ansari75

Category:

Комплекс, которого не увидел Познер.

В сети разгорелся спор из-за провокационного высказывания Познера

Известный журналист, телеведущий Владимир Познер, являющийся гражданином трех государств, заявил, что россияне не могут оценить идеи либерализма и демократии из-за своих качеств.

На своем сайте он отметил, что неграмотность, зависть и комплекс неполноценности являются основными причинами отрицательного отношения российских граждан к демократии.

После возмущенных откликов, как водится, журналист сказал, что его не так поняли и попытался оправдаться. Но не совсем удачно.

Он (комплекс неполноценности. — Прим. Ред.) был в высших кругах. Почему французский язык был самым главным во времена Пушкина? Почему именно по-французски следовало говорить, переписываться, а не по-русски? Французам, например, в голову не приходило переписываться, скажем, по-английски. Это ощущение того, что на нас смотрят сверху вниз, нас не очень признают, — это давняя история", — рассказал журналист.

Европейцу Познеру трудно понять русского человека. Нет у нас никакого комплекса неполноценности, несмотря на то, что аристократы и Пушкин говорили на французском, а не на русском языке.

Это вещи вполне обыденные

В России 90% населения на то время  было безграмотное крестьянство. С кем прикажете объясняться и беседовать о культуре? Ведь и в римскую эпоху вся элита покоренных территорий считала своим долгом говорить по латыни, на латыни велась переписка, сочинялись пьесы, трактаты, исторические труды.

Сейчас примерно так живет Индия, Юго-Восточная Азия, Африка. О чем беседовать элите и просто интеллигенции, получившей европейское образование с местным населением без культуры и грамотности?

 В этих странах элита и говорит, и учит своих детей на английском языке. 

А что прикажете делать, когда почти все население находится на уровне полного невежества и безграмотности прошлых тысячелетий, но со своими традициями и самобытностью, вроде каст в Индии.

Нет, наша особенность – это не преклонение перед Западом или Америкой. Как сказал великий русский сатирик, в нас отличительная особенность – это загадка, причем она и делает нас в чем-то иными, чем европейцы.

 Мы рождаемся с загадкой в сердцах и потом всю жизнь лелеем ее на собственных боках. А кроме того, мы отлично знаем, что никаких поступков не будет. Но на этом наши преимущества и кончаются, ибо дальнейшие наши отношения к загадке заключаются совсем не в разъяснении ее, а только в известных приспособлениях. Или, говоря другими словами, мы стараемся так приспособиться, чтоб жить без шкур, но как бы с оными.

  Вопросы эти представляются западному человеку в виде загадки, для объяснения которой он ждет поступков. И, в ожидании их, то прибавит копейку к нашему рублю, то две копейки убавит, но сразу объявить рублю цену двугривенный сомневается...

Познер примерно так и понимает ситуацию, вполне в западном духе. Но что его особенно задевает, так это непонимание нами либеральных ценностей и свободы. Здесь и сидит особого рода загадка, которую европейский человек никак не освоит.

Вот в Европе свобода заключается в исполнении правил и в понимании того, что правила написаны для регулирования отношений между индивидуумами.

Не положено переходить проезжую часть дороги в любом месте, плати штраф или выполняй. И выполняют. Идешь не по своей стороне улицы навстречу потоку, плати штраф. Позволил ребенку уехать на велосипеде далеко от себя, плати штраф. 

А у нас спокойно  ставят в переходах метро разделители, чтобы люди не толклись по всей ширине перехода, мешая друг другу. И никаких штрафов, и поная свобода.

Ребенок на велосипеде или самокате, уехавший в неизвестном направлении – герой и молодец.

200 тысяч, не двести, а двести тысяч граждан столицы оштрафованы полицией за несоблюдение масочного режима и двести предприятий общепита и прочих заведений. Вот геройство так геройство. Лучше я заплачу, чем стану как все исполнять закон.

Штрафы за нарушение ПДД стали доходной частью городских бюджетов и совсем недоходным удовольствием от поездок для обычных граждан, томящихся в пробках из-за тех, кто любит обочины и не боится штрафов.

Раньше регламенты были и у нас. Не позволено медперсоналу иметь длинные крашеные ногти, и не носили. Не позволено ругаться матом или в качестве доказательства в споре бить в морду, и вели себя смирно.  Выговор и 15 суток за хулиганство были хорошим стимулятором прав личности.

Но европейская общественность после уничтожения советской «диктатуры»  стала требовать от режима свободы для граждан, стала уверять, что либерализм есть уважение личных прав и свобода до полного растворения в ней.

Ну, у нас и приняли это на вооружение. Теперь у нас везде и повсюду свобода. Вот только не объяснил Запад, что имел в виду под словом личные права и свободы до полного растворения в них.

Естественно, у нас тут же решили, что европейская свобода и толерантность – это непременно ЛГБТ, проститутки, феминистки, трансгендеры и дети, свободные от родительского надзора. 

А что это еще и взаимоуважение, культура поведения, терпимость и забота о ближнем , о природе, уважение к труду и оценка личности по делам, а не по услугам, нам никто не сказал. А сами мы никак не можем  отличить свободу от произвола, уважение от  права дать в морду.

 Отстаивать права в споре через оскорбления -  это независимость и собственное мнение или все-таки хулиганство и неуважение ? Самоутверждение и независимость — нарушать правила и порядок, или все-таки опять хулиганство и произвол?

Как-то не вмещаются в нас личные права и свободы, когда нет регламента, нет окрика от обличенного властью, нет таблички «не топтать, не рвать, штраф 100 рублей». Так и лезут наружу эти свободы мордобоем, наездом, а то и кулачными самоутверждениями с кастетом.

Говорят, нужны авторитеты, нужны герои. Но где их взять? На кого смотреть?

Неужели это те, кто учит, лечит, дает концерты и изобретает паровозы? Как-то непривычно считать героем того, кому платишь и кем помыкаешь.

Загадка. Как уважать того, у кого кроме знаний нет ни мерседеса, ни виллы в Ницце? Как считать заслуги тех, кто не имеет власти засадить тебя в кутузку или начать аудит по поводу нецелевых расходов?

В высшей степени трудно разобрать. Ведь сколько времени внушали: «кто платит тот и заказывает музыку». Это и есть свобода. Это и есть авторитет. А теперь кого-то нужно уважать и смиренно носить маски в пандемию как того требуют власти. Но дать в морду постороннему, если он тебе укажет на нарушение, все-таки остается доблестью.

Невежда, но с кошельком может диктовать свои права учителю, врачу, даже при полном отсутствии знаний и интеллекта. Загадка, давно переросшая в деградацию культурную и нравственную, в мещанский идеал роскоши и поклонения хамству и наглости. 

Недавно давал интервью академик Смородинов, и он отметил ту же загадку русской души:

«У нас народ совершенно дикий и многие заражаются, потому что просто не соблюдают элементарные предписания. Врачи говорят, что в общественных местах необходимо пользоваться масками и перчатками. Так нет! Наши люди или вообще не надевают маски, или едут в вагоне метро, например, в маске, а на эскалаторе эти маски снимают. Но ведь так делать нельзя! Это многократно повышает шанс на заражение», — отметил вирусолог.

И это говорит человек нынешнего времени, человек, который прекрасно понимает, что наш комплекс неполноценности никогда не тревожит души наших сограждан, потому что они давно вернулись к той грани невежества и  умственной деградации, от которой их тащили  в течение почти ста лет социалистического строительства и которые не могут в них породить ни зависти, ни самоуничижения, потому что они всегда считали себя выше всех западных куртуазностей во всем от быта, до интеллекта.

"Ах, как тяжело, как невыносимо тяжело порою жить в России, в этой вонючей среде грязи, пошлости, лжи, обманов, злоупотреблений, добрых малых мерзавцев, хлебосолов-взяточников, гостеприимных плутов — отцов и благодетелей взяточников!" - Иван Аксаков, из письма к родным.

Это не комплекс неполноценности. Это тоска по идеалу и желание видеть в своем народе благополучие, а не деградацию и упадок.

Но так было, а теперь, похоже, мы в высшей степени удовлетворены своим нынешним состоянием и никакому Западу уже давно не завидуем. Наши власти понимают, как наилучшим образом унять этот комплекс: критикуй Запад, рисуй его растление и ни слова о культуре, о самоуважении, о стремлении к высшим достижениям этого Запада в литературе, искусстве, знаниях. 

И если кто-то показался Познеру наделенным комплексом неполноценности, то это скорее всего  наши либералы, которые, впрочем, все-таки отнюдь не европейцы, а только завидующие им. На самом же деле они  такие же самовлюбленные и ограниченные эгоисты, как и остальные, умеющие только критиковать, но совсем забывшие, что есть «доброе, светлое, вечное» в нашей жизни.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic