ansari75

Categories:

5 непонятных слов из «Евгения Онегина»


Вромане в стихах «Евгений Онегин» Александра Пушкина много непонятных современному читателю слов. Среди них и устаревшая лексика, и историзмы — исчезнувшие предметы, понятия и явления. В нашем материале читайте, как изменилось значение термина «инвалид», ездил ли Евгений Онегин на похоронной повозке и зачем Татьяна Ларина держала розовую облатку «на воспаленном языке».

Шлафор

Но скоро все перевелось:
Корсет, альбом, княжну Алину,
Стишков чувствительных тетрадь
Она забыла: стала звать
Акулькой прежнюю Селину
И обновила наконец
На вате шлафор и чепец.

Шлафроком или, как у Пушкина, шлафором называли просторную мужскую и женскую домашнюю одежду. Внешне она напоминала халат без пуговиц с широкими карманами и поясом. Шили шлафроки из шелка, атласа или кашемира. Часто их украшали вышивкой, кружевами.

Шлафроки были очень популярны в XVIII–XIX веках. В это время из Франции в Россию пришла мода на «парадное неглиже». В домашней одежде стали принимать гостей. А художник Владимир Боровиковский даже написал портрет императрицы Екатерины II, на котором она прогуливалась в шлафроке в Царскосельском парке.

В «Евгении Онегине» Пушкин упомянул шлафрок, когда описывал мать Татьяны. В молодости она была поклонницей «чувствительных стишков» и писала «кровью в альбомы нежных дев», а в деревне стала помещицей, которая «солила на зиму грибы» и «служанок била осердясь».

Инвалид

В любви считаясь инвалидом,
Онегин слушал с важным видом,
Как, сердца исповедь любя,
Поэт высказывал себя;
Свою доверчивую совесть
Он простодушно обнажал.
Евгений без труда узнал
Его любви младую повесть,
Обильный чувствами рассказ,
Давно не новыми для нас.

В дореволюционной России «инвалидами» называли уволенных в отставку нижних чинов. То есть это было синонимом современного термина «ветеран».

Пушкин назвал Евгения Онегина «в любви инвалидом» иронично. Так он подчеркнул опыт героя в любовных делах, его многочисленные романы.

Брегет

Еще бокалов жажда просит
Залить горячий жир котлет,
Но звон брегета им доносит,
Что новый начался балет.

Абраам-Луи Бреге — часовой мастер, который открыл в 1775 году в Париже свой первый магазин. Его работы стоили очень дорого, но отличались высоким качеством и точностью. Часы Бреге стали так популярны среди французской элиты, что их даже начали подделывать. Оригинал отличали по сложной гравировке — гильоше, которую было тяжело имитировать.

В начале XIX века Бреге открыл свои магазины сразу в нескольких европейских странах. В 1808 году представительство фирмы появилось и в России. А вскоре слово «брегет» в русском языке стало нарицательным. Так называли любые карманные часы с боем.

У Пушкина в «Евгении Онегине» слово брегет встречается несколько раз. Часы у главного героя романа Евгения Онегина точно были. Но он вполне мог пользоваться не изделием фирмы Breguet, а работой одной из других популярных мастерских — Эдуарда Бове, Жан-Жака Бланпа или Абрахама-Луи Перреле.

Облатка

Татьяна то вздохнет, то охнет;
Письмо дрожит в ее руке;
Облатка розовая сохнет
На воспаленном языке.

Облатка — небольшой бумажный кружок, квадрат или прямоугольник с клеем, с помощью которого запечатывали конверты или склеивали бумагу. Пользовались ими и для частной переписки, и в служебных целях. Свои фирменные облатки были у многих государственных органов — суда, почты, разных министерств. В XIX веке их даже начали коллекционировать. К примеру, их собирал английский натуралист и путешественник Чарльз Дарвин.

В России облатки появились еще в 1690-е годы, но популярны стали со второй половины XVIII века. Тогда же ими начали пользовали в частной переписке. Татьяна Ларина у Пушкина, как и многие девушки тех лет, заклеила конверт облаткой розового цвета.

Дроги

Сначала все к нему езжали;
Но так как с заднего крыльца
Обыкновенно подавали
Ему донского жеребца,
Лишь только вдоль большой дороги
Заслышат их домашни дроги, —
Поступком оскорбясь таким,
Все дружбу прекратили с ним.

Дроги — это длинная четырехколесная повозка без кузова. Часто такое средство передвижения было самодельным. На дрогах в начале XIX века помещики ездили по деревне и на охоту.

Позднее в русском языке закрепилось дополнительное значение слова «дроги». Так стали называть погребальные повозки, экипажи для перевозки умерших. Именно с таким смыслом это слово употребила Марина Цветаева в стихотворении «Всюду бегут дороги»: «Всех по одной дороге / Поволокут дроги — / В ранний ли, поздний час».

Евгений Онегин пользовался обычными домашними дрогами, а не погребальной повозкой. А экипаж герою подавали «с заднего крыльца», потому что он не хотел видеться с соседями.

Автор: Анастасия Войко

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic