ansari75

Category:

Кто в наше время потерянное поколение?

В период пандемии нам устроили не встречу Нового года в окружении новых идей, фильмов, звуков и слов, а   вечера  воспоминаний и погружения в ностальгию. Правда, ностальгия почему-то не удалась. А вот осознание того, что как бы ни были близко дни нашей молодости, мы, тем не менее, в ногу с молодым поколением все-таки шагнули в новый мир, новую психологию, новую культуру, обрело ясность.

И отозвался этот новый мир в наших душах примерно так, как в душах послевоенного поколения далеких войн Первой и Второй. С нами повторилось то же самое, что когда-то пережили герои Западного фронта и Триумфальной арки Ремарка, герои  Хемингуэя и Олдингтона. Мы оказались новым потерянным поколением, и фильмы нашей молодости предстали сейчас перед нами в своей наготе, отразив  пустоту одних и непреходящую ценность других.

Мы жили когда-то беззаботно, наивно полагая, что у нас есть прекрасное будущее, но все разом рухнуло и мы  оказались у разбитого корыта , одни материально другие –духовно. Радость и наивность переродились  в  спешное обогащение и  доступные удовольствий, а невинность и чистота души - в цинизм безверия и мрачную иронию потерь.

Старые фильмы 60-70 годов  потеряли весь свой флер юмора и фантазии. Герои комедий в исполнении  с Бельмондо, Пьером Ришаром, Депардье  внезапно предстали в облике умственно отсталых персонажей из детского садика. Наивная сказка Голливуда, даже с Одри Хепберн или другими звездами стала вровень с индийскими мыльными сериалами. Столько наивной чепухи, лицемерной лживости и просто глупости  давно уже не предоставлялось к просмотру. А ведь когда-то мы ими восхищались. Смеяться ради хорошего настроения, не вдумываясь в значимость юмора, могут только те, кто видит мир в его первозданной чистоте. Они могут считать себя знающими и опытными, прочтя десятки книг и размышляя о мире и бытии. Но на деле эти люди не окунались в реальный цинизм и грязь, они не видели язв общества богатства и бедности, не видели несправедливых смертей и потерянных перспектив, и поэтому их наука оставалась всего лишь схоластикой и позволяла им сохранять чистоту невинности и счастья. Такими мы были вчера. А сегодня то прошлое в красках западных фильмов уже кажется нам глупым и совершенно ненужным. 

Не лучше выглядят и фильмы великих итальянцев или шведов. Весь их экзистенциальный неореализм, потерявший остроту социального вызова, устарел, как и модерн серебряного века.

Старые кумиры приказали долго жить. И как могли мы на полном серьезе считать западный кинематограф передовым и высоко интеллектуальным? Убогие персонажи, скучные коллизии, оригинальность на грани фола. Все мысли героев, все надуманные страсти, лишенные подлинного чувства и глубокого понимания жизни, все индивидуалистические потуги горестного скорбного духа открыли истинное свое содержание –  мертвая  призрачная пустота. Словно карета Золушки в полночь. Тыква и мыши в реальном бытии своей подлинной сущности. Ни один фильм не хотелось бы повторить. Ни один не вызывал ни сопереживания, ни один не будил воспоминаний, не учил познанию жизни и мира.

Пожалуй, выиграли только две-три социальные драмы, созданные в искреннем порыве любви к униженным  и оскорбленным  да экранизации романов 19 века. 

В остальном   кинематограф прошлого ушел в прошлое. 

Но вот что странно, разочарование не коснулось советских кинолент. Они оказались единственно достойными памяти, и интересны по сей день.

Причина проста. Когда-то и западные фильмы, и экзистенция представлялись тайной чужого мира. Можно было смеяться, отстраняясь от реализма той жизни. Мы видели только экзотику и фантастически свободную мысль.

Когда же вся эта фантазия социальной деградации стала реальностью, то отстраненность переросла в остраненность и отчуждение.

Советская жизненная реальность внезапно обнаружила в себе те особенности, психологический настрой и состояние духа, которые нужны обычным людям, труженикам и оптимистам для счастья и уверенности в будущем. То, что было когда-то нашим образом жизни, стало terra incognita, неким градом Китежем, который ушел не под воду, а на небеса нашей мечты. 

То, что когда-то казалось нам мечтой западного мира, стало горькой реальностью и реальность эта не принесла ни освобождения, ни счастья. В советском же соцреализие оказался огромный духовно-нравственный  потенциала, востребованные сейчас идеалы и гармонии красоты духа. Советский кинематограф по сей день открывает нам путь в будущее и дает надежду.

Мы пережили травму глобальной катастрофы. Мы стали потерянным поколением, у которого утрачены идеалы и надежды, у которого цинизм одних  или желание  сиюминутных  удовольствий, и  мрачное отрицание всего и вся —  других,  превращают жизнь в мрачную пустыню неразрешимых проблем и гнетущей пустоты.

Мир забрел в тупик скуки и уныния уже давно,  на Западе в 60-70 годы, у нас в 80-е. И справиться с собственной пустотой никто  не смог. А теперь мы смотрим на то время через годы разгула страстей и жестокости, через терроризм и собственный угар потребительского морока и понимаем, что мир должен был одуматься еще в те далекие годы, чтобы не рухнуть в деградацию, а подняться в высь, к идеалам и совершенству. И ведь был путь, существовал. Нужно было только  забыть о себе и трудиться на то, чтобы завоевать будущее для всех.

Нужно было не рефлексировать о смысле собственной пустоты, не искать самовыражения в разрушении гармонии и равновесия между душой и телом.

Советские люди готовы были на подвиг и шли осваивать целину, потом строить БАМ, мечтать о космосе. А у остального западного мира были Африка и Азия. Были страны, лишенные процветания и народы, прозябающие в невежестве, нищете и страданиях. 

Но мир капитала не захотел быть альтруистом и тружеником –героем. Он устремился во все тяжкие по поиску развлечений, экстрима, жадного исполнения заповеди : Carpe diem, и в результате породил не креативность, а пошлость, ложь, эгоизм и безостановочный вихрь потребления.

И мы переделались внутренне и внешне.

Фильмы теперь прочно стали блокбастерами. Да иного и ждать от них невозможно. Артистизм циркового искусства. Напряжение и взрыв для снятия житейского стресса.

Может быть так и надо. Игра изощренного ума и фантазии теперь отвечает нашему состоянию выгоревших чувств гораздо лучше, чем все фильмы прошлых десятилетий до начала крушения надежд в переделке мира.

Мы стали пусты и циничны не потому, что пожелали только брать и празднословить делами и словами. Жажда удовольствий  стала неизбежным следствием того, что из нас вынули душу и упразднили чувства. 

Мы ждем катастрофу или апокалипсис, и никто не замечает, что их мы уже пережили. Именно трагедия опустошенности чувств есть знак великой катастрофы человеческого духа.

Где таится любовь? Где страдание и самопожертвование?

Неужели расчет на миллионы жениха или невесты и есть любовь? Неужели неподъемный кредит и безвыходность есть подлинное страдание души? Неужели стремление догнать в имидже и брендах богача есть самопожертвование , а искренность чувств выражается в радости покупки дорогой вещи?

Нам смешно смотреть на фильмы старых европейских метров, где наивная глупость должна быть юмором, любовью или страданием. Но и в новом мире мы не способны не только создать, но и оценить что-то,  что не заявляет о себе новым прочтением, но говорит о старых искренних чувствах.

Мы жалуемся, что весь новогодний праздник нас развлекала пошлость, унылые перепевы и абсолютная дистрофия мысли.

Но мы и не готовы видеть и воспринимать что-то истинное и великое.

Нас устраивают новые прочтения в театрах, где из старых пьес делают винегрет с экзотическими приправами. Нас это радует потому, что мы не хотим никому сочувствовать, сопереживать, испытывая  катарсис и очищаться страданием. Нам нужна легкость и радость. И эту легкость мы принимаем за игру ума, за оригинальность и новизну только потому, что нас не заставляют плакать, думать и выбирать между добром и злом.

С другой стороны там, где нет чувств, а есть увлекательная игра красок и музыки, нам предлагают роскошь и классику. Это балеты, это оперы, это музеи-особняки и музыкальные постановки. Нам говорят: упивайтесь роскошью, любуйтесь красотой гармонии звука, цвета, движения, смотрите на богатство прошлых веков и не думайте о страдании, слезах и несправедливости.

Мы вновь и вновь пересматриваем советские фильмы, потому что в них мы видим тот идеал, который не сумели сохранить. 

Многие сетуют, что молодежь ничего не смотрит кроме американских блокбастеров и ничего не читает кроме инстаграм. Но иначе и быть не может.

Ведь не они, а мы их родители и есть потеряннное поколение. Они всего лишь отражают собой нашу пустоту и наш цинизм.“Отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина”.

Послевоенные годы всегда бывают трагичны для поколения, участвовавшего в войне и катастрофе,  и бездумно потребительскими  для их детей. Дети залечивают раны духовной и мировоззренческой катастрофы родителей собственным легкомыслием и праздностью, и только внуки или правнуки начинут поиски истинного смысла жизни и возврата к духовным ценностям поколений.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic