ansari75

Category:

Хоть в пропасть, только не в Москву.

«Апостольский жребий» отвел от Сербии «руку Москвы». Патриархом Сербским избран умеренно проевропейский кандидат Порфирий

Крупнейшая на Балканах православная церковь, Сербская — каноническая территория которой охватывает как минимум семь государств, — получила 18 февраля нового патриарха. Его избирал за закрытыми дверями в крипте собора Св. Саввы, строящегося в центре Белграда в том числе на российские деньги, Архиерейский собор, на который собралось 39 иерархов. Сначала они голосовали бюллетенями — в два тура, а в заключение имена трех кандидатов, набравших наибольшее число голосов, запечатали в конверты и положили в Евангелие. После усердной молитвы один из конвертов вытащил старец-архимандрит Матфей (Ристанович) — в конверте оказалось имя митрополита Загребского и Люблянского Порфирия (Перича).

Такой порядок избрания называется «апостольским жребием» — согласно новозаветной книге «Деяния апостолов», так избрали апостола Матфия на место повесившегося Иуды Искариота. Так избирали и первого Московского патриарха после восстановления патриаршества в 1917 г. Тихона (Беллавина), и так же предлагали избирать патриарха РПЦ в 2009-м. Но нынешний предстоятель Московской патриархии категорически отверг ненужный «мистицизм».

Митрополит Загребско-Люблянский Порфирий (в центре). Фото: AP / TASS
Митрополит Загребско-Люблянский Порфирий (в центре). Фото: AP / TASS

Митрополит Загребско-Люблянский Порфирий (в центре). Фото: AP / TASS

19 февраля Порфирий будет возведен на престол Сербских патриархов, став 46-м по счету из их более чем семивековой череды. Его предшественник, патриарх Ириней, скончался 20 ноября прошлого года, став первой жертвой ковида среди предстоятелей поместных православных церквей мира.

Похороны патриарха Иринея, скончавшегося от коронавируса, 22 ноября 2020 года. Фото: Srdjan Stevanovic / Getty Images
Похороны патриарха Иринея, скончавшегося от коронавируса, 22 ноября 2020 года. Фото: Srdjan Stevanovic / Getty Images

Похороны патриарха Иринея, скончавшегося от коронавируса, 22 ноября 2020 года. Фото: Srdjan Stevanovic / Getty Images

Избранный патриарх Порфирий сравнительно молод — ему 59 лет, но, как говорят в Сербской патриархии, его здоровье оставляет желать лучшего. Он родился в Сербии и получил при крещении имя Православ. В 23 года стал монахом в знаменитом сербском монастыре Высокие Дечаны, после чего окончил богословский факультет Белградского университета. Продолжал обучение молодой монах в Афинах, как и большинство нынешних епископов Сербского патриархата. Обучение Порфирию пришлось прервать ради карьеры: в 1990 году он стал иеромонахом, затем игуменом монастыря в Ковиле, а в 1999 году — епископом Егерским, викарием Бачской епархии.

Лишь в 2004 году епископ Порфирий защитил в Афинах докторскую диссертацию, посвященную экзегетике св. Иоанна Златоуста. Новый большой карьерный шаг Порфирий сделал в 2014 году, получив назначение в Загребско-Люблянскую митрополию, охватывающую Хорватию и Словению — страны, входящие в ЕС и НАТО. Политическая обстановка того времени на Балканах требовала назначения в эти страны иерарха, не выступающего с открыто промосковских позиций.

Сербская церковь является в современном православном мире той самой «золотой акцией», обладатель которой получает контроль над «мировым православием». Как известно, его разделил «украинский вопрос», после того как в 2018–19 годах Константинопольский (Вселенский) патриархат, обладающий особыми правами в православном мире, предоставил автокефалию (церковную независимость) Украинской церкви, которую РПЦ считает своей с XVII века.

Таким образом, в Украине сейчас существуют две примерно равновеликие православные церкви: автокефальная и зависимая от Московского патриархата. И с теми, кто признает автокефальную, РПЦ разрывает каноническое общение. Сейчас украинскую автокефалию признали лишь церкви греческого мира: Константинопольская, Александрийская, с оговорками — Элладская и Кипрская. Но остальные колеблются, сохраняя общение и с Москвой, и с Константинополем. Если голос маленьких церквей типа Албанской, Чехословацкой или Польской особой роли тут не играет, то крупные Румынская и Болгарская церкви уже посылают сигналы о своей готовности со временем признать украинскую церковную независимость.

При таком раскладе Москва приложила немало сил к удержанию в орбите своего влияния крупной Сербской церкви.

На ее канонической территории на средства России реализуется множество программ — от уже упоминавшегося строительства храмов до разного рода детских лагерей, благотворительных фондов и учебных заведений. В качестве важного аргумента Москва использует наличие на территории Сербской церкви своих «очагов сепаратизма» — в виде непризнанных Македонской и Черногорской церквей. Многим сербским политикам, разыгрывающим шовинистическую карту, близка и понятна параллель между Украиной и бывшими югославскими республиками...

Тем не менее будет большой ошибкой считать, что сербский епископат твердо держится за «братушек» из Москвы. Да, финансовую помощь получают, о дружбе и единстве говорят, но политический менталитет имеют скорее европейский. Почти все сербские епископы среднего и молодого возраста получили образование в Греции, Западной Европе или США, а отнюдь не в духовных школах Московского патриархата. От лица молодого поколения сербского епископата два года назад епископ Западноамериканский Максим (Василевич) вполне открыто призывал признать украинскую автокефалию. Неслучайно и Иерусалимский патриарх Феофил недавно говорил о важности «держаться Константинополя» именно в интервью сербскому изданию Kurir.

Избрание патриархом Порфирия позволяет сохранить статус-кво в современном православном мире. Но очевидно, что Москва делала ставку не на него, а на епископа Бачского Иринея (Буловича) или епископа Будимлянского Иоанникия (Мичовича). «Апостольский жребий» отвел от Сербской церкви руку Москвы...

Александр Солдатов,

P.S. Казалось бы, что « ему Гекуба, что он Гекубе?». Ведь главное не кто с кем, а кто остается кем. И здесь православие должно быть православием, а не рукой Запада или рукой Москвы.

Но так уж мы устроены, что если недовольны властью, то непременно будем стараться в пику этой власти поступиться любыми принципами, вплоть до веры. Раз мы считаем РПЦ МП злом, а Москву злом бОльшим, чем Европа, то тогда конечно, прозападный патриарх во сто крат лучше промосковского.

Но зададим себе вопрос: чем чужая церковь тебе милее своей? Неужели тем, сколько денег может она тебе выделить? Или тем, сколько благ тебе принесет союз с католиками и протестантами в области политических преференций на будущее?

Нет, никто не собирается защищать стяжательство и политические расчеты ради выгоды ни Москвы, ни Сербии. Вопрос в другом: почему измена Москве и смена щедрой руки славянской на западно-европейскую постоянно является определителем веры и чистоты того же православия у многих и очень многих наших церковных обозревателей? Ведь патриархи уходят и приходят. Даже Путины не вечны, но разве дружба между народами и особенно единство веры могут стать объектами спекуляций?

«Апостольский жребий» отвел от Сербской церкви руку Москвы... Ах, как промыслительно. Сколько радости и нескрываемого сарказма. А ведь это горькие слова, если они действительно не циничный расчет, а вопрос сохранения единства веры.

Вот и Навальный запричитал: «Россия постоянно несчастная страна, русскую литературу откройте — одни описания несчастья. »

Неужели нынешний патриотизм и вера измеряются теперь степенью словесного унижения своей страны и ее народа? И слова о желании видеть эту страну свободной и счастливой, звучат двойной ложью. Не может человек испытывающий радость от унижения своей страны, радость от установления над ней западного контроля, радость от потери ею своих друзей, ставших предателями только по выгоде или политическому расчету, искренне желать и народу, и его будущему счастья и свободы. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic