ansari75

Categories:

Принимаем новые решения

В Москве  14 января начался  традиционный Гайдаровский форум. Панельную дискуссию «Будущее образования в России» провел председатель правления Сбербанка Герман Греф. Вместе с Катериной Поливановой, директором центра исследований современного детства Высшей школы экономики, он обсудил переход от прежней советской системы образования к новой, предполагающей более персонализированное обучение.

Герман Греф  отметил, что благодаря советской системе образования, россияне стали одной из самых образованных наций в мире. Однако, по его мнению, сейчас перед школами стоят другие задачи.

«Предыдущая модель образования имела своей целью ликвидацию безграмотности. И эта задача была успешно решена. Мы одна из самых грамотных стран в мире были. И, в общем, остаемся ей. Та ли самая задача стоит перед системой образования сегодня? Очевидно, нет. И если предоставление знаний в школе учителем была совершенно актуально для того периода времени, то сегодня есть множество источников информации и возможностью получения знаний вне школы», - сказал глава Сбера.

Греф также отметил, что с искусственным интеллектом невозможно конкурировать с точки зрения объема знаний.

«То чего не может искусственный интеллект – это принятие решений в условиях неопределенности. Вот этому как раз мы сегодня вообще детей не учим. Такого предмета как «принятие решений» сегодня в школьной программе нет. Более того, он есть лишь в программе 5-6 вузов в России. Но это один из мягких навыков, которых детей нужно учить, начиная с младшей школы», - сказал Греф.

«Наверное, урок такой должен быть», - добавил он на уточняющий вопрос.

 WWW.KP.RU

______________________

P.S. Видите, как легко меняют риторику умные или конъюнктурные? люди. Не случайно и урок в школьную программу такой жаждет ввести Греф: как умело перестраиваться в угоду публике.

То, что поставил Михалков в вину в вину Грефу, было на Давосском форуме, давно и как теперь выясняется, неправда или неправильно понятые слова.

А правда жизни в том, что иногда сама жизнь учит зарвавшихся модернизаторов. Так хотелось им утвердить свой тотальный айти технологический прогресс. Но время показало, что есть мечта, а что есть реальность.

Бросились американские политики блокировать Трампа в социальных сетях, а оказалось, что не тут-то было. Даже в Твитере можно писать, но под другим именем, которое знающие люди идентифицируют  с запрещенной личностью.

На фоне грандиозного выпиливания Трампа из соцсетей незаметным осталось любопытное происшествие. Некий телесценарист Кристер Джонсон (в его активе есть даже «Эмми»), сразу после того, как «Твиттер» забанил Трампа, завел аккаунт John Barron @barronjohn1946. Медиатусовка знает, что этим именем пользовался Трамп, когда хотел слить журналистам какую-то информацию о своих планах не от своего имени. Все об этом знали, но все равно ссылались на Джона Баррона, от которого «получали» информацию, иногда довольно важную. То есть это медиа-личина, под которой некогда прятался сам Трамп.

Открыв аккаунт, ассоциируемый с Трампом, с картинкой Трампа с усами, Джонсон как бы спародировал панические попытки Трампа найти другие способы писать в Твиттер. Трамп действительно в эти дни твитил то в официальном аккаунте Белого дома, то в аккаунте зятя.

«Привет, я новичок в "Твиттере", ну чем вы тут занимаетесь?», – был первый твит «Джона Баррона». Через два часа у твита было 15 тысяч комментариев, 130 тысяч ретвитов и ПОЛМИЛЛИОНА лайков. 

Через два дня аккаунт имел 400 тысяч подписчиков при всего 20 твитах. А его первый твит набрал уже под 2 миллиона лайков.

Это не Трамп, это пустое место, лакуна Трампа, на которой как бы написано: на этом месте мог бы быть Трамп. И этого оказалось достаточно, чтобы собрать почти полмиллиона подписчиков за два дня.

Вероятно, это тоже рекорд – рекорд динамики прироста подписчиков за всю историю «Твиттера». При этом сам автор «Джона Баррона», Кристер Джонсон, имел на своем аккаунте всего лишь 10 тысяч подписчиков, накопленных за 12 лет. Благодаря остроумному фейку он сразу удвоил свою базу. И все равно это на порядки меньше, чем всего лишь за два дня набрал подразумеваемый-пародируемый им «Трамп».

Реальность оказалась гораздо жестче, чем могли предполагать те, кто решил ограничивать свободу интернет ресурсов. Ведь блокировка одного политика может вернуться бумерангом другому, вроде бы победителю.

Ринулись укреплять и утверждать удаленку для школы, и выяснилось, что а мало того не хватает повсеместно ресурсов и программ нет, так возникает масса бытовых проблем, которые напрочь перечеркивают великую мечту будущего.

Ведь не от жажды новизны во всем мире образование еще с далекого Средневековья перебралось из частных домов в общие школы. И не в социализации дело, а в невозможности в большой семье учить разновозрастных детей, особенно по удаленной системе.

Либо мини школы создавайте в подвалах своих домов, либо в привычную школу возвращайтесь. Ведь хоромы в двадцать комнат с двадцатью компьютерами в обычных, да и даже богатых семьях не установишь так вдруг.

Что же касается образования не для всех, то и это пока утопия. Ведь никто не знает, в какой социальной среде,  в какой семье рождаются талантливые и одаренные способностями дети. Знают только одно с давних пор, что это совсем не обязательно богатые семьи.

Человечество не имеет права лишить себя будущего в процессе естественного отбора. А естественный отбор — это такая вещь, благодаря которой каждый член этого общества становится необходимым для совершенствования человека.

Конечно, очень выгодно разжигать страсти и пугать общество завтрашним концлагерем. Это своего рода, хлеб для политиков и власти, но от того, что СМИ вдруг стали извергать лавину негатива и будоражить умы, ничего не меняется.

Сейчас родителей подвигли на борьбу с удаленкой, которая, так или иначе, заглохнет сама собой. А вот вопросы программ школьного образования никто не поднимает. Обратите внимание, Греф уже не говорит открыто о школах для особо одаренных и об упрощенной программе для остальных. Он хвалит советское образование, но сводит все к мысли о том, что это был всего лишь этап в ликвидации неграмотности. Для ликвидации неграмотности не нужны ни математика, ни физика, и всеобщая история и уж тем более черчение и астрономия.

Советская школа давала не просто набор знаний, она по максимуму расширяла кругозор и формировала материалистический подход у жизни. Именно благодаря ей и общему уровню пропагандируемой культуры, советские люди не бежали тайно или явно прикладываться к мощам, ставить свечки Спиридону Тримифунтскому, загадывать желания по утрам с медитацией, не  узнавали будущее через астральную нумерологию и видели повсеместно заговоры темных сил и мирового правительства. И дело не в том, что они боялись открыто пойти в церковь или  заговорить о Боге. Они просто не нуждались ни в молитвах, ни в заговорах.

Сейчас задача властей всех западных стран – дать обычным людям минимум знаний, да и те, в облегченном виде. Дело в том, что все они уверены в преимуществах новых технологиях и искусственного интеллекта перед человеческой памятью. А значит, нет необходимости учить то, что можно почерпнуть их компьютера.

Зачем сложение и вычитание, если это делает калькулятор.  Зачем исторические факты учить, если можно их найти в компьютере. 

Греф также отметил, что с искусственным интеллектом невозможно конкурировать с точки зрения объема знаний.

Но он не сказал, что для того, чтобы найти знания в компьютере, нужно вначале понимать какие это знания и как ими пользоваться.

Человеческий мозг и человеческая личность отличается от любого ИИ не тем, что не вмещает в себя равного с ним объема знаний, а тем, что она может оперировать даже минимумом знаний при четко поставленной и осознанной задаче.

Еще в университете нам говорили профессора, что ученый не тот, кто стал ходячей энциклопедией, а тот, кто свои знания может систематизировать и оперировать ими. Были и в докомпьютерные времена люди, которые знали все и в максимальном объеме, но ученых из них не получилось.

Задача школы не в  том, чтобы напичкать учеников  большим или малым объемом знаний, а выбрать именно те, которые развивают способности разума к абстракции, синтезу и умственному труду. И здесь и сложение, и вычитание, и дроби важны не тем, что становятся конкурентами калькулятору, а тем, что заставляют ребенка вникать в суть цифр, дают простор познавательной деятельности и позволяют ребенку ощутить особый мир математики. Все математические науки – это не тупое выполнение функций счета. Это иной мир абстракции и логики. Нельзя перекладывать воспитание этого понимания математической логики на калькулятор или компьютер.

Сохранение прежней школы – это именно и есть сохранение формирования в ребенке ценности знаний, а не нагромождение эти знаний или  наоборот, упрощение и изъятие части их.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic