ansari75

Categories:

Светское ли у нас государство?

О. Андрей Кураев назвал имя высокого российского чиновника, помешавшего РПЦ МП добиться запрета абортов

Добиться исключения абортов из системы обязательного медицинского страхования в России РПЦ МП помешал тогда еще действующий вице-премьер Сергей Приходько. Об этом заявил 28 января протодиакон Андрей Кураев в интервью НСН.

«На днях бывший вице-премьер ушел из жизни. Он известен, в частности, тем, что блокировал законопроект, предусматривающий ограничения на аборты в России. Была идея хотя бы исключить аборты из бесплатных медицинских услуг, но Приходько не дал этого сделать. Это не мешает патриарху Кириллу очень тепло о нем отзываться. Это показывает степень решительности РПЦ в отстаивании тех или иных ценностей. Может, это и на благо обществу, что РПЦ только на словах может что-то требовать», - отметил о. Андрей.

______________________

P.S. Почему здравомыслие должно зависеть от воли чиновника или богослова? Почему мы должны ждать, чтобы один из разумных администраторов во власти заявил свое несогласие, чтобы общество осталось светским и научно ориентированным?

Почему нас упорно ставят перед дилемой: религия и вера в Бога — столп идеологии и миросозерцания, а атеизм и научный подход, разум и очевидность — маргинальное убогое и вредоносное состояние ума?

Почему нас предоставляют безальтернативный взгляд на мир и под эту безальтернативность подводят всю политику, поведение и мышление человека?

Европейская цивилизация со своими попытками стать светской и этически свободной от догмата веры столкнулась с тупиком собственности. Иного объяснения такого упорного скатывания в клерикализм всех культурных порывов европейской мысли ничем не объяснить.

Беззальтернативность человеческого бытия в мире европейского мировоззрения стала не просто возвратом к вере в Бога. Она углубилась до такой степени, что человек перестал быть даже венцом творения по мысли тех же самых богословов. Он вообще перестал быть реальностью, уйдя в философию, выросшую из отрицания очевидного и здравого и превратившись в болезнь духа и разума.

От Фрейда к новым теориям, исключающим возможность превращения человека в хозяина своей судьбы, хозяина своей личности и индивида, в котором не предопределение формирует разум и волю, а социальное положение в обществе и свобода от догм, навязанных индивидуализмом, толерантностью и генетикой.

Есть люди, которые никак не могут понять, что нежелание советской власти признавать генетику наукой, имело под собой идеологическое основание. Спекуляции на неочевидном и далеко не имеющем под собой ничего иного, что не могла бы дать наука селекции и воспитания, легко могут переходить в сторону евгеники, расизма и фрейдизма.

Так оно по сути и получилось. С той только разницей, что новые подходы к оценке личности и ее качеств вернули человечество к безальтернативной ситуации религиозного мировоззрения.

Что толку не посещать церковные службы и не читать Отче наш с Библией, если вся идеология западного человека уперлась в тот же убогий смысл предопределения и фатальной неизбежности богатым править миром, а бедным оставаться бедными.

Каждый раз, когда церковь выступает с той или иной инициативой, хочется спросить: по какому праву вы считаете, что я обязан быть верующим? Это уже не членский билет коммуниста. Это не требование быть советским человеком или воспитанным и культурным человеком. Это априори решительное отвержение всякого иного подхода к миру, кроме одного: Бог и только Бог.

В религии есть свои положительные стороны. Она окормляет скудных разумом и слабых волей. Она трудится во славу Божию пением, живописью, архитектурой. Она веками была единственной возможностью человеку приобщиться к красоте и многообразному творчеству выдающихся личностей.

Но это не значит, что она стала единственно возможной формой осознания мира и возможностью для человека мыслить и жить по логике разума и знаний.

И вопрос здесь не об абортах, а о научном и материалистическом подходе к нашему бытию. Вопрос о том, что узкая группа, именующая себя православной РПЦ МП, имеет право диктовать всем свой взгляд на мир. И только от воли одного чиновника зависит осуществление этого диктата или его прекращение.

Недавно Константин Сёмин задал вопрос: по какому праву наши власти позволяют разрушаться больницам, школам, детским садам и одновременно золотить купола и возводить храмы, во много крат по затратам превосходящие затраты на пресловутый «дворец в Геленджике».

А ведь это и в самом деле вопрос из вопросов. И на него есть только один ответ: по праву того, что нас превратили в страну, где правит религиозное мировоззрение и клерикализм стал главным состоянием нашего общества.

Сёмин говорил о больницах. Но нужно вспомнить еще и о детском воспитательном досуге, о дворцах искусств и детского творчества, о лагерях отдыха и санаториях. Почему все эти некогда выстроенные советской властью объекты культурного воспитания передаются церкви и превращаются в очередной идеологический центр по воспитанию бездумной биомассы?

Наши Кургиняны и Катасоновы заговорили о Жаке Аттали, о новом мире, но этот новый мир, если присмотреться такой же как наш нынешний. И там, и у нас у властей и владельцев средствами производства, а значит и жизни, господствует одно стремление - сделать человека духовным рабом, который должен признать неизменность своей судьбы, признать неизбежность своего положения. 

Это даже не индийская религия переселения душ. Это социальный фатализм, повторяющий религиозные догмы на свой новый экзистенциальный лад.

Всмотритесь. После выступлений 23 января каким был лейт-мотив всех либеральных СМИ? Дайте детям свободу. Дайте детям их будущее. Даже попы заговорили об этом. « Дети нам ничего не должны».

А ведь это и есть отрицание социального значения равенства и возможностей для всех в обществе. Это и есть отрицание системы воспитания и облагораживание личности через воспитание совершенствовать личность.

Ни слова о том, как нужно видеть будущее, ни слова о назначении протестов. Только поощрение вольницы без смысла или с неверным смыслом.

Будьте свободны в развитии заложенных в вас инстинктов, не обращайте внимания на этику, эстетику, нравственность и разум. Будьте невежественны, эгоистичны и своевольны ради свободного самовыражения собственной натуры.

А вслед за этим призывом к свободе следуют утверждения, что из ничтожества не выйдет личности, что человек не способен быть самостоятельным, что им нужно управлять и жестко управлять.

Своего рода безальтернативная альтернатива. С одной стороны человеку запрещено пытаться быть хозяином своей судьбы. Это  гены с наследственностью дурной или хорошей, это запрет на  попытку собственного решения в вопросе рождения и смерти. А с другой – провозглашение полной свободы самовыражения вплоть до смены пола и эвтаназии.  Иными словами социальное изменение статуса личности путем его воспитания и образования запрещается. Решение социальных вопросов в пользу общества запрещаются. Ведь в конечном вопросе запрет на аборты особенно по медицинским показаниям , это запрет действий в пользу общества (сироты, инвалиды, умственно отсталые – это социальные вопросы для общества). Но волюнтаризм этико-нравственный дозволяется по полной программе.  Здесь угрозы системе нет.

Церковь делает вид, что заботится именно об этой стороне проблемы ,об этико-нравственной. Но на самом деле она первая сеет  смуту. Все ее запреты и запугивания концом света имеют целью отказаться от системы воспитания личности на основе христианского учения, и заменить его на запреты там, где они будут вызывать только отчуждение вместе с отчуждением от морально-нравственных ценностей.

Запрет без просвещения светом понимания всегда приведет к отказу от него. Но и снятие запретов в угоду свободу без того же просвещения светом истины приведет к утере смысла морали и нравственности. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic