ansari75

Category:

Обряд или все-таки народное гуляние?


Ковид и Крещенская прорубь: нырять или не нырять?

16 ЯНВАРЯ 2021 АХИЛЛА

С каждым днем все ближе праздник Крещения Господня, а значит, все чаще встает вопрос об освящении водоемов и народных купаниях в них.

В этом годы в РПЦ мнения и решения разделились. Некоторые, вроде митрополита Илариона (Алфеева), не рекомендуют купаться в проруби в нынешнее время:

«В нынешней ситуации, когда свирепствует вирус, когда у многих организм ослаблен после перенесенной болезни, я бы никому из православных верующих не рекомендовал погружаться в прорубь», — сказал митрополит в эфире программы «Церковь и мир» на канале «Россия-24».

На местах полный разброд: во многих епархиях (разумеется, вслед за волей мирских властей) принято решение отказаться от организации купаний в прорубях (например, в Калининградской, главой которой до сих пор числится патриарх Кирилл), а каких-то — все будет в резко ограниченном варианте, а кое-где все будет по-прежнему массово и с ледяным огоньком — например, в Татарстане (где предыдущий митрополит умер от ковида, а нынешний — открытый ковидодиссидент) собираются устроить 124 купели для 28 тысяч человек, власти одобряют.

_____________________

P.S. Так удачно внедрившися «русский обычай» ныряния в крещенскую прорубь, сведения о котором далеко не во всех воспоминаниях найдете вы в русской литературе и в живописи, грозит дать трещину и уже перестать являть собой нечто чисто российское традиционное мероприятие.

Ведь если обычай не вписан в каноны РПЦ МП и никак не считается православной традицией, а является всего лишь самочинием на местах или крещенским развлечением простонародья, как взятие снежной крепости, катание с гор в масленую неделю или проводы Масленицы, то почему церковь пытается присвоить себе это интересное мероприятие православных моржей и запрещать его или благославлять?

Почитайте Чехова. Там на Крещение устраивают катки и гуляние с оркестром. Никаких купаний в проруби. 

«На Крещение в губернском городе N. было устроено с благотворительной целью «народное» гулянье. Выбрали широкую часть реки между рынком и архиерейским двором, огородили ее канатом, елками и флагами и соорудили всё, что нужно для катанья на коньках, на санях и с гор. Праздник предполагался в возможно широких размерах. Выпущенные афиши были громадны и обещали немало удовольствий: каток, оркестр военной музыки, беспроигрышную лотерею, электрическое солнце и проч. Но всё это едва не рушилось благодаря сильному морозу. На Крещенье с самого кануна стоял мороз градусов в 28 с ветром; и гулянье хотели отложить, но не сделали этого только потому, что публика, долго и нетерпеливо ожидавшая гулянья, не соглашалась ни на какие отсрочки.»

А где же проруби и купания? Да ведь это все для «приличной» публики: и коньки, и оркестр, и лотерея.

Но наш народ тяготеет к неизвестно кем внедренным традициям самого упрощенного характера.

«Отец подводит меня к избушке, из которой идет дымок: это теплушка наша, совсем около ердани. И я вижу такое странное... бегут голые по соломке! Узнаю Горкина, с простынькой, Федю-бараночника, потом Павел Ермолаич, огородник, хромой старичок какой-то, и еще незнакомые... Отец тащит меня к ердани. Горкин, худой и желтый, как мученик ребрышки все видать, прыгает со ступеньки в прорубь, выскакивает и окунается, и опять... а за ним еще, с уханьем Антон Кудрявый подбегает с лоскутным одеялом, другие плотники тащат Горкина из воды, Антон накрывает одеялом и рысью несет в теплушку, как куколку. "Окрестился, - весело говорит отец. - Трите его суконкой, да покрепче! - кричит он в окошечко теплушки. - Идем на портомойню скорей, Косой там наш дурака валяет".

Это уже наш белоэмигрант Иван Шмелев, сын купца подрядчика. И купаются в проруби  его рабочие. Но ни он сам и ни  его сын не лезут в прорубь, а только смотрят на потеху.  Впрочем, на купание в проруби ни один батюшка даже у Шмелева никого не благославляет. Примерно, как на колядование или гадание.

Зато как красочно. Что ж еще вспоминать в изгнании? Вот они и создали мифическое православие, глядя в прошлое из-за границы.

Здесь и « токсичный» Иван Сергеев, или Иоанн Кронштадский, как определил его все тот же «Ахилла», здесь и чтение Псалтири и синодика тридцадками, и изгнание бесов, и пророчества.

Странно возвращается к нам православие. Думается, такому его саморазрушительному преображению не обрадовался бы даже Лев Толстой, не то что Чехов.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic