ansari75

Categories:

Святое право частной собственности.

Приход — в расход. В России расцветает бизнес по продаже церквей: изучаем лоты и объявления

Ярославль

Николо-Тропинский храм XVII века стоит в самом центре Ярославля — от главной площади города его отделяет река Которосль. На сайтах агентств недвижимости (здесь и здесь) он продается давно, поэтому цену приходится сбавлять: от первоначальных 45 миллионов дошли до нынешних 39. Происхождение объекта продавцы и агенты не афишируют: ЦИАН утверждает, что здание построено в 1900 году и является «административно-складским». В объявлении написано, что древняя церковь «идеально подходит для размещения... офисов крупных компаний, политических партий, фондов общественной и государственной направленности, гостинично-ресторанных комплексов, культурно-оздоровительных медицинских учреждений». О неплохом состоянии объекта свидетельствует рекламный ролик. Общая площадь объекта — 697 кв. м; вместе с ним продается участок 45 соток.

Объявление о продаже Николо-Тропинского храма. Скриншот: avito.ru
Объявление о продаже Николо-Тропинского храма. Скриншот: avito.ru

Объявление о продаже Николо-Тропинского храма. Скриншот: avito.ru

Храм св. Николая в Тропинской слободе Ярославля на самом деле построен в 1660 году и получил известность, когда рядом с ним, на переправе через Которосль, умер патриарх Никон — отец церковной реформы и виновник Русского раскола. Получив прощение царя после опалы, он возвращался из ссылки в Москву, но не доехал. Гроб с телом патриарха был установлен в Тропинском храме 17 августа 1681 года. В РПЦ периодически ведутся разговоры о канонизации Никона.

Храм закрыли в 1931 году и передали его деревообрабатывающей фабрике. Оборудовав в нем клуб для рабочих, фабрика снесла купол и колокольню, а приходское кладбище постепенно застроили жилыми зданиями (сейчас на нем элитные коттеджи). В послевоенные годы обезображенный храм использовали как склад: последним его владельцем уже в начале ХХI века было ОАО «Ярославрыба», которое провело утилитарную реставрацию здания, разделив его на офисы. Последним собственником храма в реестрах числится ООО «Торгкоммерц», куда — в связи с банкротством — арбитражный суд в середине февраля назначил конкурсного управляющего. Возможно, теперь продажа храма ускорится.

Николо-Тропинский храм. Фото начала XX века
Николо-Тропинский храм. Фото начала XX века

Николо-Тропинский храм. Фото начала XX века

Риелторы, занимающиеся объектом, уверяют, что «имеются все согласования» на расширение его площади примерно в два раза. Еще в 2018 г. департамент охраны объектов культурного наследия Ярославской области согласовал проект реконструкции храма, разработанный ООО «Ветер». Он предусматривает возведение на прихрамовой территории Г-образного корпуса и новой ограды, но не возвращает храму исторического облика, который может смутить потенциальных арендаторов. Проект получил положительное заключение государственной историко-культурной экспертизы.

Объявление о продаже Николо-Тропинского храма. Скриншот: avito.ru
Объявление о продаже Николо-Тропинского храма. Скриншот: avito.ru

Объявление о продаже Николо-Тропинского храма. Скриншот: avito.ru

Ярославская епархия РПЦ, которая в упор не замечает Николо-Тропинский храм, тем не менее не смогла смириться с существованием в центре города прихода «альтернативной» православной церкви — Российской православной автономной (РПАЦ), который с 1992 г. на законных основаниях занимал храм Владимирской иконы Божией Матери на Божедомке (также XVII в.), проведя полную научную реставрацию этого уникального трехшатрового памятника. В ноябре 2016 г. арбитражный суд изъял этот храм у верующих «в пользу государства», а уже в 2017-м он был передан РПЦ. С тех пор РПАЦ, имеющая в городе большую зарегистрированную общину, не имеет постоянного места для богослужений.

Село Завалово Тульской области

Храм св. великомученика Димитрия Солунского в селе Завалово Одоевского района Тульской области построен в 1843 г. в стиле позднего классицизма на месте деревянного храма XVII в. В том же XIX в. к нему пристроили придел, трапезную и колокольню. Объявление о его продаже провисело на Avito весь прошлый год, и оно было более честным, чем в Ярославле: «Продается церковь... Расположена на берегу реки Упа». В состав лота входил земельный участок 1 345 кв. метров. За все это культурно-природное наследие просили всего 450 тысяч. В результате под Новый год церковь ушла за 186 тысяч — по цене старых Жигулей!

Храм св. великомученика Димитрия Солунского в селе Завалово Тульской области
Храм св. великомученика Димитрия Солунского в селе Завалово Тульской области

Храм св. великомученика Димитрия Солунского в селе Завалово Тульской области

Село Завалово возникло у «Засечной черты» Московского царства при Иване Грозном. Сейчас в нем официально зарегистрировано 18 жителей, но есть немало богатых дачников, в том числе высокопоставленных военных из Москвы. Наверное, ради них в прошлом году открыли новый мост через Упу. Напротив Завалова начинается известный заповедник «Тульские Засеки». Покупателем храма стал тоже москвич — Павел Юрьевич Осипов, данные которого совпадают с размещенными в интернете сведениями о столичном арбитражном управляющем.

Продавал же храм тульский арбитражный управляющий, назначенный судом после банкротства собственника здания — 30-летней местной предпринимательницы Натальи Купрюхиной. Она, в свою очередь, приобрела храм, когда разорился заваловский сельхозкооператив — наследник колхоза, хранившего в храме зерно.

Охранный статус как памятник местного значения храм получил еще в 1960-е, но ни один собственник не сделал ничего для его реставрации.

Внутри храма, правда, можно обнаружить простенькие подсвечники и аналои — кто-то совершал в нем молебны. Но это была явно не РПЦ, так как в ее Белевской епархии, охватывающей Одоевский район, храмом не интересовались вплоть до появления сведений о его продаже. Когда в епархию начали звонить журналисты, она инициировала «проверку законности продажи». Заявленная цель: получить храм в церковную собственность, но как это оформить юридически — непонятно. В епархии рассчитывают главным образом на «сознательность» покупателя...

Москва

Долго и, похоже, безнадежно продается в Москве исторический храм Николо-Рогожской общины древлеправославных христиан-старообрядцев на Малой Андроньевской улице, недалеко от метро «Площадь Ильича». В интернет-объявлениях он обозначен как «особняк» площадью 1 204 кв. м и стоимостью 228 млн 760 тысяч рублей. Причем за последние пару лет цена лота снизилась почти в два раза.

Николо-Рогожский храм на Малой Андроньевской улице в Москве, 1915 год
Николо-Рогожский храм на Малой Андроньевской улице в Москве, 1915 год

Николо-Рогожский храм на Малой Андроньевской улице в Москве, 1915 год

Николо-Рогожская церковь — признанный уникальный образец модерна, или «неорусского стиля», построенный в 1910–15 гг. по проекту архитекторов Бондаренко и Благовещенского. Вплоть до закрытия в 1929-м храм являлся духовно-административным центром Русской древлеправославной церкви (РДЦ), которая восстановила свою иерархию в 1923 г. В течение семи лет в этом храме заседал Главный церковный совет РДЦ и Объединительная комиссия по сближению двух крупнейших старообрядческих согласий. Президиум Моссовета мотивировал изъятие храма у верующих «острой необходимостью рабочих фабрики № 4 Москвошвей в клубном помещении». Фабрика Москвошвей со временем стала объединением «Пионер», которое и довело храм до аварийного состояния к 1993 году, когда он был продан в частные руки и реконструирован под офисы. Один из них на рубеже веков занимал «Союз правых сил».

Ныне здание находится на балансе ООО «Альтавир», связанного с группой «Ренова» Виктора Вексельберга. Во всяком случае, когда руководство РДЦ ставило вопрос о возвращении храма церкви, переговоры с ней вели «люди Вексельберга», которые якобы предлагали старообрядцам купить свой же храм «со скидкой». «Альтавир» позиционирует себя как строительная компания, а ее учредителем является кипрский офшор «Долардино Холдингс Лимитед», до недавнего времени зарегистрированный по тому же адресу, что и компания «C.M. Renova Limited».

Как сообщал портал Credo.Press, осенью прошлого года Таганский суд Москвы оштрафовал на 200 000 рублей собственника Никольско-Рогожской церкви за нарушение обязательств по сохранению памятника. Сейчас главным арендатором храмовых помещений является Российская академия предпринимательства, один из учредителей которой — Российский союз промышленников и предпринимателей. Среди массы других арендаторов выделяется «Центр семейного и сексуального развития Валерии Агинской», который прямо в храме организует курсы по «развитию интимных мышц» и «искусству оральных ласк».

РДЦ не оставляет попыток вернуть храм, но пока ситуация выглядит тупиковой.

Николо-Рогожский храм в наши дни
Николо-Рогожский храм в наши дни

Николо-Рогожский храм в наши дни

По словам представителя церкви о. Андрея Марченко, «памятники у частных собственников должно выкупать государство, которое в свое время национализировало их. Раз Российская Федерация признает себя правопреемницей СССР, платит по долгам, в том числе международным организациям, почему не выполнить обязательства перед своими гражданами? Страница репрессий против верующих не будет перевернута, пока такие примеры существуют в обществе».

Саратов

Еще один старообрядческий памятник — целый кафедральный Покровский собор Белокриницкой иерархии (ныне — Русская православная старообрядческая церковь, РПСЦ) — продается с осени прошлого года через компанию ЦИАН в Саратове. Он расположен в центре города, на улице Кузнечной, и был построен в эклектичном стиле в 1890-е. Как и в Ярославле, продавец умалчивает о происхождении объекта, называя его «нежилым зданием свободного назначения» площадью 377 кв. м с участком 6 соток. «Здание требует ремонта, подходит под все виды деятельности, гостиницу, хостел, ночной клуб. Закрытый двор на 3 дома, автоматические ворота», — сказано в описании лота. Цена — 13,5 млн.

Покровский собор Белокриницкой иерархии в Саратове. Наши дни
Покровский собор Белокриницкой иерархии в Саратове. Наши дни

Покровский собор Белокриницкой иерархии в Саратове. Наши дни

Собор внесен в перечень объектов культурного наследия Саратовской области, хотя нынешний собственник — предприниматель и общественник Вячеслав Севостьянов — пытается оспорить этот статус с помощью заказанных им экспертиз. Храм оставался действующим почти до самой войны — его закрытия добились в 1940 г. охранники Саратовской тюрьмы, заселившие примыкающие к собору здания. С 1954 по 2016 гг. собор занимал клуб Всероссийского общества слепых, которое и продало здание Севостьянову. Когда-то он организовал в Саратове Китайский деловой центр, а потом безуспешно баллотировался в Госдуму и местные представительные органы от ЛДПР и «Патриотов России», параллельно скупая разную недвижимость. Но наступили тяжелые времена, и недвижимость приходится распродавать, пока этим не занялись конкурсные управляющие, как в случаях с храмами в Ярославле и Завалове.

***

Конечно, этими примерами не исчерпывается список исторических храмов, выставлявшихся на продажу в РФ. В нулевые были проданы даже два московских храма — св. Александра Александрийского на Ленинградском проспекте, где разместился банк, и св. Филиппа на Большой Никитской, где сейчас ресторан. По словам журналиста «МК» Сергея Бычкова, который расследовал эти инциденты, владельцы зданий избегали претензий РПЦ с помощью управлявшего московскими приходами митрополита Арсения (Епифанова), якобы принимавшего от них щедрые «пожертвования».

Главный редактор сайта «Хранители наследия» и активист «Архнадзора» Константин Михайлов опубликовал еще несколько примеров продажи храмов, на которые по закону могла бы претендовать РПЦ. Это церкви Рождества Богородицы в Кашине (XVIII в.), где размещался кинотеатр, Преображения в подмосковном селе Нестерово (1820-е), которая на момент продажи была действующей, Михаила Архангела в окрестностях Череповца (конец XIX века), Сретения Господня в Кинешме (XVIII в.), Казанской иконы Божией Матери в Бежецке (XVIII в.) и Рождества Богородицы в Рязанской области (начало XIX в.).

Продажа ставших ненужными храмов происходит в современной России на фоне силового изгнания «альтернативних» православных общин из отреставрированных или даже построенных этими общинами храмов, в которых они как раз нуждаются. В одном лишь Суздале и Суздальском районе верующих РПАЦ изгнали из 16 храмов, переданных им как правило в виде руин в 90-е и полностью отреставрированных общинами. В Пензенской области несколько лет назад судебные приставы вообще снесли до основания целый монастырь ИПЦ, существовавший там с советских времен.

Продажа храмов — яркий индикатор лицемерия «православно-патриотической» пропаганды и государственной идеологии опоры на «традиционные ценности». В стране, где большинство храмов, невзирая на их культурную ценность, было осквернено и изуродовано в совсем недавнем прошлом, недопустимо самоустранение государства от ответственности за их судьбу, если такие храмы попали в частные руки.

Если Россия станет свободной, то в ней обязательно встанет вопрос о реституции — с разумной компенсацией ущерба, нанесенного историческим собственникам.

Но этот вопрос имеет две стороны: отственность государства и установление надлежащего собственника. И решение именно второй части вопроса, учитывая все коллизии церковной истории ХХ века, не обещает быть простым.

Александр Солдатов,
"НОВАЯ ГАЗЕТА", 24-26 февраля 2021 г.

________________________________

P.S. Самое примечательное здесь : «Если Россия станет свободной.». От чего свободной? От собственности, от государства, от закона?

Не нужно строить из себя сугубо культурного и патриотически настроенного традиционалиста-православного.

Все в этом мире гораздо проще и прозаичней, чем думают защитники церковных объектов.

Во-первых, многие церкви оказались в чьей-то собственности, потому что приватизировали конторы, заводы, пароходы, каждую конуру и каждую времянку все, у кого хватило расчета и знакомств в ожидании будущей выгоды от капиталистического производства.

До сих пор государство возвращало свою собственность церкви. Кроме того, церковные здания, признанные архитектурными памятниками имели разный статус. Они числились в федеральной собственности, а некоторые в региональной. Государство занималось реставрацией только федеральных памятников. Местные памятники хоть и передавались церкви, но не всегда ею могли быть отреставрированы.

А если это частная собственность? Ее выкупи да еще отреставрируй. Государство помочь не может, а у самой церкви нет таких средств.

Вот вам господа православные собственники и предприниматели хороший способ доказать свою веру в действии. Выкупите и подарите.

Нет желания? А причем и тогда здесь будущая свободная Россия? Она что, станет деньги тратить на церкви без оглядки на собственника или за счет сокращения социальных расходов?

Все эти торги и продажи показатель только одного: сами люди не слишком дорожат своей верой православной и своими традиционными ценностями. Выгода и расчет им дороже духовных ценностей и храма вместе с молитвой.

Индикатор лицемерия  это не «православно-патриотическая» пропаганда и государственная  идеология опоры на «традиционные ценности». Это индикатор умелого манипулирования сознанием верующих, переставляя акценты с очевидного на свои идеологические либеральные доводы.

Вот и скиньтесь, либералы и почитатели истинно-православных ценностей, купите храм и передайте его приходу. 

Как говорится, каждое лыко в строку. А в данном случае все эти продажи не индикаторы лицемерия, а индикаторы товарно-денежных отношений, для которых нет понятий «духовность», «вера», «православие», а есть понятие платежеспособность и выгода. Там, где государство не может действовать силовым методом, царят в душах людей холодный расчет и равнодушие и к памятникам, и к прошлому.

И рассуждения некоего о. Андрея о том, что государство обязано выкупать то, что национализировало, настолько показательны в отношении иждивенчества самой церкви, что не хочется напоминать отцу  Андрею, что и в царское время все церкви находились в собственности государства. Их и национализировать не было необходимости. Упразднили Синод и отделили церковь от государства, и автоматом все приходские храмы остались собственностью  государства, кроме тех, что были в поместьях как частная собственность помещика.

Кстати, тем, кто считает, что в российском государстве очень дорожили православием, следует напомнить, что в российском имперском государстве дорожили строгим учетом и контролем. Строить церкви, а тем более семинарии или открывать монастыри никто по своему желанию не имел права. Всеми этими делами ведал Синод. Он же давал разрешение на строительство или на открытие семинарии. Платить то всем приходилось из казны. Зачем лишний расход?

Но если речь идет о возвращении церковной собственности, то и общенародную собственность не мешало бы вернуть.

Заводы и фабрики, нефтяные скважины  разведывались и строились всем народом на его средства. Почему бы не отобрать у Потанина нефтяные разработки, которые он неумело использует в ущерб экологии? Разве это меньше по значению, чем храмы?

Спрос  с тех, кто ввел права частной собственности на территории России. А значит и с тех, кто признал капитализм более прогрессивынм, чем социализм.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic