ведома кто-то перепахал и засеял кукурузой. Выяснилось, что всю ночь на полях работала сельхозтехника компании «Эконива», которая скупила большую часть земель в округе. Мельников обрабатывал 40 га своих и 100 га родственников и соседей, доверивших ему свои паи. «Экониве» никто из них свою землю не передавал. Мельников ухаживал и за ячменем, и за проросшей после кукурузой, а в конце июля выехал на поля собирать урожай, но его комбайны остановили сотрудники ЧОП.

«Было такое, что бери ружье и стреляй. А кого стрелять, этих охранников-оболтусов?» — рассказывает Мельников. На других его полях, вспоминает фермер, «Эконива» собрала ячмень и посеяла пшеницу. Мельников сам нанял ЧОП и под его охраной собрал урожай. Суд признал договор аренды «Эконивы» с представителем владельцев-дольщиков по спорным с Мельниковым полям ничтожным, холдинг оспаривал это решение, но в итоге пошел на мировую. Фермер говорит, что получил компенсацию даже за ячмень, который ему не дали собрать.

«Когда судились, были у Штефана такие замы, которые привыкли подминать под себя все, — вспоминает Мельников. — Сейчас с его управляющим живем дружно, плохого слова не скажу. Я благодарен своим юристам, которые отстояли мои интересы, хотя искал их долго, как скажешь про дело, они мне: «Там же Гордеев!» И отмахивались».

Многие считают, что успехи «Эконивы» связаны с давним знакомым Штефана Дюрра Алексеем Гордеевым, который в 1997 году работал начальником департамента экономики российского Минсельхозпрода, затем стал заместителем министра сельского хозяйства, в 1999 году был назначен министром аграрного ведомства, в 2000 году стал зампредом правительства, а через девять лет возглавил Воронежскую область. Сейчас у «Эконивы» в области 147 000 га, общее поголовье крупного рогатого скота около 80 000. «Мы с Гордеевым знакомы, но когда он был министром, я был маленьким, а он очень большим человеком, — рассказывает Штефан Дюрр в интервью Forbes. — Находил время, помогал морально скорее, советами. Когда губернатором стал, появилась программа, которая очень сильно поддержала молочное животноводство». Алексей Гордеев занимает пост заместителя председателя Государственной думы, его помощник сказал, что он с удовольствием даст комментарии для статьи о Штефане Дюрре, но пока готовился материал, он не нашел для Forbes времени.

В 2017 году компания «Эконива» купила холдинг «Ока-Агро» у Никиты Гордеева, сына Алексея Гордеева. Холдинг, обрабатывающий 45 000 га земли в Рязанской области и занимающий второе место по производству зерна в регионе, обошелся Дюрру, по оценкам экспертов, в 1 млрд рублей. Эту сделку в «Экониве» считают одной из трех крупнейших за последние 10 лет, две другие — это приобретение компаний «Конек-Горбунок» в Курской области за 1 млрд рублей (20 000 га) и «Мосмедыньагропром» за 1,55 млрд рублей (12 000 га) в Медынском районе Калужской области. В десяти минутах езды от Медыни, на новом комплексе в деревне Уланово, который был открыт в июле 2019 года, идеальный для сельского хозяйства порядок. Во время дойки коровы голштинской черно-пестрой породы, завезенные из Нидерландов, Дании и Германии, поочередно проходят в ячейки специальной карусели, проехав по которой полный круг и отдав через доильные аппараты молоко, так же в строгой очередности удаляются в коровник. На улице — ряды белых пластиковых домиков, в них подрастают сотни телят.

В 1989 году он студентом Байройтского университета стал первым практикантом из Западной Германии в Советском Союзе. «Я хотел заниматься растениеводством или молочным животноводством, а меня определили на подмосковный свинокомплекс», — рассказывает Дюрр. Тем не менее, отработав полгода, он влюбился в Россию и увидел возможности для сельского хозяйства: «У меня 16 га в Германии было, земля дорогая и с камнями. Приедешь сюда, думаешь: е-мое, что можно здесь делать!» В 1991 году Дюрр создал организацию по обмену студентами из Германии и России, а в 1993-м по поручению Министерства продовольствия, сельского хозяйства и защиты прав потребителей ФРГ стал консультантом Госдумы и Совета Федерации России по вопросам законодательства в аграрной сфере. «Он был связующим звеном между российскими и немецкими аграриями, профессиональными союзами, чиновниками и депутатами», — рассказывает бывший депутат Госдумы Александр Четвериков.

 «За счет личных контактов Штефана с руководством в российском АПК и в Воронежской области все было создано, — уверен Александр Четвериков. — Он активный и предприимчивый человек. В способности наладить отношения ему нет равных».

Игорь Попов

Forbes представляет  рейтинг землевладельцев России, совокупно его участникам принадлежит 8,3 млн га. Стоимость общего земельного надела в сравнении с прошлым рейтингом 2019 года выросла почти на треть, с 471,6 млрд до 617,31 млрд рублейSHARES

Первая строчка остается за фирмой «Агрокомплекс» им. Н. И. Ткачева семьи бывшего министра сельского хозяйства Александра Ткачева, владеющей обширными земельными наделами в самых дорогих регионах страны, Краснодарском и Ставропольском краях и Ростовской области, — 88,6 млрд рублей. 

С четвертого на второе место переместился «Продимекс» Игоря Худокормова F 175 (65,1 млрд рублей). Этому способствовал рост стоимости земель в Центрально-Черноземном районе, в среднем по региону они выросли в 2020 году почти вдвое, а в некоторых областях приблизились к ценам земель на юге России. Агрохолдинг «Степь» Владимира Евтушенкова F 65, занимавший второе место, несмотря на наращивание земельного банка, переехал на четвертую строчку (48,2 млрд рублей). На третьей по-прежнему «Мираторг» братьев Александра F 129 и Виктора Линников F 130 (49,1 млрд рублей).

Форбс.

__________________

P.S. Кто и как стал хозяином российской земли не так уж и важно. Не важно, какие агрохолдинги становятся монополистами.

Как во всей капиталистической системе здесь важно лишь одно: выгода впереди интересов человека, его достатка и свободы.

Когда-то в советский период только ленивый не ругал колхозы и не приписывал массовый голод 30-х годов коллективизации.

Но не нужно строить иллюзий. Никогда мелкое частное сельское хозяйство не бывает рентабельным в размерах даже госзаказа. Вопрос только в одном: на кого работают крестьяне в обширных хозяйствах: на себя или на хозяина. И остаются ли они свободными в условиях эксплуатации и бедности, когда вместо крестьян превращаются в  батраков.

Когда-то были землевладения с крепостным трудом крестьян. Потом были латифундии с трудом рабов. Но когда бы это ни происходило, в каком уголке земного шара, мелкое хозяйство — это жизнь впроголодь. Земля для того, чтобы быть рентабельной должна сосредотачиваться в одних руках.

Вот мы и наблюдаем развенчание очередного мифа о том, что советские колхозы — это плохо, это убыточно, и главное, это ограничение частной инициативы и эксплуатация крестьянства.

А как быть сейчас? Сейчасна тех же латифундиях работают уже не крестьяне, а батраки, мигранты и сельхозрабы.

Чем подобный спсоб ведения хозяйства лучше свободного равноправного труда колхозника?

Нет ни одной отрасли,ни одной структуры хозяйства, где бы капитализм преуспел без эксплуатации и наемного труда зависимых людей.

А способы обогащения и расширения своих хозяйств говорят сами за себя: трудами праведными не построишь палаты каменные.

С этой проблемой невозможности крестьянину жить трудом рук своих  со своего надела, показала еще реформа 1861 года.

Все возвращается на круги своя. И народ как всегда лосится на одну примитивнуюидею: зато вы свободны идти куда хотите и думать, что хотите.

«Кто станет колебаться, если ему предложат выбор между свободой в бедности и богатством в рабстве (коммунистическое рабство несвободы идеологической). Разве не лучше потерять землю (отмена частной собственности), чем право мыслить свободно?»

Вот за это и ловят обывателя, уверяя, что лучше бедность, зато со свободомыслием, чем социализм с равенством труда и дохода для всех.

Вот и выдвигает Навальный с Тихановский главным своим лозунгом свободу и демократию. Только не понимают обыватели, что бедность не поволит тебе никогда даже мыслить свободно, потому что голод и заботы лишат тебя любых мыслей, а дорогостоящее учение станет для тебя даже не мечтой, а несбыточным раем.

Для  свободы мыслить и решать нужна свобода материального достатка, а не бедность, сковывающая руки и лишающая мыслей.

Демагогический бред стал для нас способом уничтожения в нас здравомыслия и видения реального положения вещей.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic