ansari75

Category:

Кому предписано думать о будущем?

Синодальная борьба с молодежью. Бывший сотрудник Отдела РПЦ МП называет имя виновника отхода российской молодежи от веры

Вадим Квятковский в 90-е и нулевые был сотрудником синодального отдела по борьбе с молодежью.

Сегодня он написал в своем телеграмме:

"Поразительные цифры привел Кураев, конечно. Был ведь реальный интерес к Церкви и авторитет у молодежи. Но за 10 последних лет всё рассеялось.

Однако с выводом его не соглашусь. Находясь внутри системы в те годы, вижу две основные причины:

1. Личность самого патриарха. Скандалы с часами, нанопылью, яхтами, тоталитарный стиль и т.п. привели сначала к отторжению его молодежью, как личности, а затем и к отторжению Церкви, которая с ним ассоциируется. Спросите любого молодого человека сейчас, почему не нравится Церковь, в ответ будет - а у вас патриарх такой-сякой. Есть вариант - попы такие-сякие, но это экстраполяция имиджа патриарха. Но простых священников нецерковная молодёжь не видит и не знает, практически (особенно, после Смирнова и Чаплина).

2. Полное отсутствие реальной (в т.ч. экономической) поддержки церковной миссии среди молодежи все эти годы. Ноль. При постоянных громких заявлениях патриарха, что «миссия к молодежи - главная задача всей Церкви». (см.п.1).

Вся церковная власть и финансы у патриарха. И вся ответственность за произошедшее, соответственно.

На этой фотографии небольшой молодежный троллинг патриарха образца 2010 во время шествия на День славянской письменности и культуры, когда ещё были ожидания и надежды, что молодежная миссия получит реальную поддержку и развитие. На растяжке надпись - «Подумай о будущем России». В ед.ч.

Это именно к нему, к патриарху, был призыв - «Подумай о поддержке молодежной работы».

Но нет, не подумал."

БЛОГ ПРОТОДИАКОНА АНДРЕЯ КУРАЕВА, 9 февраля 2021 г.

______________________

P.S. Наивные церковники. Они полагают, что кто-то и как-то так или не так повел себя в миру и даже в отдельной епархии, не правильно осознал политику по воспитанию веры у молодежи и тут же рассеял массу жаждущих православной катехизации . 

Что же не рассеиваются массы поклонников футбола, фанаты ИГИЛ или Свидетелей Иеговы? Их рассеивают, а они вновь набираются, как впрочем и ряды Сорока Сороков тоже не пустеют.

Религиозная вера  не из разряда «сказал- сделал». Она формируется привычкой, а привычку нужно воспитывать постоянным непременным повторением заданного.

Человек по своей природе не обязателен и не постоянен. Он не может удержаться на каком-то увлечении, если не видит в нем отдачи. А какая отдача у религии? Практически никакой. Только экзальтация, вера и убежденность, что  Бог обязан тебе что-то дать. Бывает, конечно , и убежденность в собственной исключительности. Но это уже не от общей веры. Это от фанатизма.

Вот фанатики и пополняют ряды ИГИЛ, становятся фанатами своей команды или несгибаемыми адептами сект, включая и Свидетелей Иеговы, и баптистов и даже оппозиционных православных, таких как ИРПЦ или РАПЦ.

Когда же речь идет о масштабном привлечении к той или иной форме общественной жизни, будь то советский комсомол и нынешняя вера православная, то если государство не применит определенный, направленный на воспитание привычки идеологический ресурс, никто не станет массо верующим.

В Советском Союзе и пионерия, и комсомол, и праздничные демонстрации 1 мая и 7 ноября стали новой традицией советского общества, потому что поддерживались всей силой идеологии и примером, потому что связаны были с будущим и с его перспективами, с верой в служение обществу и в применение на общую пользу твоих талантов.

Чем религия может заинтересовать молодое поколение? Постом и молитвой? Участием в соборном служении и  крестном ходе? 

Для этого государство должно вернуть религии статус государственной. А раз этого нет, то и притока в церкви, воспитанных в атеизме и безразличии ко всяким верам, молодых людей не будет, сколько бы денег не выделялось на православные отряды бой-скаутов или активных членов благотворительных обществ.

В самом начале перстройки, еще в конце 80-х годов приток бывших советских граждан был огромен. Церкви заполнялись полностью не только на Пасху или Рождество.

Люди не окунались в прорубь, но выстраивались в неубывающие очереди за святой водой в течении двух дней.

Приношения на канун и в пасхальные дни были такие, что впору вспомнить Иисуса Христа и  пять коробов кусков хлеба, собранных  от пяти маленьких хлебов.

Но не забывайте. За всплеском веры пришло время прозрения и разочарования. Лихие 90-е приманили в церкви только братков, с помпой отпевающих своих убиенных сотоварищей. А простой народ, ставший в одночасье нищим, потерявший в каждой семье по близкому человеку и доходы от работы,  не обрел в церкви ни помощника, ни защитника, не получил надежды, укрепляющей веру, ни слов сострадания и сочувствия. Воскресные школы, расцветшие на волне православной экзальтации, стали пустетиь, скучнеть, а потом и вовсе заменились ОПК в школе. Зачем же тратить время на церковные школы, если итак вам расскажут и о Сотворении мира, и о Потопе, и о  Христе.

Кошельки опустели у большинства бывших верных прихожан. Им стало трудно не только жертвовать на канун сахар и постное масло, но и покупать свечки к празднику, и заказывать обедни с молебнами. И церковь перевела свой взор с верных прихожан на случайных захожан, на спонсоров с толстыми кошельками и на бюджетные оассигнования на реставрацию храмов-памятников архитектуры.

Тут уж не до молодежной политики, особенно в свете полного равнодушия этой молодежи к вопросам веры и православия.

Ни на одном приходе священник не стал своим человеком в домах не только прихожан, но и простых равнодушных ко всему обывателей. Не поинтересовался их нуждами и не постарался заинтересовать ребенка расположением к нему и любовью, что делали в самые тяжелые времена настощие педагоги и учителя, для которых важны были не доходы, а любовь и взаимопонимание.

Есть у меня знакомый бытюшка в одном поселке районного значения. Он активен, он трудится на сельском хозяйстве в своем доме и на приусадебном участке. Но храм его пуст. Только и наполняется он приезжими москвичами, имеющими по соседству дачи или домики для отдыха. Они приезжают на машинах, они жертвуют деньги и очень гордятся тем, что имеют в друзьях попа. Для среднего российского класса это так же престижно, как иметь внедорожник.

Но вот ни один сельчанин, ни из этого поселка, ни из соседних, тех, что никогда не имели церкви из-за скудости населения, не приходят даже на праздник, даже за святой водой, даже на освещение пасхальных куличей. Соответственно, их дети тоже проходят мимо церкви совершенно равнодушно.

Спрашиваешь, почему? «Да больно жадный. Все ему бесплатно делай, на все жертвуй, а сам хоть когда молебен бы бесплатно отслужил. Скучно с ним. Грубый и равнодушный.»

И даже те старики, что когда-то ходили уже не идут из ближайшего села в этот храм даже на Пасху.

Не складывается приходская жизнь. Но она и в далекие времена, когда церковь была государственной не складывалась точно так же. Это уже традиция и пересилить ее очень трудно. 

Свобода взглядов, мнений и поведения сделала излишними строгие предписания церкви и ее каноны. Каждый решил, что его вера — самая правильная. И уж если богословы антропологи говорят о том, что каждый видит Христа по своему, и что сейчас осталось только суметь объединить этого разноликого Христа в единый образ, то что сказать об обычных людях, которые могут с удовольствие окунуться в прорубь, но без удовольствия исполнять посты или утреннее и вечернее правило. 

То, что ушло из привычки, а теперь пытаются вернуть энтузиазмом единиц, никогда уже не станет массовым. Церковь останется, но вот молодежь не стремится в нее отнюдь не из-за ошибок церковной иерархии. Она не стремится в силу осознания бесполезности каниноческой веры.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic