ansari75

Category:

РПЦ МП на распутьи

Преемники Кирилла начали заочную предвыборную кампанию, лоббируя канонизацию двух идеологически разных церковных деятелей

Символический день — Собор новомучеников и исповедников российских, пострадавших от богоборческой власти — избрал для оглашения своей исторической инициативы Псковский митрополит Тихон (Шевкунов). В этом году Собор отмечался 7 февраля, и Тихон служил в Псково-Печорском монастыре. Том самом, где прошла его церковная юность и духовником которого почти 40 лет был архимандрит Иоанн (Крестьянкин), имевший репутацию прозорливого «старца».

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Фото: Псково-Печерский монастырь
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Фото: Псково-Печерский монастырь

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Фото: Псково-Печерский монастырь

Тогдашний архимандрит Тихон привез в 2000 году в скромную келью «старца» в Псковских Печорах только начинавшего свое правление Владимира Путина. Старец благословил выходца из КГБ и дал ему наедине какие-то духовные наставления, содержание которых не обнародуется по сей день.

Идея Тихона состоит в том, что его духовный наставник, покинувший этот мир в феврале 2006 года в возрасте 95 лет, входит в Собор новомучеников и исповедников. В 1950 году, когда (если верить бывшему министру образования РФ и специалисту по истории РПЦ Ольге Васильевой) шло «золотое десятилетие сталинского церковного ренессанса», о. Иоанн, молодой московский священник, был осужден по ст. 58.10 УК РСФСР («антисоветская агитация и пропаганда») и отправился в Каргопольлаг. Лишь через два года после смерти Сталина его досрочно освободили. Этот эпизод истории «старца» владыка Тихон интерпретирует как исповеднический подвиг.

После «хрущевских гонений», в 1967 г., «старец» поселяется в Псково-Печорском монастыре, где быстро получает сан архимандрита. К нему начинается всероссийское паломничество: всегдашняя очередь у его кельи и стремительные проходы по территории монастыря, когда о. Иоанн на лету отвечал на сложнейшие вопросы, красочно описаны в бестселлере Тихона «Несвятые святые». Будущий святой и, возможно, будущий патриарх познакомились в середине 1970-х, когда Тихон был еще юношей.

Митрополит Псковский и Порховский Тихон (Шевкунов). Фото: РИА Новости
Митрополит Псковский и Порховский Тихон (Шевкунов). Фото: РИА Новости

Митрополит Псковский и Порховский Тихон (Шевкунов). Фото: РИА Новости

Благословение Путина — органичный итог пастырской деятельности о. Иоанна. По воспоминаниям паломников, став «старцем», он начал проповедовать безусловное смирение перед властью — до тех пор, пока она напрямую не посягает на догматы веры. Бывшие семинаристы, столкнувшиеся с попытками вербовки в КГБ или «соблазнительными моментами» в поведении иерархов, вспоминают, что в ответ на их жалобы о. Иоанн поучал: «Архиерей — образ Христа на земле. Если что-то непонятно в его словах и поступках, то потом откроется их благодатный смысл». Некоторым этого было достаточно, чтобы совесть больше не мешала церковной карьере.

В 90-е о. Иоанн в самых жестких выражениях осуждал появление «альтернативних» православных приходов в России — зарубежной и катакомбных юрисдикций. Он называл их «раскольниками и разрушителями». Спустя десятилетие его духовному сыну Тихону (Шевкунову) доведется возглавить процесс присоединения к Московскому патриархату значительной части Русской зарубежной церкви...

По-другому относился к Катакомбной церкви «апостол советской интеллигенции» о. Александр Мень. Всего год отвел ему Промысел на открытую проповедь — в университетских аудиториях, домах культуры и на советском телевидении. 9 сентября 1990 года неизвестный зарубил о. Александра топором около подмосковной станции Семхоз, когда священник спешил на службу в храм. Несмотря на множество версий, громкое преступление 30-летней давности так и не раскрыто. О. Александр был моложе о. Иоанна на 25 лет и погиб как мученик раньше него на 16 лет.

Протоиерей отец Александр Мень, 1990 год. Фото: Олег Власов / Фотохроника ТАСС
Протоиерей отец Александр Мень, 1990 год. Фото: Олег Власов / Фотохроника ТАСС

Протоиерей отец Александр Мень, 1990 год. Фото: Олег Власов / Фотохроника ТАСС

И хотя вокруг его взглядов ведутся горячие споры, интеллектуальный вклад Меня в церковную культуру ХХ века несопоставим со вкладом печорского «старца». О возможности канонизации о. Александра заявил на днях в прямом эфире телеканала «Россия 24» постоянный член Синода, преемник патриарха Кирилла на посту главы Отдела внешних церковных связей митрополит Иларион (Алфеев).

Митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев). Фото: РИА Новости
Митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев). Фото: РИА Новости

Митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев). Фото: РИА Новости

Православное крещение о. Александр принял в 1935 году от архимандрита Катакомбной церкви Серафима (Битюкова). В его книгах немало критики религиозного фундаментализма, но благоговение перед катакомбной традицией советских времен он пронес через всю жизнь. Служение о. Александра, несмотря на всю его мировую известность, проходило в полукатакомбных условиях — на сельских приходах и в квартирах, где он совершал крещения новообращенных. В официальных изданиях Московской патриархии его перестали публиковать в 1961 году, с тех пор он издавался только в «там-« и «самиздате» под псевдонимами. Главный труд его жизни — 7-томная «История религии» — впервые напечатан на родине только после смерти Меня.

А при жизни о. Александра считали еретиком, подозревая в «иудеохристианстве» и «крайнем экуменизме». Этому посвящено открытое письмо за подписью главного богослова Московской патриархии того времени митрополита Антония (Мельникова), распространявшееся в 1980-е. Вероятнее всего, подлинным автором письма был нынешний заслуженный профессор Московской духовной академии Алексей Ильич Осипов. При Алексии II труды о. Александра нередко запрещали продавать в церковных лавках, а для его последователей создали своего рода «резервацію» — приход храма св. Космы и Дамиана напротив мэрии Москвы.

Тем неожиданнее стало распоряжение патриарха Кирилла издать на высоком полиграфическом уровне все литературное наследие Меня. Правда, после выхода нескольких томов амбициозный проект забуксовал.

***

Канонизация святых — процесс не очень быстрый. Надо не только дать «канонический» ответ на все спорные места в биографии кандидата, но и выслушать богословскую критику в его адрес, и собрать факты о чудесах.

Своими канонизационными инициативами Тихон и Иларион скорее намекнули на контуры будущих предвыборных программ, на ценности и целевые группы, на которые они будут опираться при их продвижении. С этой точки зрения Тихон больше похож на популиста-почвенника, близкого к Кремлю, а Иларион — на рафинированного ученого, демонстрирующего осторожный либерализм.

Александр Солдатов,

________________

P.S. Если не учитывать подспудные течения, состоящие из денежной и политической составляющей нынешнего православия, то создается впечатление, что официальная РПЦ МП не видит вокруг себя ничего и никого, кроме извечной своей опоры- либеральной и антисоветской тусовки. Да оно и неудивительно. Раз мечтается о связях с Западом и о некоей двусмысленной дипломатии единства церквей и христианства, то иного выбора и не будет. Вот только тверды ли столпы этого выбора?

Так крепко и безоглядно держаться за утратившие вес и значение либеральные свободы и либеральные же обличения могут только те, кто свято верит в неизменность своих властных расчетов. А верят, похоже из расчета материальной помощи со стороны определенных кругов и из-за страха перед конкурентами из всяких оппозиционных автономных православных церквей.

И в последнее время эта тенденция в официальной церкви продолжает укрепляться. Все проповеди последних недель посвящены гонениям на церковь советской властью, на превознесение заслуг новомучеников и всех, кто в свое время пошел на сопротивление властям, даже если подобные факты и остаются всего лишь домыслами проповедников. 

В каждой проповеди любое закрытие церкви и переход священника к светскому состоянию именуется репрессиями. Каждый обычный бытовой инцидент превращается в некий подвиг раннего христианства.

Не понимают обличенные административной властью управленцы, что их западнический либерализм и западная же просвещенность могут стать началом их конца.

Вектор развития неуклонно склоняется от церкви воинствующей и антисоветской к церкви умиротворяющей и патриотической. Это не только политика власти. Это запрос народной души. Стране нужен мир и примирение без постановки кого-то на колени, без общего покаяния и без присяги на верность царскому дому и монархии.

Конфликт в монастыре схиигумена Сергия (Романова) отчетливо подтверждает усталось самих православных от политики и либерализма, который видится им только в стяжании славы, власти и сребролюбии. 

Хочу этим показать, что страшная болезнь внесена в Русскую православную церковь – это корысть и зависть. Это слова схиигумена Сергия. 

И именно они отражают отторжение людей от официальной РПЦ МП. Патриарху и митрополиту Иллариону нужно задуматься, хотя они совершенно очевидно рассчитывают не на народ, а на лояльность свою к властям и денежным потокам.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic